Суббота 10.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    603913_natbag_Hadas_Parussh

    Во Франции считают Израиль опасным местом

    На этой неделе мы встретили в аэропорту «Бен-Гурион» Галит Ойкнин (41). Живет в Герцлии и в Париже. Прилетела из Парижа.

    Привет, Галит! Что вы делали в Париже?

    – Я там живу, но в Израиле у меня родители. Я жила тут пять лет, а полгода назад вернулась во Францию. Сейчас я приехала навестить родителей и заодно сделать прививку. Может, поищу какую-нибудь работу. Что-нибудь временное.

    Почему вы вернулись во Францию?

    – У меня особенная история. Во Франции у меня дочь. Я разведена, и ее отец не хотел, чтобы она уехала со мной в Израиль. Он подал прошение об опеке, а во Франции так устроено, что у отца намного больше прав. Ничего плохого тут нет, хотя все зависит от того, кто – отец. Теперь во время коронавируса очень трудно привезти мою дочь сюда в гости, потому что у нее нет израильского гражданства. Каждый раз надо просить разрешение, а это – немалая головная боль. Поэтому я поехала побыть с ней – так это было гораздо легче.

    А как вы устроились, когда жили в Израиле?

    – Было трудно. Она приезжала раз в месяц. Ей сейчас 11 лет и в этом возрасте мама нужна ей гораздо больше, чем папа. Чтобы получить опеку, ее отец-еврей сказал суду, что в Израиле очень опасно жить, там много войн и очень плохая атмосфера для девочки. И он стал ее опекуном.

    А как ваши отношения с дочерью сейчас?

    – Замечательные. Нам было очень трудно жить врозь, но это время нас укрепило. Она знает, что я скоро вернусь, но, когда я улетала, она долго плакала. У нас чудесные отношения. Для меня она – дар Божий. Лучшее, что у меня есть, после нескольких лет мучений.

    Вы думаете, было бы предпочтительно, если бы она жила в Израиле?

    – Не знаю, смогла ли бы я растить мою дочь, потому что я против многих вещей, которые тут происходят. Все больше и больше экстремистов, а мне это совсем не по душе. По всему миру полно людей, которые ударились в религию или стали экстремистами, и это отнимает у меня свободу быть такой, какая я есть. Во Франции тоже хватает экстремистов, и чем более экстремистским становится весь мир, тем больше я сдвигаюсь на другую сторону.

    Каково было переехать в Израиль?

    – У меня совершенно особые отношения с этой страной. Я репатриировалась, когда мне было 35 лет. Было трудно выучить язык, но он такой красивый и очень логичный. Мои родители плохо говорят на иврите – они репатриировались в относительно пожилом возрасте, поэтому им было тяжелее учить язык. Когда вы на пенсии и нет никакой работы, очень трудно жить в таком городе как Париж. В Израиле тоже нелегко, но качество жизни здесь лучше.

    Как сейчас живется во Франции?

    – Там я себя чувствую как дома. Здесь я не чувствую себя настоящей израильтянкой. Очень важно быть частью общества. Трудно заводить друзей, но так всюду. В Париже не скучно, потому что там многое можно увидеть, и там замечательная культура, хотя сейчас все закрыто.

    А чем вы занимаетесь?

    – Несколько лет работала в магазине самой модной одежды. После репатриации в Израиль я изучала дизайн ювелирных украшений и начала работать в этой области. В Европе художественный процесс совершенно иной. Там все прямо и упорядочено. Здесь не нужно много материалов, чтобы сделать что-то особенное. Но сейчас я этим не занимаюсь – ищу постоянную работу. Я вернулась во Францию после долгих лет без работы.

    Чем вы хотели бы заняться?

    – Не знаю. Израиль хорош тем, что здесь можно в любую минуту заняться чем угодно, чего нет в Европе. Там вы учитесь, ищите работу в своей области и, когда находите, уже там остаетесь. А в Израиле все возможно.

    Кстати, у вас потрясающий прикид.

    – Спасибо. У меня это в крови. Я с детства любила красиво одеваться. Я выросла в стране, где это принято.

    Вы выросли в Париже?

    – Я родилась в Марокко и мы переехали во Францию, когда мне было пять лет.

    Что у вас осталось в памяти от Марокко?

    – Я помню арабский язык. Марокко очень похоже на Израиль – психологически, культурно и всей атмосферой. Когда я репатриировалась в Израиль, он мне очень напомнил Марокко.

    Яэль Бенайя, «ХаАрец». Р.Р. Фотиллюстрация:  Хадас Паруш˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

    «Израиль-Грузия: яйцеклетки в чемодане»

    Взгляд из Голландии:«В Израиле работают на износ»

    «Израильские пенсионеры: жизнь на два дома»

    «Прилетев в Тель-Авив, я расплакалась»

    «Зачем мне Украина, если есть Израиль!»

    «Выбирая между Германией, Россией и Израилем, я предпочитаю Израиль»

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend