Начальник генштаба – о войне и о врагах

Начальнику генштаба ЦАХАЛа, генерал-лейтенанту Гади Айзенкоту осталось ровно девять месяцев до окончания срока на посту. Отвечая на вопрос «ХаАрец» о том, какая угроза государству мешает ему спать по ночам, Айзенкот привел такое сравнение: «Разные арены можно уподобить стрелкам на часах. Палестинцы – это секундная стрелка, Сирия и Ливан – минутная, а Иран – часовая».

По словам Айзенкота, Израиль в данный момент не видит у врагов намерения начать войну. Однако нас беспокоит, что попытки Ирана обосноваться в Сирии накладываются на растущий потенциал и боевой опыт «Хизбаллы», а то и другое – на тупик в решении израильско-палестинского конфликта. Все это вкупе может вызвать неожиданную эскалацию, внутри которой  три, казалось бы, отдельных фронта соединятся.

Тем не менее, по Айзенкоту, «Израиль сейчас имеет такое стратегическое преимущество над врагами, какого не было в предыдущие 70 лет. Это беспрецедентная мощь. Наши враги это понимают».

Ситуация в Газе сложная, население испытывает нехватку воды и электричества, но до гуманитарного кризиса далеко. ХАМАС не в состоянии наладить жизнь граждан. Террористическое движение с тоской наблюдает, как ЦАХАЛ один за другим разрушает тоннели, проложенные к территории Израиля. ХАМАС лишился внешней опоры. Например, в свое время помощь движению мог оказать тогдашний президент Египта Мохаммед Мурси, а на нынешнего египетского лидера Абдель Фаттаха Ас-Сиси у террористов надежды нет.

Израиль заинтересован в том, чтобы улучшить жизнь населения в секторе, говорит Айзенкот: «Речь идет о восстановлении основных инфраструктур – водоснабжения и канализации, поставок электричества. Если иметь в виду проекты более дальней перспективы, то обсуждать их можно будет только после того, как ХАМАС вернет нам тела двух военнослужащих, а также двух живых израильтян».

В последнее время левые в Израиле утверждают, что премьер-министр Биньямин Нетаниягу даже готов развязать какую-нибудь войну, лишь бы отвести общественное внимание от ведущихся против него расследований.

Айзенкот не согласен с такими домыслами: «Дискуссии на заседаниях военно-политического кабинета сугубо деловые. Премьер, министр обороны и другие министры руководствуются исключительно интересами безопасности страны».

Самый серьезный инцидент за время пребывания Айзенкота в должности начальника генштаба произошел 10 февраля этого года. Сначала над Голанами ПВО сбила иранский беспилотник, а позже зенитно-ракетный комплекс армии Башара Асада сбил израильский F-16, после чего наши ВВС нанесли удары по сирийским и иранским целям в Сирии.

Айзенкот отвергает доминирующее в израильских СМИ мнение, согласно которому страна в тот февральский день была, как никогда, близка к войне: «На границе с Сирией уже 44 года нам удается добиться того, что сосед не решается на агрессию. Да, в Сирии уже семь лет идет гражданская война, но граница на Голанах остается в целом спокойной.

Израиль выбрал верную стратегию: во внутрисирийские разборки мы не вмешиваемся, оказываем гуманитарную помощь населению приграничных сирийских деревень, объявили ИГ нашим врагом и соблюдаем соглашение с Сирией о разъединении сил.

То, что был сбит наш F-16 – плохо. Но посмотрите – на протяжение многих десятилетий на этом фронте соблюдается заметный дисбаланс сил в нашу пользу».

Иран пытается создать в Сирии свои авиационные, морские и разведывательные базы. «Хизбалла» стремится нарастить арсенал высокоточных ракет и создать собственную ПВО. Айзенкот: «Но мы не позволим преуспеть ни тем, ни другим».

На вопрос, отчего сирийская ПВО в последнее время действует столь ожесточенно, как никогда прежде, Айзенкот ответил: «Стремясь предотвратить поставки Ираном современного оружия «Хизбалле», мы в последнее время многократно усилили удары по автоколоннам на территории Сирии. То, что публикуется в прессе – это приблизительно один процент нашего реального масштаба атак.

Сирийцы почувствовали, что мы их буквально душим авианалетами, и решили отвечать. Что касается присутствия Ирана и поддерживаемых им шиитских вооруженных формирований в Сирии, то цифры говорят, что оно пока относительно ограничено.

Так, в Сирии сейчас около двух тысяч иранских военных советников и солдат, семь с половиной тысяч боевиков «Хизбаллы» и более девяти тысяч боевиков милиций из Ирака, Афганистана и Пакистана. Все эти боевики, естественно, подчиняются приказам иранцев.

Конечно, крайне желательно было бы добиться полного вывода сил Ирана и «Хизбаллы» из Сирии. Пока же мы принимаем меры к тому, чтобы пресечь попытки этих сил приблизиться к зоне, которую Израиль наметил для себя как «красную черту» на определенном расстоянии от нашей границы с Сирией. Мы также не позволим создать в Ливане заводы по производству ракет».

В Вашингтоне в последнее время, как уже почти о решенном деле, говорят о выходе США из ядерного договора «большой шестерки» с Ираном. Правительство Израиля призывает аннулировать этот договор или внести в него радикальные изменения.

Как сказал Айзенкот, «в данный момент мы не видим нарушений соглашения Ираном, но допускаем, что режим аятолл может в глубокой тайне что-то делать в этом направлении. Поэтому мониторинг происходящего в Иране в этой сфере – главная задача ЦАХАЛа и разведывательного сообщества.

Мы используем колоссальные ресурсы, чтобы добывать высококачественную разведывательную информацию об Иране, а также, чтобы иметь высокие оперативные возможности на случай, если потребуется действовать. Если Иран изменит свои намерения, мы об этом узнаем. Пока же договор действует. Этот документ откладывает реализацию ядерных амбиций Ирана на 10-15 лет.

Если 12 мая президент Дональд Трамп решит, что США выходят из договора, Израилю надо будет пересмотреть многие аспекты стратегии обеспечения национальной безопасности.

Вообще же, как в Европе, так и в государствах Персидского залива больше обеспокоены не ядерными планами Тегерана, а его программой создания баллистических ракет».

За время пребывания Айзенкота в должности начальника генштаба ЦАХАЛ существенно продвинулся в совершенствовании и модернизации разведывательных систем, противоракетной обороны, ВВС, сухопутных и морских сил. Все это, по мнению Айзенкота, позволит ЦАХАЛу одержать победу над «Хизбаллой», даже если грядущая война с этим террористическим движением развернется не только на ливанском, но и на сирийском фронтах.

Айзенкот убежден, что ЦАХАЛ в случае необходимости сумеет мобилизовать и срочно развернуть подразделения резервистов, даже если армейские базы подвергнутся массированному ракетному обстрелу.

Айзенкот: «Нет смысла даже сравнивать сегодняшние разведывательные, противоракетные и прочие возможности ЦАХАЛа с тем, что у нас было во время второй ливанской войны 12 лет назад. Сейчас мы ушли далеко вперед. Вместе с тем я полагаю, что полной победы над «Хизбаллой» удастся достигнуть только с помощью наземной операции».

Амос Харэль, Янив Кобович, «ХаАрец», Д.Н.

На фото: начальник генштаба Гади Айзенкот. Фото: Оливье Фитуси.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend