Friday 17.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: пресс-служба кнессета
    Фото: пресс-служба кнессета

    Последний фокус Нетаниягу

    Выехав с улицы Бальфура, Биньямин Нетаниягу в определенном смысле слова выехал из поля зрения граждан Израиля, которые без большого преувеличения перестали его видеть и слышать. Его не приглашают в телестудии, он потерял возможность обращаться к народу в прайм-тайм, и все, что ему остается – строить планы свержения правительства Беннета-Лапида, чтобы снова въехать на белом коне в иерусалимскую резиденцию, с которой  за 12 лет он успел так сродниться.

    Это ощущение особенно ярко возникает из статьи Мати Тухфельда из «Исраэль ха-йом» под красноречивым заголовком «Нетаниягу не удается найти лазейку, чтобы свалить правительство».

    Как пишет Тухфельд, «изматывание коалиции – это часть игры, победы в кнессете – отличная штука, однако Нетаниягу знает, что ключом станет присоединение к нему Бени Ганца. Но министр обороны на это не пойдет. Он предпочтет сидеть расстроенным вместе с партнерами, которые в грош его не ставят».

    По мнению Тухфельда, молодая коалиция играет на руку оппозиции, совершая нежелательные ошибки и теряя кредит доверия, преимущественно в правом лагере, где ей дали первичные шансы. К тому же, по стечению обстоятельств, штамм «Дельта» стал невольным союзником оппозиции, показав, что новое правительство пребывает в той же растерянности, что и старое полтора года назад.

    Но даже при этом у оппозиции под руководством Нетаниягу нет ясной стратегии для достижения основной цели – развала и свержения правительства.

    «Оказавшись в оппозиции, – пишет Тухфельд – Нетаниягу с самого начала разработал план, который казался ему самым вероятным и эффективным – вернуть к себе Бени Ганца». План строился на том, что вместе с 8 мандатами «Кахоль-лаван» у оппозиции будет 60 голосов. Стоит присоединить к ним дезертира «Ямины» Амихая Шикли – и вот она, заветная цифра 61.

    В такой ситуации достаточно внести конструктивный вотум недоверия правительству, требующий выставить согласованную кандидатуру на пост премьера – и дело в шляпе. Причем, хитроумный Нетаниягу не имел в виду себя – вовсе нет. Чтобы сразу расставить все точки над «i», он был готов предложить Ганцу быть первым на посту премьера по ротации в течение первых двух лет, а потом с ним поменяться.

    В свое время он сделал наоборот – и обманул Ганца. Тот не забыл ловушки, как не забыл и того, что любое соглашение с Нетаниягу не стоит той бумаги, на которой оно написано. Поэтому второй раз Ганц не поверит Нетаниягу, а тот никогда никому не верил и не верит.

    В такой ситуации Нетаниягу ломает голову, как и чем охмурить Ганца. Ответа нет. На этом план и застопорился. «Министр обороны, который в любую минуту может добиться своей мечты и стать главой правительства Израиля, не стал подыгрывать Нетаниягу и помогать ему вернуться в правительство.

    Как и в начале своего пути, – продолжает Тухфельд, – Ганц находится в плену концепции и своего воображаемого электората, заинтересованного в удалении Нетаниягу от всех рычагов власти. Ганц знает, что если он согласится на посулы бывшего премьера, его ждет погром со стороны СМИ, лево-центристского лагеря, а то и со стороны судебной системы и правоохранительных органов – а это он просто не в состоянии вынести.

    Чтобы Ганц решился на новую авантюру с Нетаниягу в ближайшие недели или месяцы, они должны договориться об этом уже сейчас: усилить критику Ганцем работы правительства, подготовить почву для его отставки. Ничего подобного не происходит».

    На любой фотографии заседания правительства маячит кислое лицо разочарованного и раздраженного Бени Ганца, который видит первые признаки растущего беспорядка и хочет выразить свое мнение (не для протокола), в первую очередь – недовольство тем, что его, министра обороны, председателя второй по величине партии, никто из коллег не видит в упор – от преданного им былого соратника Яира Лапида до Айелет Шакед, которая уверена, что если ее старый партнер Беннет стал главой правительства, у нее, тем более, есть для этого все данные.

    Но без мятежа Ганца, без его громкого публичного протеста, без мобилизации сторонников, которые поддержат его второй переход на другую сторону, без атаки на тех, кто не видит его в упор – без всего этого нынешнее положение не изменится ни на йоту, как пишет Тухфельд.

    Правительство выживет, а Ганц может бурчать и ворчать сколько душе угодно – все равно его никто не слушает.

    Как справедливо заметил автор, «до чего абсурдно, что 15 ноября 2021 года, в день, когда Ганц должен был стать главой правительства, если бы партия не заставила его расторгнуть партнерство с Нетаниягу, он проголосует за проект госбюджета во втором и третьем чтении и собственными руками продлит жизнь правительства, в котором у него нет никакого будущего».

    Очевидная нереальность и нелепость «плана Ганца» ясно показывает, что никаких иных вариантов у Нетаниягу нет. В оставшееся до конца летней сессии время он может продолжать натравливать своих депутатов на правительство, ругая его в соцсетях при каждом удобном случае. Но это – не стратегия, а выпускание пара и мелочное сведение счетов с теми, кто его победил. Пожалуй, последние слова угнетают его больше всего – его, самого талантливого и опытного израильского политика, умелого стратега, гроссмейстера среди любителей. Но ведь и Гулливер никак не ожидал, что лилипуты повяжут его по рукам и ногам.

    Тухфельд заканчивает тем, что «оппозиция наметила две стратегически важные даты, которые призваны довести до пика войну на истощение в кнессете. Первая – в сентябре, когда состоится голосование по госбюджету в первом чиении. Вторая – в ноябре, когда состоится окончательное голосование по госбюджету. Но и тут нет никакого отлаженного плана, который помог бы оппозиции свергнуть правительство, провалив госбюджет».

    Ладно, если бы речь шла о правительстве, полагающемся на 60 или 61 голос, где можно было бы выбить слабое звено. Но всем давно ясно, что у коалиции намного больше голосов, потому что при голосовании ее поддержит «Объединенный список».

    В такой ситуации Нетаниягу пребывает не в лучшем состоянии, чем Ганц. Более того, бывшему премьеру приходится воевать на два фронта – не только в кнессете, но и в «Ликуде», который прямо на глазах перестал быть ручной партией в кармане Нетаниягу. Его руководители (Баркат, Кац, Эдельштейн) вышли из тени вождя, заявив в полный голос, что его время истекло.

    В былые времена от Нетаниягу по прозвищу «Фокусник» всегда ждали новых фокусов и трюков, которыми он был так богат. Но политический крах и судебная угроза лишили его привычного умения: Фокусник заглянул в оба рукава и не нашел там ни одного кролика.

    Рафаэль Рамм, «Детали».  Фото: пресс-служба кнессета˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend