Главный » История » Раскрыта тайна крещения еврея эпохи Возрождения

Раскрыта тайна крещения еврея эпохи Возрождения

Зимой 2003 года Тамар Герциг работала в небольшом архиве в итальянском северном городе Феррара, где она знакомилась с хроникой местного монастыря: предметом ее исследований в рамках докторской диссертации был также образ жизни женщин-католичек в эпоху Возрождения. Внезапно она наткнулась на список монахинь, пополнивших состав монастыря в 1501 году с удивительной записью: «Сестра Теодора, бывшая еврейка, дочь мастера Эрколе, бывшего еврея». Еще в одном документе указывалось, что отец монахини известен как ювелир.

«Мне показалось это очень странным, и захотелось узнать, как бывшие евреи стали частью благочестивой католической атмосферы, - вспоминает Герциг. – Почему эта крещеная еврейка оказалась именно в этом монастыре? И почему ее отец, тоже, по всей видимости, принявший христианство, упоминается в монастырских записях?!»

Герциг, ныне профессору истории тель-авивского университета, понадобилось более десяти лет, чтобы вернуться к тайнам сестры Теодоры и ее отца – и восстановить полную картину их жизни. Результатом стала книга «История новообращенного: искусство, преступность и еврейское отступничество в Италии эпохи Возрождения». Речь идет о сложных отношениях христиан и евреев, живших в эту эпоху, в особенности, о ее темной стороне, невзирая на то, что это время считают просвещенным, благодаря пробуждению гуманизма, секулярности, расцвету искусства и науки.

По словам Герциг, начав расследование, она довольно скоро выяснила, что ювелир, упомянутый в летописи женского монастыря Феррара - ни кто иной, как Саломоне да Сессо, известный ювелир, живший в этом городе на рубеже XVI века. Еврей Саломоне славился ковкой элегантно выгравированных мечей, цепей, браслетов и других украшений, которые носили аристократы – мужчины и женщины, обретавшиеся при королевских дворах Европы.

В принципе, удалось выяснить, что в 1491 году Саломоне принял христианство и стал носить имя Эрколе деи Федели (отсюда и упоминание этого имени в монастырской летописи). Однако тайной оставалась причина его отступничества.

Предполагалось, что оно было продиктовано карьерными соображениями, а также тем, что, став католиком, Саломоне мог хорошо зарабатывать, изготавливая различную утварь и украшения для церкви. Однако погружение Герциг в архивы эпохи Возрождения привело ее к неожиданным результатам и помогло раскрыть зловещий заговор, целью которого и стало обращение ювелира в христианство. И, конечно же, как почти в каждой макиавеллианской истории эпохи Возрождения, здесь появляется… Борджиа.

Саломоне да Сессо родился во Флоренции в 1450-х годах в семье ростовщиков, одной из немногих профессий, которой евреям в большей части Европы было позволено - даже поощрялось - заниматься, поскольку христианам запрещалось выдавать кредиты под проценты.

Как пишет Герциг, Саломоне пошел против воли отца и не стал заниматься ростовщичеством, а обратился к ювелирному искусству. Это был очевидный выбор евреев той эпохи, склонных к различным художествам, но набожных и, следовательно, понимающих, что библейский запрет на создание изображение сделал бы карьеру в живописи или ваянии практически невозможной. К середине 80-х годов XV века Саломоне был уже восходящей звездой в своем ремесле и почитателями его искусства были некоторые из самых влиятельных правителей итальянских городов-государств, которые, по сути, предопределили революцию в искусствах и науках, позже известную как Ренессанс.

Саломоне работал, в основном, на герцогов Феррарских, Эрколе д'Эсте и его жену Элеонору Арагонскую, а также на их дочь Изабеллу д'Эсте и ее мужа Франческо Гонзага (который управлял соседним городом Мантуя).

Изабелла д'Эсте, помимо того, что слыла самой знаменитой модницей того времени и часто заказывала украшения ювелиру, уделяла много времени эпистолярному жанру; во многом благодаря ее переписке с родственниками и подчиненными, Герциг смогла частично реконструировать картину заговора, направленного против еврея-ювелира.

Можно сказать, что между Феррарой и Мантуей не было известнее художника, чем Саломоне - и, казалось, те, кто ему покровительствовал, уважал его преданность иудаизму. К примеру, была удовлетворена просьба Саломоне, ходатайствующего перед «вышестоящим начальством» от имени евреев, преследуемых в других северных итальянских городах. Архивы в Ферраре рассказывают, что герцог заплатил за кошерную еду для ювелира. То есть, казалось, что веротерпимости не будет конца. Но как только Саломоне попал в беду, - пишет историк, - ему тотчас пришлось труднее, чем христианину, только потому, что он был евреем.

Беды у Саломоне начались в августе 1491 года, когда его арестовали в Ферраре за преступления, которых он не совершал или которые на данный момент не установлены. Похоже, у ювелира появился враг, бывший некогда его могущественным покровителем – Франческо Гонзаго, муж Изабеллы. В письме своей теще Элеоноре из Арагона Гонзага обвинил ювелира в том, что тот допустил «серьезные ошибки», в том числе, имея в виду мошенничество с золотом при ковке цепи, которую ювелир делал для него несколькими месяцами ранее, но в особенности, «огорчив всех евреев Мантуи».

Гонзага не уточнил, чем ювелир огорчил всех евреев Мантуи, но настоял, чтобы Саломоне был наказан за данное преступление.

Как считает Герциг, по всей видимости, у евреев Мантуи образовались какие-то серьезные споры с Саломоне, и они повлияли на правителя, требуя ареста ювелира.

Историк предполагает, что, возможно, источником всех бед Саломоне стало его материальное положение; несмотря на высокие заработки, он прикладывал неимоверные усилия, чтобы обеспечить жену и четырех детей (ставшая в будущем послушницей монастыря Теодора была старшей из них). Во многом Саломоне помогала мать, которой, судя по всему, пришлось взять на себя погашение его долгов; а долги, опять-таки по предположению Герцог, возникли из-за пристрастия ювелира к азартным играм.

А поскольку быть в долгах в то время означало лишь одно, - кабала у кредиторов-евреев, - Саломоне мог прибегнуть к незаконным методам, чтобы нейтрализовать некоторых своих кредиторов в Мантуе, возможно, обвиняя их в преступлениях, ставящих под угрозу всю местную общину (такую гипотезу выдвигает исследователь).

Герциг делает вывод на основании изученных материалов, что, скорее всего, Саломоне действительно разозлил евреев Мантуи и самого Гонзага: они хотели убрать его в самом прямом смысле слова. Во всяком случае, спустя всего несколько дней, после того как Гонзага отправил письмо-донос теще, та – Элеонора Арагонская - сообщила своей дочери Изабелле о выдвинутых против ювелира обвинениях, приписав, что в настоящий момент он «находится в тюрьме за содомию и другие преступления».

В то время содомия означала гомосексуальные отношения, что квалифицировалось, как тяжкое преступление, караемое смертной казнью.

Поскольку протоколы судебного разбирательства по делу Саломоне утеряны, трудно определить, базировалось ли обвинение на доказанности преступления. Художники того времени нередко были замечены в гомосексуализме, и обвинения в содомии могли быть удобным способом, чтобы устранить соперника или конкурента. Но даже если Саломоне, в самом деле, был склонен к гомосексуализму, маловероятно, что именно это обстоятельство навлекло на него гнев всей еврейской общины Мантуи и правителя города, говорит Герциг. Скорее всего, обвинение ставило своей целью убедить правителей Феррары отправить своего лучшего ювелира на костер.

В принципе, если бы Саломоне был христианином, он отделался бы гигантским штрафом, - как позже случилось со знаменитым скульптором и ювелиром Бенвенуто Челлини, - или подкупить следствие, чтобы вообще избежать судебного преследования. Но подобных возможностей у него не было и, казалось, судьба несчастного была предрешена.

К счастью, у герцогини и герцога Феррары были другие планы. Эрколе д'Эсте и Элеонора Арагонская были ревностно религиозными - или, по крайней мере, хотели продемонстрировать истинное благочестие своим подданным - и, как повествуется в книге Герциг, они увидели возможность одержать громкую победу в давней борьбе христианства за обращение евреев в свою веру.

В том же письме, в котором она сообщала своей дочери об ужасном обвинении в содомии, Элеонора сказала Изабелле, что ювелир «раскаялся и решил стать христианином», и потому будет помилован, «чтобы обрести заблудшую прежде душу».

9 октября 1491 года Саломоне и его старший сын прошли обряд крещения на публичной церемонии в соборе Феррары. Художник взял имя своего покровителя, герцога Эрколе, а позже добавил фамилию деи Федели («верующие») - возможно, чтобы подтвердить искренность обращения, которое на самом деле было принудительным.

Всю оставшуюся жизнь соплеменники презирали Саломоне – как за вероотступничество, так и за его неизвестное преступление против своих единоверцев из Мантуи; однако и христиане не приняли его с распростертыми объятиями. Хорошо понимая, что он крестился только для спасения своей жизни, многие из его современников, в том числе такие покровители, как Изабелла д'Эсте, часто обвиняли ювелира в двуличности и ненадежности, даже продолжая ценить его художественные таланты.

«Я не знаю, чем он насолил евреям Мантуи, но Саломоне определенно был здесь жертвой, - считает Герциг. - Он был вынужден принять христианство, чтобы спасти свою жизнь - это не было свободным выбором».

После вышеупомянутой истории в христианство перешла  и вся семья Саломоне; очень долгое время сопротивлялась крещению старшая дочь Теодора, которая позже, видимо, вынуждена была согласиться, уйдя в монахини.

Сам Саломоне после крещения преуспел: продолжал работать на семью д'Эсте, и его слава распространилась по всей Европе, а его работы были подарены или приобретены для принцев, королей и пап, став синонимом «ренессансного шика».

Некоторые работы Саломоне восхищают и сегодня, в том числе, выкованные им церемониальные мечи. А самый известный из них,  «королева мечей», был создан для Чезаре Борджиа, военачальника, политика и внебрачного сына папы Александра VI. Заказ ювелир получил от сестры Борджиа,  Лукреции, но, несмотря на всю выгоду заказа, он был неудобен для Саломоне из-за дурного отношения к этому его главной покровительницы Изабеллы д'Эсте, которая откровенно презирала Лукрецию. Изабелла всячески мешала выполнению заказа, требуя, чтобы в первую очередь были сделаны заказанные ею изделия. В конце концов, здоровье и финансовое положение ювелира стали ухудшаться, а после смерти Лукреции его доходы и вовсе сократились, а последний удар ему нанесло участие Феррары в итальянских междоусобных войнах, значительно снизивших спрос на драгоценности и предметы роскоши.

В 1521 году, как говорится в книге, прошлое Саломоне настигло его. Чтобы справиться с долгами, он заложил немного золота, которое ему отправила Изабелла – для очередного изделия. Но евреи, владельцы ломбарда, куда золото было сдано, сообщили об этом властям. Ювелир и его младший сын Ферранте в срочном порядке бежали из города, а старший сын – Альфонсо – задержан и брошен в тюрьму.

Обо всем этом известно из ходатайства о помиловании, которое жена Саломоне – Элеонора – направила Изабелле в 1521 году, буквально умоляя освободить сына. Это - последний официальный документ, где упоминается ювелир, и неизвестно, ответила ли Изабелла и что случилось с Альфонсо в дальнейшем.

Саломоне да Сессо, он же Эрколе деи Федели, заболел, когда ему уже перевалило за шестьдесят. Вероятно, он никогда не вернулся в Феррару и умер вскоре после 1521 года, отмечает Герциг.

В конечном итоге, переход в христианство не принес Саломоне долгожданной свободы, а лишь способствовал его падению. Однако он оставил после себя художественное наследие, которое, безусловно, ценно до сих пор.

Ариэль Давид, «ХаАрец», М.К.

На фото: Феррарский собор, где крестили Саломоне и его старшего сына. Фото: Renzo Vitale from Pixabay 


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Партнеры

  • Все новости | Cursorinfo: главные новости Израиля
  • Error
  • Error
  • Error

Американские ученые разработали диету, которая не требует выполнения огромного количества условий. Е ...

По ее словам, ей нужен отдых после длительных кампаний по защите окружающей среды. ...

Бывший президент Боливии Эво Моралес Айма рассчитывает на то, что Аргентина предоставит ему политиче ...

Эксперт журнала The Hollywood Reporter Тодд МакКарти назвал лучшие фильмы 2019 года. Лидером рейтинг ...

Бывшему президенту Кыргызстана Алмазбеку Атамбаеву официально предъявили обвинение в убийстве руково ...

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

RSS Error: WP HTTP Error: Предоставлен неверный URL.

Send this to a friend