В поисках утраченного центра

Без преувеличения, выборы в Кнессет, которые состоятся в течение 80 дней, можно назвать историческими. И это не имеет ничего общего с Биньямином Нетаниягу. Вероятно, он получит гарантированные ему 30 мест и, скорее всего, сформирует узкую коалицию. Затем через несколько месяцев его заставят уйти в отставку, обвинив в коррупции.

Но эти выборы означают гораздо больше, чем судьба Биби. Если все будет согласно опросам, то 9 апреля партия “Авода” получит лишь небольшую горстку мандатов.

Исторически – социалистический сионизм имел оглушительный успех. Это была, пожалуй, единственная успешная форма социализма в мире. Но прошлые достижения партии, основавшей государство и заложившей базу его нынешнего экономического успеха, не являются основанием для того, чтобы голосовать за нее сегодня.

Фактическое исчезновение Рабочей партии оставило идеологический вакуум и мы наблюдаем сегодня полдюжины так называемых «центристских» партий. Ожидается, что они получат до 40 процентов голосов на предстоящих выборах. Но что это означает в идеологическом плане?

Партия Бени Ганца «За сильный Израиль» в настоящее время занимает второе место по опросам, возглавляя центристское поле. Но на этой неделе она только запустила свой сайт и аккаунты в соцсетях, а на видео из 19 слов не сказано ничего.

Социалистический сионизм пропал. Партия “Авода” не может его заменить. А весь израильский центризм говорит сам за себя – молчанием Ганца и банальными рекламными клипами Яира Лапида.

Фактически более трети израильтян не имеют ничего, с чем они могли бы себя идентифицировать. Эти люди не очень религиозны, но не воинственно светские. В принципе, они согласны с решением о двух государствах, но не особо мотивированы к его воплощению, поскольку предыдущие попытки компромисса с палестинцами закончились кровопролитием.

Они патриотичны, служат в армии, занимаются волонтерской работой и вовсе не идеологичны, когда речь заходит о предпочтительной экономической системе. Что делает их политически мотивированными, так это факт, что правление коррумпированного премьера слишком затянулось, а окружающие его люди слишком радикальны.

Так кто они, эти израильские центристы? Они не хотят голосовать за националистический «Ликуд» или за его еще более радикальные партии — спутники. Они определенно не собираются голосовать ни за одну из религиозных партий.

Но они и не чувствуют себя настолько левыми, чтобы голосовать за МЕРЕЦ. В разные годы эти партии могли быть объединены в «лагерь мира», но решение проблемы палестинцев в настоящее время не стоит на повестке дня.

Двое из недавних лидеров “Аводы”, Шели Яхимович и Амир Перец, пытались переименовать свою партию в «социал-демократическую», но простая смена “вывески” не сработала.

Может ли что-нибудь более существенное, чем голубоглазый Ганц и пустой факел Лапида, привлечь внимание потенциальных центристов?

В сегодняшней израильской еврейской общине есть четыре основных квазиидеологических лагеря и левые среди них наименее значимы. Но еврейский национализм, сосредоточенный вокруг «Ликуда», находится на подъеме только из-за его политического союза с ультраортодоксальным лагерем. Его возможности, даже на пике популярности, не намного больше, чем в центристском лагере.

Однако националисты хотя бы знают, за что они выступают. «Ликуд» может проследить свое происхождение от ревизионистского движения Зеэва Жаботинского в 1920-х годах. А где может найти свою идеологическую основу израильский центризм?

Следует помнить, что ни один из главных израильских идеологических лагерей не имеет местных корней. Идеология ревизионистов основана больше на итальянском и польском национализме начала XX века, чем на «идишкайт».

Идеология ультраортодоксов стала результатом отказа ультраортодоксальных раввинов Восточной Европы от просвещения и освобождения. А израильские левые, безусловно, имеют больше общего со своими коллегами на Западе, чем с какой-либо местной идеологией.

Единственная истинно израильская идеология – это слияние евреев, сторонников идеи национализма, с ультраортодоксами, которое служит основой для движения радикальных поселенцев.

У всех этих лагерей есть и сегодня свои аналоги в диаспоре – там также есть общины ультраортодоксов, левые и даже еврейские националисты, которые влиятельны в общинах Франции и Восточной Европы.

Израильский центризм, как и центризм на Западе, в эпоху, когда рушатся традиционные партии, все еще идеологически непоследователен. Но так будет продолжаться недолго. И если израильские центристы хотят получить лучшее представление о тех ценностях, которые им следует отстаивать, им следует обратиться к диаспоре, где либерально настроенные евреи гораздо более политически продвинуты.

В наши дни центризм имеет не лучшую репутацию, но давайте признаем, что большинство евреев диаспоры сегодня являются либеральными центристами, и это хорошо. У них есть чувство гражданского долга и достойные, не слишком радикальные, прогрессивные ценности.

Подобно тому, как довольно умеренный тип социализма в прошлом был привезен из заграницы, так и будущая идеология израильского центра тоже может быть импортирована сегодня. Так что израильские центристы вполне могут обратиться за вдохновением к своим коллегам из диаспоры.

Аншиль Пфеффер, «ХаАрец», В.П. К.В.

Фото: Томер Аппельбаум


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend