Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

Газа — кошмар Нетаниягу

Как бы ни легли карты, все варианты – эскалация насилия, прекращение огня и сохранение статус-кво — плохи для Нетаниягу. Потому что он дал ХАМАСу загнать себя в угол.

Биньямин Нетаниягу, начавший в июле свою неофициальную предвыборную кампанию с поспешного принятия закона о нацхарактере государства, этого не  планировал. Газа, о которой за исключением коротких периодов эскалации обычно можно забыть, сегодня угрожает затмить кампейн и нанести серьезный удар по его репутации «Мистера Безопасность».

Нетаниягу узнал об этом не сегодня. Он видел, как под воздействием летящих из Газы «огненных  змеев», которые выжигают поля и уничтожают заповедники, его рейтинг начинает падать. Ликуд, всего четыре месяца блиставший в опросах, начал терять очки; согласно ряду опросов, около 70 процентов недовольны политикой правительства в Газе.

Простого решения у Нетаниягу нет. Газа стала его самой большой политической проблемой. Попытка сохранить статус-кво, при том, что граница по-прежнему неспокойна, а зажигательные шары и воздушные змеи по-прежнему летят в районы, окружающие Газу, лишь подрывает его популярность. Но Нетаниягу опасается, что подписание долгосрочного соглашения о прекращении огня с ХАМАСом также повредит ему. На первом этапе оно не будет включать в себя  возвращение двух израильских гражданских лиц и тела двух солдат, удерживаемых ХАМАСом. Таким образом, Нетаниягу станет объектом критики, в первую очередь – справа, да еще со стороны его самого ненавистного соперника, лидера партии «Еврейский дом» Нафтали Беннета.

Но и вариант, подразумевающий наземный вход ЦАХАЛа в Газу, чтобы «разобраться» с ХАМАСом, также неприемлем. Когда речь идет об ограниченности возможностей решения конфликтов военной силой, Нетаниягу — реалист. Он знает, что еще одна наземная операция в Газе не приведет ни к чему, кроме жертв как со стороны Израиля, так и палестинцев. Она закончится еще одним бесславным выходом из Газы, который в политическом отношении его не спасет. Кроме того, он всегда предпочитал обходиться без крупномасштабных операций.

На выборах 2009 года одним из лозунгов Нетаниягу был «жесткое противостояние  ХАМАСу». Но, заполучив желанный пост, он не спешил вступать в конфронтацию с террористической группировкой. И как раз от Нетаниягу и никого другого ХАМАС получил самый большой подарок, согласившись в 2011 году обменять одного пленного солдата Гилада Шалита более чем на тысячу палестинских заключенных. Годом позже он распорядился  ликвидировать лидера ХАМАСа Ахмеда Джабари, который на КПП Рафах передал израильтянам Шалита. Это вполне  соответствовало обычной тактике Нетаниягу, который предпочитает широкомасштабным кампаниям точечные удары.

В 2012 году следствием ликвидации Джабари стала эскалация напряженности и восьмидневная операция «Облачный столп», стоившая жизни шести израильтянам и 223 жителям Газы. Тогда Нетаниягу быстро согласился на прекращение огня при посредничестве президента Египта Мохаммеда Мурси, покровителя «Братьев-мусульман». В 2012 году Нетаниягу постарался избежать наземной операции. Летом 2014 года, когда ситуация вновь обострилась, Нетаниягу в ходе куда более кровопролитной и затяжной операции «Несокрушимая скала» на протяжении нескольких недель выступал против отправки наземных войск в Газу. Он оказался в оппозиции как по отношению к большинству членов кабинета, так и к Генштабу, пока в конце концов неохотно не отдал приказ о начале наземной операции, но и тогда допускал лишь ограниченные вторжения на территорию Газы.

Нетаниягу всегда был достаточно умен, чтобы держаться от Газы подальше, и достаточно глуп, чтобы думать, что проблема может рассосаться сама по себе. Теперь он загнал себя в угол, и что еще хуже, ХАМАС это отлично понимает и пытается манипулировать ситуацией, решая, когда начнется и когда закончится очередной раунд войны.

Есть в этом мрачная ирония. Нетаниягу на протяжении всей своей карьеры, еще с тех пор, когда он был молодым дипломатом, утверждал, что палестинский вопрос — лишь побочное проявление гораздо более широкой конфронтации различных сил на Ближнем Востоке, и призывал своих иностранных коллег не «залезать в эту кроличью нору». Нетаниягу всегда полагал, что палестинский вопрос можно поставить на задний план, и заниматься «большими делами». За последние девять лет, когда Нетаниягу вернулся к власти, у него было масса возможностей разработать долгосрочное решение проблем сектора Газы, тем более, ему было предложено множество разнообразных практических планов — но у него всегда находились дела поважнее.  Теперь Газа взорвалась Нетаниягу прямо в лицо, да еще и в самое неподходящее время, в начале решающей избирательной кампании.

Аншель Пфефер, «ХаАрец», М.Р.
На фото: Газа после авиаудара израильских ВВС, 9 августа 2018. Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend