Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Одед Форер, министр сельского хозяйства
    Одед Форер, министр сельского хозяйства

    «Фрукты подешевеют летом, но главное – в другом». Интервью с министром сельского хозяйства

    «Цены на фрукты за 20 лет, с начала 2000-х годов, выросли на 106 процентов. Овощи подорожали на 81 процент. Для сравнения: за то же время индекс цен на жилье поднялся на 67 процентов. Это неприемлемо и несправедливо».


    Но в то же время снижение цен – не главная, хотя и важная, цель реформы сельского хозяйства, которую собирается провести правительство. Еще важнее научить фермеров выживать в условиях климатического кризиса и высокой глобальной конкуренции. «Мы не боремся с ними, мы хотим им помочь», – сказал Одед Форер, министр сельского хозяйства и министр по развитию Негева и Галилеи в интервью «Деталям».

    – Итоговую цену товара в магазине определяет не лично фермер, а все участники цепочки «от поля к покупателю», включая оптовиков, фабрики по производству и упаковке продуктов питания, торговые сети. Почему же ваша реформа касается только фермеров?

    – Заводы-производители подведомственны не нам, а министерству экономики. А супермаркетами и торговыми сетями займется специальная межведомственная комиссия, в которую войдут представители министерств сельского хозяйства и финансов. Комиссия будет искать провалы в системе маркетинга, влияющие на итоговую цену, и должна восполнить недостаток возможностей самих производителей противостоять крупным торговцам.


    – И все-таки, мы еще не видели фермера, который стал бы мультимиллионером. А вот владельцев торговых сетей таких – множество. И помнится, как в период «протеста коттеджа» в 2011 году фермеры отдавали репчатый лук за 90 агорот, а на прилавках он лежал за 5-6 шекелей…  Быть может, тут не фермеры «слабое звено», а налоги и продавцы?

    – Смысл реформы, ее главная цель – создать конкурентную среду. Сегодня на рынке овощей и фруктов нет реальной конкуренции, из-за чего производители лишились стимула улучшать производство, а покупатели не только платят дороже, но и имеют меньший выбор продуктов.

    Цены самих производителей каждый может проверить на сайтах, которые торгуют напрямую, «с поля». Они высоки из-за концентрации, из-за «картелей», которые правят в сельском хозяйстве Израиля и намеренно сохраняют здесь высокий уровень цен. Именно поэтому мы иногда видим израильские продукты в магазинах за рубежом дешевле, нежели в Израиле.

    Взять, к примеру, виноград: в нашей стране действует, практически, картель, контролирующий 95 процентов всего производства винограда: он определяет цены, говорит фермеру, когда продавать виноград и как его продавать. В итоге покупатель идет в супермаркет и видит там виноград по 40 шекелей за килограмм.

    Или персики по 30 шекелей за килограмм, летом. Тогда даже вполне обеспеченный человек задумывается, стоит ли ему их покупать? В итоге в государстве Израиль потребление фруктов и овощей снизилась на 20 процентов в последние 10 лет. Мы хотим снова сделать фрукты и овощи доступными любой семье, чтобы никто не пересчитывал, сколько персиков он может позволить себе раз в неделю.

    То же творится в производстве куриных яиц. По цене яйца израильского производства занимают 4-6 место в мире, но в то же время их качество – одно из самых низких, эта оценка включает и опасность поражения сальмонеллой, и другие факторы.


    Почему это происходит? Потому что весь этот рынок распланирован заранее. И если кто-то решит завтра открыть птицеферму, пусть даже оснащенную самыми современными в мире технологиями и оборудованием – он не сможет этого сделать просто потому, что квоты на производство определяются заранее. Государство дало Совету по птицеводству право решать, кто будет производить яйца и сколько, так что если новому инвестору этот Совет не даст разрешения, то ничего он не сможет сделать. А если какой-то инкубатор вместо 100 000 яиц, как было разрешено, произведет 200 000 – он получит штраф! В конечном итоге расплачиваться за это потребителю, а выигрывает ограниченная группа где-то в 1000-1500 производителей яиц, которые заодно торгуют и этими квотами. Такая большевистская экономика уже провалилась во всех странах, где была принята.

    И так – почти по всем продуктам. Конечно, именно эти Советы противятся реформе! Я не знаю ни одной монополии в мире, которая не стремилась бы сохранить свое монопольное положение.

    – Как будут снижаться таможенные пошлины на продукты питания? Сказано, что постепенно в течение пяти лет – то есть они будут дешеветь постепенно?


    – Все товары можно разделить примерно на 5 групп. На некоторые из них пошлины будут снижены немедленно. Это продукты, которые не производят, совсем или почти, в Израиле, и мы не заинтересованы особо в возникновении или развитии такого местного производства: кокосы, ананасы, личи, морепродукты... Там, где импорт составляет 80 процентов или более в потреблении, нет причины удерживать большой таможенный сбор. На другие товары таможенный сбор будет снижаться постепенно. На некоторые останется прежним – чтобы защитить местных производителей, или потому, что его отмена не оказала бы серьезного воздействия на итоговую цену.

    – Вы говорите, что расходы семьи благодаря этому снизятся в среднем на 840-850 шекелей в год. То есть всего на 70 шекелей в месяц, тогда как затраты семьи из 4-5 человек на продукты составляют, примерно, 3500-4000 шекелей в месяц, а то и больше. Итак, вы собираетесь потратить на реформу 2,7 млрд шекелей, чтобы каждый израильтянин сэкономил 20-25 шекелей в месяц? Стоит ли овчинка выделки?

    – Деньги будут вложены, в первую очередь, в новые технологии и модернизацию. Экономия для покупателей – только часть общего результата, но мы смотрим на затраты именно как на инвестицию, а не раздачу подарков.

    Что мы делаем? Мы хотим помочь фермерам проявить себя. Уберем препоны конкуренции, но окажем прямую поддержку тем, кто в самом деле растит и производит. Расширим для них возможности использования сельхозземель – например, для производства солнечной энергии.

    Сельскохозяйственные территории в нашей стране, как вы понимаете, не увеличиваются – скорее, наоборот, потому что все больше участков нужно для строительства. Это значит, надо научить наше сельское хозяйство снимать больше продукции с каждого дунама. Сегодня у нас собирают 6000-6500 кг помидоров с дунама в среднем – не пора ли посмотреть на голландцев, которые собирают 50-55 тысяч кг с дунама? В итоге там и цены гораздо ниже.

    Сейчас весь мир переживает тяжелый климатический кризис, становится больше пустынь, все труднее вести сельское хозяйство. Наши фермеры тоже должны приспособиться к этому! Они должны научиться работать среди дюн и в закрытых пространствах, с роботами, с современными технологиями. И у нас есть эти знания, но в Израиле ими не пользуются, только за рубежом. Это мы хотим изменить.

    Реформа также призвана расширить ассортимент продуктов. Почему наши супермаркеты так зависят от сезонов? То вдруг нет авокадо на полках, то персиков, а ведь многими фруктами и овощами можно обеспечивать израильтян круглый год, завозя их из других стран.

    – Есть еще один фактор, влияющий на цены: и в Негеве, и в Галилее фермеры страдают от рэкета, грабежей, поджогов полей и складов. Цены на их страховки в итоге очень дороги, да и производство не растет. Есть ли у вас какой-то план помощи им?  

    – К сожалению, эта проблема очень запущена, на протяжении многих лет правительство ею не занималось. Но мы готовим сейчас отдельную программу помощи фермерам в войне с бандитами. Общая стратегия – не усилить помощь ограбленным, а сократить число преступлений. Сейчас действует 12 добровольческих движений, пытающихся защищать фермеров. Мы хотим на их базе возродить народные дружины.

    – Им же понадобятся полномочия?

    – Верно. Потому я хочу, чтобы их мобилизацией занялся МАГАВ. Тогда дружинники получат право на охранную деятельность. Я уже встречался и с командованием МАГАВа, и с генеральным инспектором полиции, чтобы продвинуть этот проект.

    – Высказывалась идея поручить охрану специально для этого сформированным  армейским подразделениям резервистов, что вы думаете об этом?

    – Нет, армия тоже не уполномочена выполнять охранные функции. Они есть у полиции и пограничной стражи. Я также – министр по развитию Негева и Галилеи, и конечно, я не могу подменить собой министерство по внутренней безопасности. Зато мы можем дать сельским жителям средства защиты: камеры слежения, например. Тут главное – организовать правильно эти ресурсы, чтобы не распылиться по огромной территории. Хотим создать центры управления и координации. Будем добиваться ужесточения наказания за воровство скота.

    – Когда результаты всех этих планов простой израильтянин сможет увидеть в действии?

    – Охрана сельхозобъектов усилится где-то через полгода после принятия бюджета. Что до цен, то, я думаю, уже следующим летом цены на сезонные фрукты окажутся ниже, чем в 2021-м.

    Самое главное в нашей реформе – то, что мы создаем новую стратегию сельского хозяйства Израиля. Которое в век всемирного продовольственного кризиса может стать новым локомотивом, двигающим вперед всю экономику страны. Для этого нужны конкурентная среда и инвестиции в новые технологии.

    – Стартапы фуд-тека имеют сегодня адрес, по которому смогут обращаться в поисках таких инвестиций?

    – В первую очередь – в офис главного ученого министерства сельского хозяйства. Мы рассчитываем привлечь и средства фондов, действующих в США и других странах. Уже обсуждалась возможность создания такого совместного фонда между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами. Мы видим в этом новое стратегическое направление для нашей страны.

    Эмиль Шлеймович, «Детали». Фотографии – из личного архива Одеда Форера˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend