Главный » Политика » Будет ли у нас оппозиция?

Будет ли у нас оппозиция?

У Бени Ганца есть притча, посвященная последним выборам. Он рассказал, что в свое время занимался триатлоном, и один раз решил пройти всю дистанцию вместе с парнем, который ослеп во время военной службы. Все шло как по маслу во время плаванья, езды на велосипеде, по беговой дорожке они бежали, связанные друг с другом, и Ганц заботился, чтобы его напарник ни на что не наткнулся. Все было замечательно, и надо же, чтобы за несколько метров до финиша Ганц отвлекся и его напарник врезался прямо в дерево.

Победная речь Ганца была тем самым деревом перед финишем. Немало людей в его окружении возражали против преждевременного выступления, но его резон состоял в том, что гонка была слишком плотной, и могло статься, что выступление Ганца охладит Моше Кахлона и Авигдора Либермана, которые не возьмут на себя обязательство рекомендовать Нетаниягу президенту.

Если до сих пор чего и не рассказывали, так это то, что Ганцу вообще не составили речь на случай проигрыша. Были только несколько вариантов победной речи. В партии «Кахоль-лаван» уже началась подготовка к коалиционным переговорам, тогда как никто не потратил ни секунды, чтобы задуматься о возможности ухода в оппозицию. Высокомерие тут ни при чем. Они думали, что на такой случай у них еще будет много времени на размышления. Но в том-то и штука, что его нет.

Вот вам не такой уж невероятный сценарий: Кнессет утверждает «параграф преодоления», который позволяет ему простым большинством в 61 голос заново принять закон, аннулированный Верховным судом. Таким образом, Верховный суд больше не сможет аннулировать законы, принятые Кнессетом. Вполне может быть, что «преодоление» распространится на каждое решение Кнессета, чтобы его возможное решение не снимать неприкосновенность депутатов тоже было защищено.

Совершенно ясно, что немедленно будет подан иск в Верховный суд. Предположим, что суд аннулирует этот закон, и коалиция не уступит. Может сложиться положение, которого мы никогда не видели. Конституционный кризис государства без конституции. И тогда возникнет вопрос – кому подчиняется полиция? Решению Верховного суда или приказу министра внутренних дел, представляющего правительство?

Где окажутся Ганц и «Кахоль-лаван» в этом безумном положении? И что, если намечаемая коалиция, в самом деле, решит не снимать иммунитет Нетаниягу? Как они поступят в этом случае? Сделаны ли они из нужного материала, чтобы возглавить настоящую оппозиционную борьбу?

Трудно вспомнить оппозицию, в который не был разочарован ее электорат. В положении, когда Кнессет оскоплен, даже при сильной и гомогенной оппозиции – каковой должна быть нынешняя – выступления ее депутатов не имеют никакого веса. При предыдущем правительстве Нетаниягу настоящей оппозицией были адвокаты вроде Шахара Бен-Меира, которые подавали иски в суды, журналистские расследования и массовые демонстрации. Ни одна из этих акций не проходила под руководством оппозиционных партий. Это было тяжелейшей ошибкой. Нет никакой причины, по которой депутаты Кнессета от оппозиции не могли бы подать судебный иск, да еще при такой коалиции, которая крушила все вокруг. Совершенно нелогично, чтобы оппозиция не смогла получить информацию, находящуюся в распоряжении правительства. Нет никакой логики в том, что лидеры оппозиции не выходят на улицу, протестуя против шагов, которые они воспринимают, как настоящую угрозу.

На первый взгляд кажется, что Бени Ганц не готов к тому, чтобы стать таким оппозиционным лидером. Да и Габи Ашкенази до его прихода в политику тоже не проявил себя большим полемистом. А уж то, что делал в оппозиции Яир Лапид, мы видели. Все трое еще надеются в душе, что Либерман развалит коалицию Нетаниягу, и они туда как-нибудь да вкатятся. Это тоже частично объясняет их почти гробовое молчание в последние две недели.

Меньше, чем через два месяца, коалиция Нетаниягу выберет нового госконтролера. Если кандидатом главы правительства будет кто-то вроде Яакова Боровского, ведомство госконтроля изменится до неузнаваемости. Еще через несколько месяцев будет назначен новый госпрокурор, а два года спустя – новый юридический советник правительства. Сегодня Нетаниягу может без всяких проблем назначить на эти посты людей, о которых в прошлом никто даже не подумал бы, что они могут там оказаться. Это, в самом деле, может превратить Израиль в другое государство. Смогут ли Ганц и его коллеги стать настоящей воинственной оппозицией, чтобы этому помешать?

Равив Друкер, «ХаАрец», Р.Р. К.В. 

Фото: Юваль Коэн Ахаронов, "Кахоль-лаван".


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

  • Израильтянина разыскивает интерпол 23/08/2019
    Разыскиваемый властями Молдавии депутата Илан Шор находится в Израиле, об этом сообщил глава молдавского представительства Интерпола Виорел Центиу.
    Лев Меламид
  • Путин и Нетаниягу поговорили по телефону 23/08/2019
    23 августа президент России Владимир Путин и глава правительства Израиля Биньямин Нетаниягу обсудили по телефону взаимодействие по Сирии, Украину, борьбу с международным терроризмом и укрепление двустороннего сотрудничества, сообщила пресс-служба Кремля.
    Лев Меламид
  • ЦАХАЛ задержал сирийского журналиста 23/08/2019
    Сирийский гостелеканал Ikhbariya сообщил о задержании своего сотрудника на Западном берегу реки Иордан рядом с местом, где произошел утром 23 августа теракт.
    Лев Меламид
  • Чичиков глянул на часы: время театра настало 23/08/2019
    Совсем скоро, в начале сентября, на израильской сцене в Камерном театре появятся гости: герои спектаклей «Кому на Руси жить хорошо?» и «Мертвые души», поставленных режиссером Кириллом Серебренниковым в московском театре «Гоголь-Центр».
    Лев Меламид
  • Лидер ХАМАСа назвал теракт у Долеба – «героической атакой» 23/08/2019
    Председатель исполкома террористической организации ХАМАСа Исмаил Хания назвал "героической атакой" теракт у поселения Долеб, в результате которого погибла 17-летняя израильтянка, а ее отец и брат были тяжело ранены.
    Лев Меламид

Send this to a friend