Wednesday 08.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Michel Euler
    AP Photo/Michel Euler

    Французы устали от политики. Смогут ли этим воспользоваться ультраправые?

    Несмотря на то, что президентские выборы во Франции состоятся только через год, предвыборная гонка уже началась – во всяком случае, для некоторых кандидатов. 


    Одна из них – Марин Ле Пен, председатель праворадикальной партии «Национальное объединение» (до 2018 года – «Национальный фронт»). Это будет ее третьей попыткой возглавить государство. И, как показывают некоторые опросы, удача в этот раз может быть на ее стороне. Аналитики прогнозируют, что во втором туре Ле Пен встретится с нынешнем президентом Эммануэлем Макроном. Но пока Макрону не до предвыборной агитации – он старается справиться с эпидемией и решить другие насущные проблемы. В разгар кризиса в области здравоохранения, который Макрон назвал «войной», советники президента считают, что для него было бы катастрофично даже упомянуть о выборах в следующем году, не говоря о том, чтобы объявить, что он баллотируется на второй срок. В то же время Ле Пен уже перешла в режим предвыборной гонки и недавно объявила об открытии предвыборного штаба в роскошном 16-м округе Парижа.

    В Бургундии партия «Национальное объединение» имеет преимущество перед соперниками и уже расклеивает свои плакаты на муниципальных досках объявлений и раскладывает листовки в почтовые ящики, призывая избирателей поддержать ее кандидата на региональных выборах в июне. В Провансе, традиционно правом регионе, партия тоже надеется легко выиграть оба раунда региональных выборов. Но все это еще не значит, что французы готовы отдать Ле Пен, которая как-то сравнила мусульман во Франции с нацистской оккупацией, ключи от Елисейского дворца. 

    Популярность Макрона в настоящее время колеблется на уровне 37 процентов. Это мало, но все же значительно выше, чем у двух его предшественников на исходе президентского срока: 29 процентов у Николя Саркози и 17 процентов у Франсуа Олланда, ни один из которых не был переизбран на второй срок. 


    На вопрос газеты «Гардиан», сможет ли Ле Пен победить, Сильвен Крепон, старший преподаватель политологии из университета в Туре, специализирующийся на ультраправых, сказал, что победа «возможна, но маловероятна».

    «Шесть лет назад мы могли быть почти уверены, что Марин Ле Пен не выиграет выборы. Положение изменилось. У нее больше шансов, чем в прошлый раз, но мы должны рассматривать любую потенциальную победу в нужном контексте, – сказал он. – За президентскими выборами последуют всеобщие выборы, и у «Национального объединения» мало местных или региональных представителей, мало избранных представителей в парламенте, очень мало финансовых средств и не так много избирателей. Конечно, было бы революцией, если бы Ле Пен избрали, но у нее нет возможности проводить свою политику, получив большинство в парламенте и сформировав правительство».

    Другие эксперты не так уверены, что Ле Пен не станет следующим президентом. Как пишет The Economist, «после правого президента (Николя Саркози), левого президента (Франсуа Олланд) и центриста (Эммануэль Макрон) разочарованный электорат может испытать соблазн попробовать что-то другое. Основная причина, по которой избиратели склонны поддерживать партию Ле Пен, заключается в том, что им надоели все остальные».

    Другие правые популисты, в том числе Дональд Трамп, пришли к власти на волне похожих настроений – усталости населения от политического истеблишмента. И в победу Трампа в 2016 году точно так же не верили до последнего.

    Опросы показывают, что, если бы второй тур был назначен на сегодня, Ле Пен могла бы набрать 47-48 процентов против 52-53 процентов Макрона - пугающе небольшая разница. Когда-то предполагалось, что умеренные левые и правые избиратели от шока и стыда мобилизуются по всей стране, чтобы удержать Ле Пена от высшей должности. Сегодня избиратели, разочарованные Макроном, особенно левые, могут просто воздержаться.

    Все 27 опросов общественного мнения, опубликованных с начала 2021 года, предполагают, что Францию ждет повторение 2017 года с Макроном и Ле Пен во втором туре. Из 12 опубликованных опросов относительно результатов второго тура ни в одном не победила Ле Пен.


    Но политологи отмечают, что опросы могут не стоить бумаги, на которой они напечатаны. Александр Дезе, профессор Университета Монпелье и парижского научного центра «По», сказал, что опросы общественного мнения стали формой «самореализующегося пророчества».

    «Это чистая манипуляция, и они вообще ничего не стоят. Как вы можете спрашивать людей, за кого они будут голосовать, если мы даже не знаем, какие будут кандидаты, и не имеем представления об их программах?» Дезе настаивает на том, что, судя по исследованиям, в сознании многих избирателей «Национальное объединение» «остается опасной и антидемократической» партией.

    «Это - люди, которым надоело, и они хотят проголосовать за Ле Пен в знак протеста», – говорит он.


    Кристель Лагье, политолог из Авиньонского университета, говорит, что если Ле Пен выйдет во второй тур, она снова столкнется с проблемой создания союзов для привлечения избирателей из других партий. «Ей понадобятся союзники, и я не думаю, что она сможет их найти до тех пор», – сказал Лагье. 

    Дезе соглашается. «Двухтуровая система голосования неблагоприятна для «Национального объединения», потому что они должны заключать союзы, а с этим у них всегда были проблемы», – говорит он.

    Еще неизвестно, пострадает ли Макрон от того, что в Елисейском дворце назвали «эффектом Черчилля». Отвергнет ли его измученное эпидемией население, как Британия поступила со своим лидером военного времени на выборах 1945 года – чтобы перевернуть страницу, если страна выйдет из корона-кризиса?

    На последних двух президентских выборах кандидаты, которые, казалось, гарантированно одержат победу, – социалист Доминик Стросс-Кан в 2012 году и правый Франсуа Фийон в 2017 году – потерпели поражение из-за непредвиденных событий накануне президентских выборов.

    Если неделя в политике – это большой срок, как однажды сказал британский премьер-министр Гарольд Уилсон в 1960-х, то год во французской президентской кампании – это вечность, в течение которой, как понимают и избиратели, и социологи, и аналитики, ничто не  определено и все может измениться.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. AP Photo/Michel Euler

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend