Оппозиция не отвечает

Недавние выборы госконтролера показали, на что способен Биньямин Нетаниягу и на что способна, точнее, неспособна его оппозиция. После того, как он навязал новоизбранному, но скоропостижно скончавшемуся кнессету 21 созыва коллективное самоубийство и обрек на исчезновение неизвестное число депутатов из своей партии, у многих была причина свести с ним счеты, для чего не было лучшего способа, чем проголосовать против кандидата Нетаниягу в темноте за ширмой.

Результат потряс даже самых твердолобых оптимистов «Ликуда»: 67 голосов – за Энгельмана, 48 – за Ромма.

С той минуты, как кандидаты на пост госконтролера были выбраны, Нетаниягу и его наладчик, министр экологии Зеэв Элькин сосредоточились на цели, как ракета, и добились своего. Нетаниягу сделал все необходимое и получил то, что хотел.

А что делал в это время лидер «Кахоль-лаван» Бени Ганц? По словам очевидцев, он с удовольствием болтал с Мики Хаймович из своей партии, не выражая никаких признаков озабоченности, как будто голосование было не более, чем скучной процедурой, предназначенной отсрочить объявление победителем Гиоры Ромма.

«Кахоль-лаван» не ожидала такого сокрушительного поражения. Председатель ее парламентской фракции Ави Нисенкорн полагался на разум, что оказалось совершенно ошибочным. Он уверовал, что 10 арабских депутатов будут голосовать за Ромма и их не отпугнет его боевое прошлое. Нисенкорн также думал, что будут перебежчики из ультраортодоксальных партий и «Ликуда». Эти рабочие предположения провалились: перебежчики пришли из его партии.

Ромм сравнил поведение партии, которая выдвинула его кандидатуру, с бардаком в израильской культовой кинокомедии «Высота Хальфон не отвечает». Более подобающее сравнение можно взять из спорта: скажем, «Бейтар» из Нагарии против Барселоны.

Поцелуй смерти

Говорят, что одна картинка стоит тысячи слов. Зависит от того, какая картинка и какие слова. Но эту старую поговорку определенно подтверждает «селфи» депутата Габи Ашкенази, целующего в щеку своего коллегу по партии «Кахоль-лаван», депутата Яира Лапида по завершении встречи партийного квартета – включая Бени Ганца и Моше Яалона, где было решено придерживаться соглашения о ротации между Ганцем и Лапидом на премьерском посту (если партия выиграет следующие выборы). Это было за день до выборов нового госконтролера.

Фото должно было показать, что в «кабине пилотов» все отлично. Ни ссор, ни напряжения. На следующий день оно стало символом незначительности и пустозвонства главной оппозиционной партии, которая вместо того, чтобы отравлять жизнь Нетаниягу, как пообещал Лапид после выборов 9 апреля, с большим искусством выстрелила себе в ногу.

Единственный член квартета, у которого не было настроения целоваться и обниматься, был третий номер в списке Моше Яалон. Он с самого начала думал, и продолжает так думать, вместе со многими другими членами партии, что сама идея ротации – чистейшая глупость, продукт инфляционного «я» (Лапида) и еще одно препятствие на пути, который и так уже достаточно труден, к формированию правительства. На прошлой неделе Яалон заметил, что грядущие выборы требуют «переосмысления» партийной позиции в отношении ультраортодоксов, без которых никогда не удастся создать коалиции. Он имел в виду, что идею ротации надо похоронить.

Когда в частной беседе поинтересовались его мнением, он только вздохнул. «Это – решение Яира, – сказал он, – и я надеюсь, что он примет правильное решение». На что его собеседник сказал, что Яир уже решил и Ганц тоже. Дело сделано.

Яалону трудно это переварить. Он помнит, что в опросах во время последней предвыборной кампании план ротации заставил «Кахоль-лаван» заплатить очень высокую цену – два-три мандата. Тогда как Нетаниягу превратил эту тему в золотую жилу. «Лапид-Ганц» стало его лозунгом, от которого содрогнулся правый лагерь.

Но план ротации продолжает дубасить их даже сейчас. Ультраортодоксы, по крайней мере, ашкеназы, настаивают на том, что они не войдут в правительство до тех пор, пока его должен возглавить Лапид.

Кто-то спросил Яалона: если бы вы были на месте Лапида, вы уже давно отказались бы, не так ли? Еще вздох. «А разве я не отказался? Ганц и Ашкенази служили в армии под моим началом. Это не так просто. Но когда я увидел, что хотя я и был старшим, на самом деле я им не был, я отошел в сторону. Израиль прежде всего – так я сказвал тогда и так же думаю сегодня».

Йоси Вертер, «ХаАрец», Р.Р.

Фото: Юваль Коэн Ахаронов, «Кахоль-лаван»


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend