Фото: Amir Cohen, Reuters

Бикфордов шнур в Газе все короче

Стоит задаться вопросом, не проецирует ли Израиль свои желания на врага, не слишком ли он держится за предположение, что ХАМАС не рискнет начать войну. Эскалация напряженности практически затмила дипломатические достижения после визита Нетаниягу в Оман.

Массированные ракетные обстрелы из Газы в минувшие выходные опровергли все оценки израильской разведки. Министр обороны Авигдор Либерман, который никак не надеялся заключить сделку с ХАМАСом, считает, что еще одна военная операция в Газе неизбежна, но он ожидал, что пятничные митинги вдоль забора безопасности будут более спокойными. Эта точка зрения основана на оценках разведки.

В реальности все произошло наоборот. В пятницу пятеро палестинцев были убиты на границе с Израилем, а вечером «Исламский джихад» начал обстреливать ракетами Негев. Далее все разворачивалось, как и во время предыдущих раундов: ВВС атаковали десятки целей в Газе, а Египет поспешил объявить о прекращении огня.

Силы безопасности Израиля приписывают ракетные обстрелы самостоятельному решению крыла “Исламского джихада”, которое не было согласовано с руководством ХАМАСа. Этому есть несколько возможных объяснений. Причина может скрываться в иранских инструкциях препятствовать усилиям Египта достичь долгосрочной договоренности; это может также отражать желание “Исламского джихада” поддерживать свой статус лидера вооруженного сопротивления Израилю, в то время как ХАМАС, по всей видимости, готов пойти на компромисс.

По сути дела, Иран финансирует “Исламский джихад”, а недавно был избран новый лидер организации, Зияд аль-Нахале, который пытается оправдать доверие.

И хотя еженедельные демонстрации начались еще в марте этого года, ХАМАС практически не реагировал на гибель их участников. “Исламский джихад” заявил, что отныне: “Обстрел – за обстрел, кровь – за кровь”.

В этот раз ЦАХАЛ атаковал, главным образом, цели ХАМАСа, в соответствии с позицией Израиля, по которой эта организация несет ответственность за все, что происходит в секторе Газа. Это так, даже несмотря на то, что, по мнению военных, ХАМАС не желал субботнего обстрела, точно так же, как не обстреливал ракетами Беэр-Шеву и район большого Тель-Авива около 10 дней назад (видимо, это была гроза), и не устроил обстрел пограничного с Газой района (боевики неизвестной организации?).

Стоит спросить, не проектирует ли Израиль свои желания на врага, не слишком ли сильно он полагается на предположение, что ХАМАС не стремиться к войне, хотя эта организация все ближе подходит к грани допустимого.

Возможно, что точное определение мотивов ХАМАСа не сильно изменилось. Премьер-министру Биньямину Нетаньягу будет сложно справиться с ситуацией, когда ракетные обстрелы происходят еженедельно, а зажигательные воздушные шары приземляются на нашей территории практически ежедневно.

Сдержанность Нетаньяху воспринимается, как предательство по отношению к израильтянам, живущим вдоль границы с Газой, а угрозы – его и других министров – кажутся пустопорожними.

С политической точки зрения, чем дольше тянутся кратковременные вспышки насилия, тем ближе мы подходим к более серьезной израильской военной реакции. Это вполне может произойти. В нерешительности Нетаниягу можно обнаружить определенную логику: достаточно сложно начать крупную военную операцию, которая может ни к чему не привести.

На фоне всего этого растет напряженность среди политиков, особенно между Либерманом и советником по национальной безопасности Меиром Бен-Шаббатом, который, по словам министра обороны, влияет на то, что премьер-министр придерживается слишком мягкой политики в отношении ХАМАСа. Бен-Шаббат специализировался на борьбе с ХАМАСом во время службы в ШАБАКе, где командовал южным округом.

Амос Харэль, «ХаАрец», А.Б.

Фото: Amir Cohen, Reuters

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend