Древнее Израильское царство основал фараон?

Наступил Песах, и вновь евреи во всем мире, собравшись за праздничным столом, читают пасхальную Агаду. Ее главным антигероем является, как известно, фараон – поработитель евреев, жестокий убийца детей, отказывающийся внять призыву: «Отпусти народ мой!» Но, может быть, в этом году стоит упомянуть и другого фараона, правившего Египтом в середине Х века до н.э. и сыгравшего совсем иную роль в жизни древних израильтян.

О выдающейся роли, которую сыграл фараон Шишак, он же Шешонк Первый, в период становления Израильского царства в Ханаане стало известно относительно недавно – благодаря археологическим раскопкам и новым исследованиям библейского текста. Военная кампания Шешонка в Леванте в середине Х века до нашей эры – одно из наиболее ранних описанных в ТАНАХе событий, подтверждаемых другими источниками.  Эта кампания, возможно, имела для еврейской истории даже большее значение, нежели то, о котором упоминается в ТАНАХе. Так полагает один из ведущих археологов тель-авивского университета Исраэль Финкельштейн.

«Помимо библейского текста, не сохранилось никаких сведений об истории Леванта, начиная с XII до IX века до нашей эры, — говорит он. – И только о военной кампании Шешонка Первого в Х веке есть несколько независимых упоминаний». В ТАНАХе говорится, что на пятый год правления царя Рехавама (примерно 925 г. до н.э.) фараон по имени Шишак атаковал Иерусалим. «И взял сокровища дома Господня и сокровища дома царского, все взял». (1-я Кн. Царств, 14:25-26). Археологам уже на протяжении нескольких столетий известно, что эта упомянутая в ТАНАХе история имеет прямое отношение к реальности. Шешонк Первый описал свои военные победы на стенах храма Амона Ра в Карнаке в Верхнем Египте.

В 1926 году археологи обнаружили герб Шешонка на руинах древнего города Мегидо, существовавшего на севере Израиля. Это свидетельствует о том, что войска фараона побывали и здесь. Финкельштейн, как и многие другие ученые, полагает, что авторы ТАНАХа использовали вторжение египетского фараона, как иллюстрацию наказания, ниспосланного Всевышним за грехи царей Шломо и Рехавама. «Разграбление Храма является ярко выраженной метафорой небесной кары, неоднократно встречающейся в тексте Священного писания», — подчеркивает он.

Но, хотя ТАНАХ делает акцент на взятии Иерусалима, находки археологов  свидетельствуют о том, что военная кампания Шешонка имела куда более масштабное значение. Разграбление столицы Иудеи вовсе не было ее главной целью. Более того, доподлинно неизвестно, был ли Шешонк вообще в Иерусалиме. На стенах карнакского храма можно найти названия десятков городов, взятых войсками Шешонка Первого. Но ни Иерусалима, ни каких-то иных топонимов Иудеи среди них нет. Возможно, соответствующие надписи просто не сохранились. А может быть, это значит, что Иерусалим и его окрестности не представляли для фараона особого значения.

В любом случае, обнаруженный в районе Мегидо герб Шешонка Первого свидетельствует о том, что вторжение египтян носило масштабный характер, и ставило своей целью не точечный разгром Иерусалима, а восстановление египетской гегемонии во всем регионе, находившемся под властью фараонов с XV по XII вв. до н.э. «Империи не совершают рейды, — утверждает Финкельштейн. – Египет не совершал рейдов. Шешонк Первый хотел включить Ханаан в состав своей империи».

Шешонк и его наследники, принадлежавшие XXII династии фараонов, сумели объединить Египет после длительного периода раздробленности и междоусобных войн, завершившихся с концом бронзового века. Вернувшись из подхода в Ханаан, Шешкон Первый приступил к масштабному строительству в своей стране, невиданному со времен фараона Рамзеса Второго. Но при этом он не забывал и о внешних связях.

Ширли Бен-Дор-Эвиан, куратор отдела египетской археологии Музея Израиля, поясняет, что и в те времена для достижения региональной гегемонии империи было недостаточно одной военной силы. Ей также нужны были надежные политические союзы и прочные торговые связи. Влияние Египта в Леванте было чрезвычайно высоким. Об это свидетельствуют, в частности, статуи Шешонка Первого, обнаруженные при раскопках финикийского города Библос – на территории современного Ливана.

До недавнего прошлого археологи связывали обнаруженные на территории Израиля развалины с нашествием Шешонка Первого. Но последние анализы, проведенные с помощью радиоуглеродного метода, показали – эти разрушения были произведены либо в более ранние либо в более поздние времена. Это отражает стратегию империи фараонов, заключавшуюся, прежде всего, в установлении экономической гегемонии, а не в тотальном разрушении завоеванной страны.

«Египтяне стремились избежать масштабных разрушений, — рассказывает Ширли Бен-Дор-Эвиан. – Они стремились к контролю, к созданию буферных зон, к извлечению экономической выгоды из своих завоеваний. Из Ханаана, например, они вывозили вино и оливковое масло – то, чего не было в Египте».

Надписи на стене карнакского храма свидетельствуют, что войска Шешонка Первого побывали и в долине возле  Беэр-Шевы и на пустынной возвышенности на юге современного Израиля. Археологи обнаружили, что вслед за египетским вторжением здесь возникли процветающие поселки, и жизнь в этом регионе заметно оживилась. По мнению Бен-Дор-Эвиан, это связано с тем, что Шешонк Первый перенаправил торговые потоки: медь, добываемую в копях долины Арава, стали отправлять не только на север – в Сирию и в Мессопотамию, но и на запад – в Газу и в Египет.

Но этим влияние Шешонка Первого на жизнь древнего Израиля не ограничилось. В те времена завоеватель смещал правившую в покоренной стране династию и передавал власть новому царю – своему вассалу. Это только предположения, но, как говорит Исраэль Финкельштейн, существуют основания считать, что возникновение северного Израильского царства стало результатом политических решений Шешонка Первого, принятых им после похода в Ханаан. Намек на это содержится в самом ТАНАХе. В его тексте Шешонк Первый, он же Шишак, тесно связан с основателем северного царства Йеровамом.

В Первой Книге Царств рассказывается, что Йеровам возглавил восстание против царя Шломо, а после его провала нашел убежище при дворе фараона Шишака. Узнав о смерти Шломо, Йеровам вернулся в Ханаан, возглавил борьбу против царя Рехавама, и в результате отторг от его царства северную часть. В Септуагинте, первом переводе ТАНАХа на греческий язык, есть несколько дополнительных строф, рассказывающих о пребывании Йеровама в Египте. Они не вошли в масоретский текст на иврите. В этих строфах повествуется о том, что монарх северного Израильского царства был связан с египетским фараоном семейными узами. В изгнании Йеровам женился на сестре жены Шешонка Первого, которая родила ему сына. «Теоретически все сходится, — утверждает Исраэль Финкельштейн. – С хронологической точки зрения, по завершении похода в Ханаан Шешонк Первый мог назначить Йеровама своим вассалом».

На такую возможность указывают и некоторые находки археологов. Вскоре после вторжения Шешонка Первого наступает закат Гивона – одного из древнейших ханаанских городов, располагавшегося к северо-западу от Иерусалиму. Впоследствии он бы присоединен к Израильскому царству, столицей которого был сначала Шхем, а затем Шомрон.

Как отмечает Финкельштейн, тот факт, что Гивон был атакован египтянами, означает, что он представлял для них безусловную угрозу. «Как правило, армии фараонов не углублялись в горные районы», — объясняет он. Таким образом, по мнению исследователя, произошло следующее: Шешонк Первый вторгся в Ханаан, почувствовал угрозу со стороны обитателей возвышенности, завоевал их и назначил их правителем своего вассала. Подобное развитие событий допускает и Ширли Бен-Дор-Эвиан.

В становлении и развитии южного царства – Иудеи – Шешонк Первый не сыграл столь заметной роли. Тем не менее, влияние Египта можно обнаружить и в культуре этого государственного образования. Археологи обнаружили на руинах городов древней Иудеи печати с иероглифами. На некоторых из них можно прочитать имя Шешонка Первого.

Ариэль Давид, «ХаАрец«, Б.Е.  На снимке: триумфальная надпись Шешонка в Карнаке
Фото: Pixabay


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend