Фото: Amir Cohen, Reuters

Игры претендентов

Неудивительно, что предвыборный штаб Бени Ганца использует сугубо военную терминологию. Когда удалось заключить союз с Моше Яалоном, в штабе сказали, что «правый фланг теперь защищен» и «сектор возможного прорыва заблокирован».

Яалон, председатель партии ТЕЛЕМ, привел с собой Эшеля Армони, бывшего высокопоставленного сотрудника Мосада. Армони уже успел оскандалиться, сказав в радиоинтервью, что после выборов ТЕЛЕМ может отделиться от «Хосен ле-Исраэль», если у Ганца и Яалона возникнут разногласия относительно того, присоединяться к правительству Биньямина Нетаниягу или нет.

Яалон включил в своей список двух известных людей – бывшего секретаря правительства Цви Хаузера и бывшего зав.отдела пропаганды в канцелярии Нетаниягу, журналиста Йоаза Хенделя. Скольких мандатов они стоят? Ноль. Их ценность в том, что на них висит ярлык «правых»». Недаром оба колебались, в какую партию вступать – в «Новые правые» Нафтали Беннета и Айелет Шакед или в другую. Ганцу, вокруг которого уже сформировался стереотип левого, Яалон, Хаузер и Хендель нужны в качестве «сертификата кошерности» – мол, какой же я левый, когда вместе со мной такие правые? Но как насчет сути?

К примеру, Яалон близок к поселенцам. В прошлом он говорил, что мечтает привести «миллион поселенцев в Иудею и Самарию». Ганц же в своей первой речи ясно сказал, что для него достойны укрепления только блоки поселений, из чего следует: лидер «Хосен ле-Исраэль» готов эвакуировать одиночные поселения. Яалон против этого. Стороны хорошо знают об этих фундаментальных разногласиях, но пока совместные интересы доминируют. Что касается Хаузера и Хенделя, оба просто очень хотят быть в Кнессете. Ганц считает, что эти двое – прочные «бронежилеты» в предвыборной кампании. А что будет позже? Поживем – увидим.

В списке «Хосен ле-Исраэль» Яалон получил 5 мандатов (до 20-го места). Это феноменальное достижение для партии, которая даже не приблизилась к внешней черте электорального барьера. Если «Гешер» Орли Леви-Абекасис решит присоединиться к Ганцу – интересно, сколько представителей этой партии окажутся в общем списке на реальных местах? Ведь «Гешер», в отличие от ТЕЛЕМ, пока еще, по опросам, сама преодолевает электоральный барьер.

Леви-Абекасис потребует, как минимум, 6 мест, и это справедливо. Если 11 из 20 мест в списке Ганца займут представители других партий, председатель и основатель «Хосен ле-Исраэль» окажется в Кнессете в меньшинстве. Ганцу придется разрешать идеологические и личные споры между раздутыми эго партнеров-лидеров Яалона и Леви-Абекасис.

У Ицхака Рабина в 1992 в «Аводе» тоже были сторонники разных идеологий – от правых «мапайников» до левых политиков из МЕРЕЦ. Но все они были в одной лодке, подчиняясь одному лидеру. Когда музыканты исполняют команды нескольких дирижеров одновременно, в оркестре царит какофония.

До закрытия списков кандидатов осталось 18 дней. За это время Ганц постарается создать еще один союз. «Еш атид» – предпочтительный партнер. Если партии Ганца и Яира Лапида объединятся, гонка с «Ликудом» может пойти очень плотно, ноздря в ноздрю. Но… Леви-Абекасис и Лапид не могут находиться в одном списке. Закон запрещает депутату Кнессета, покинувшей  свою партию (в даннои случае — НДИ), снова баллотироваться на выборах вместе с партией, представленной в парламенте.

Не исключено, что под самый занавес остающегося до закрытия списков срока к двум бывшим начальникам генштаба – Ганцу и Яалону – присоединится третий, Габи Ашкенази. Возможно также, что у Нетаниягу уже не останется времени, чтобы собрать заседание Центра «Ликуда», который, по уставу партии, должен утвердить создание совместного списка с другими партиями (это могут быть «Новые правые» или «Кулану» Моше Кахлона). Но шанс, что Лапид откажется от доминирования и согласится оказаться под началом Ганца – весьма и весьма невелик.

Лапид в данный момент воспринимается, как тот, кто блокирует возможный переворот. Но у него есть цель. В приватных беседах он признается: он хочет всего – или ничего. Он построил партию, создал аппарат. Если он присоединится к Ганцу, а последний даст ему министерский портфель, сторонники Лапида перестанут воспринимать его, как альтернативу Нетаниягу. Его роль в политике закончится. А он стремится стать премьером. Он не спешит, он выживет и с Ганцем. В случае необходимости он возглавит оппозицию в Кнессете 21-го созыва, попытается дождаться окончания эры Нетаниягу и будет претендовать на то, чтобы стать его преемником.

Стратегическое голосование

Момент. Вот что принес Бени Ганц измученным и разочарованным избирателям, которые уже приготовились к новому горькому разочарованию 9 апреля. Неожиданно положение перестало казаться смертельным. В выступлении Ганца было здравомыслие и спокойствие. Ему можно верить, когда он обещает, что правительство под его руководством не будет заниматься диким подстрекательством против судебных органов, полиции и СМИ.

Ганц не исключил и, по-видимому, не исключит вхождение в правительство Нетаниягу, если оно появится до тех пор, когда предъявление обвинительного заключения станет фактом. Похоже, мы слышали речь будущего министра обороны: Нетаниягу предложит ему пост через минуту после того, как закроются избирательные участки. Пока же осталось узнать, чем, на самом деле, было выступление Ганца: выстрелом из пусковой установки или стеклянным потолком его партии.

Тем временем к Ганцу потянулись избиратели «Аводы» и даже МЕРЕЦ. Если он не сделает ошибок перед выборами (а он может смело молчать, ибо его молчание себя оправдало), 9 апреля избиратели лево-центристского лагеря могут решиться на стратегическое голосование: они в массе своей пойдут голосовать за Ганца и отдадут ему голоса, чтобы сделать его самым грозным соперником Нетаниягу.

Девизом может стать «Бени или Биби» в духе девиза выборов 2009 года «Ципи или Биби», когда «Кадима» под руководством Ципи Ливни выиграла выборы, набрав на один мандат больше «Ликуда».

Большой вопрос, который решит исход выборов, состоит в следующем: сумеет ли Ганц отбить у правого лагеря 3-4 мандата в пользу лево-центристского лагеря. Дополнительный вопрос, ответ на который тоже может повлиять на результат выборов – пройдут ли электоральный барьер в 3.25 процента одна или две партии, входящие в коалицию Нетаниягу, такие как «Кулану», НДИ, ШАС или «Еврейский дом». Прохождение барьера дает четыре мандата, и может случиться, что у Нетаниягу не окажется достаточно партнеров, чтобы порекомендовать его президенту. Это может стать его концом.

Йоси Вертер, «ХаАрец», Д.Н. К.В.

Фото: Amir Cohen, Reuters


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend