Ганц ушел – и Нетаниягу оказался в тупике

Ганц ушел – и Нетаниягу оказался в тупике

Оба лидера центристских партий Израиля – Яир Лапид и Бени Ганц – встретились с Биньямином Нетаниягу вечером 7 октября, когда страна еще не оправилась от атаки ХАМАСа.

Яир Лапид, официальный лидер оппозиции и более крупной партии «Еш атид», выдвинул одно главное условие для присоединения к коалиции на время войны. Он требовал убрать с министерских постов крайне правых политиков – Итамара Бен-Гвира и Бецалеля Смотрича.

Бени Ганц, чья фракция в кнессете была вдвое меньше, чем у Лапида, был готов пойти на то, чтобы все члены экстремистской коалиции Нетаниягу сохранили свои министерства. Его условие – формирование узкого военного кабинета, в котором не будут представлены ультраправые, – было более приемлемым для Нетаниягу.

Бен-Гвиру и Смотричу это не понравилось, но они сохранили свои рабочие места, а Нетаниягу – большинство в кнессете.

Лапид до сих пор убежден, что Ганц совершил ошибку, вступив во временную коалицию с Нетаниягу и ультраправыми. Если бы Ганц, как и он, остался в стороне, Нетаниягу вскоре капитулировал бы. Ему пришлось бы вести войну вместе со своими ультраправыми партнерами-пироманами, и он, возможно, не выдержал бы этого давления.



Лапид уже оказывался в подобном положении в 2020 году. Тогда Ганц вышел из блока с ним и присоединился к Нетаниягу в чрезвычайном правительстве времен коронавируса.

Чрезвычайное коронавирусное правительство Ганца и Нетаниягу продержалось 221 день, прежде чем распалось. Чрезвычайное военное правительство просуществовало 242 дня, до 9 июня, когда Ганц наконец подал в отставку.

Уже второй раз партнерство Нетаниягу и Ганца закончилось менее чем через восемь месяцев.

Ганц до сих пор уверен, что оба раза поступил правильно. Его мотивация осталась все той же – «спасти страну».

Он считает, что Лапид и все остальные, полагавшие, что Нетаниягу можно было свалить, как в 2020 году, так и после 7 октября, заблуждаются.

Ганц убежден, что в обоих случаях его роль в чрезвычайных правительствах была решающей – и в борьбе с пандемией, и в принятии решений в первые месяцы войны.

Что касается войны, Ганц сыграл важную роль в принятии решений как минимум дважды. В первую неделю работы кабинета он вместе с Нетаниягу выступил против требований министра обороны Йоава Галанта и армейской верхушки. Военные хотели тогда нанести упреждающий удар по «Хизбалле» в Ливане (что сразу открыло бы второй фронт на севере и могло привести к перерастанию конфликта в региональную войну. – Прим. «Деталей»).

Два месяца спустя именно Ганц и Галант, а также Гади Айзенкот оказали решающее давление на Нетаниягу, чтобы тот согласился на недельное перемирие с ХАМАСом. В обмен на прекращение огня удалось освободить 105 заложников – в основном женщин и детей.

Были бы такие решения приняты, не будь в военном кабинете Ганца и Айзенкота? Это сложный вопрос. В обоих случаях решающее давление оказал президент США Джо Байден. Он тоже стремился предотвратить войну в Ливане и заставить Нетаниягу пойти на соглашение о заложниках.

Ганц сыграл важную роль, но нам придется подождать много лет до публикации секретных протоколов военного кабинета, чтобы получить более четкое представление о том, насколько ключевой была эта роль.

Если мы что-то и знаем о Ганце, так это то, что он не склонен к конфронтациям и обычно придерживается единой линии с армейской и оборонной верхушкой.

Несомненно, вместе с Айзенкотом ему удалось убедить генералов, ШАБАК и своего коллегу Галанта поддержать обе сделки по освобождению заложников – и ту, что была заключена в ноябре, и ту, что легла в основу предложения, направленного ХАМАСу, о котором рассказал 31 мая Джо Байден.

Произошло бы это без Ганца и Айзенкота? Невозможно сказать.

Если их присутствие было так важно, почему Ганц и Айзенкот уходят из военного кабинета и оставляют Галанта и Нетаниягу в одиночестве – разбираться с Бен-Гвиром и Смотричем?

Они пришли к выводу, что Нетаниягу использовал их в качестве аргумента для Бен-Гвира и Смотрича. Сваливая на них ответственность, Нетаниягу пытался отвести от себя критику ультраправых за то, что Израиль не нанес более мощный удар в Рафиахе и на северной границе.

Рупоры Нетаниягу в соцсетях и близких к нему медиа получили указание: перекладывать на Ганца и Айзенкота вину за присущую Нетаниягу нерешительность и склонность к промедлению.

Теперь Нетаниягу останется винить только Галанта. Возможно, ему придется наконец самому противостоять своим экстремистским союзникам. А может, и не придется – если широкий фронт оппозиции сметет правительство в беспрецедентной волне протестов.

Все, что Ганц думал получить от пребывания в правительстве, теперь исчерпало себя. Израиль завяз по всем фронтам, и так продолжается уже несколько месяцев. Если даже Ганц – человек, который всегда отдает честь и является на службу, – покидает военный кабинет, это правительство становится абсолютно бесполезным.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», Н.Б. На фото: Бени Ганц объявляет об отставке. Фото: Моти Мильрод √

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Жара в Греции, Майорку затопило, на Кипре пожары
В США арестовали 8 граждан России, их подозревают в связях с ИГИЛ
Статистика к празднику Шавуот: Израиль имеет самый высокий надой молока на корову в мире

Популярное

В Германию экстрадировали десятки израильтян, подозреваемых в беспрецедентном мошенничестве

В Германию экстрадированы десятки израильтян, подозреваемых в беспрецедентном мошенничестве на сумму...

«Битуах леуми» выплатит пособия досрочно

Служба социального страхования («Битуах леуми») нередко выплачивает пособия накануне праздников, ранее...

МНЕНИЯ