Tuesday 18.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    На фото: Фаина Киршенбаум, фото: Моти Мильрод
    На фото: Фаина Киршенбаум, фото: Моти Мильрод

    Фаина Киршенбаум работает в тюрьме на кухне: «Готовит и плачет»

    Она руководила коалиционными фондами и распределяла бюджеты в десятки и сотни миллионов шекелей. Теперь же она зарабатывает 25 шекелей за пять часов работы на кухне. Фаина Киршенбаум, в прошлом - заместитель министра внутренних дел и одна из влиятельных функционеров в партии НДИ, 15 декабря начала отбывать десятилетний срок в тюрьме «Неве-Тирца» в Рамле. 12-й канал ИТВ узнал у ее сокамерниц, как бывшая замминистра справляется с новой реальностью.


    «Ее еда – не того типа, как мне нравится. Но надо отдать ей должное – она вкладывается и готовит восхитительно. Это не случайность, что ей доверили готовку, как и Ципи Рафаэли», - говорит Хагит (псевдоним), одна из сокамерниц Фаины Киршенбаум.

    «Ей 66 лет, в ее возрасте нелегко сидеть в тюрьме. Молодые девушки быстрее адаптируются к новой реальности, но Фаине потребуется больше времени, чтобы понять суть здесь и по-настоящему адаптироваться. Десять лет - это вечность в тюрьме. Сейчас она готовит и плачет», - рассказывает женщина.

    15 декабря 2021 года Киршенбаум со своим сыном Тамиром и мужем Михаилом прибыла к воротам тюрьмы «Неве-Тирца». Утром 15 декабря она вышла из машины в голубом спортивном костюме, держа в руках небольшой бумажный пакет. Она обняла и поцеловала мужа и сына, затем поднялась по лестнице в сопровождении охранников и скрылась за дверью.


    Сегодня Фаина Киршенбаум живет в камере с двумя другими заключенными. После того, как в десять вечера гасят свет, она смотрит новости или кулинарные шоу по телевизору. Иногда она читает и почти каждый день записывает в дневник несколько строк о своей жизни в тюрьме.

    Одна из ее сокамерниц – заключенная со стажем, которая занимается поддержкой других женщин в тюрьме. Она следит за Фаиной Киршенаум, чтобы убедиться, что та не причинит себе вреда, и наоборот, что другие заключенные не будут пытаться вымогать у нее деньги.

    «Бывает, что опасные сокамерники требуют от новых заключенных оплачивать покупки в столовой или переводить деньги на банковский счет им или их родным» - говорит высокопоставленный чиновник тюремной службы. По его словам, именно для защиты от таких случаев Фаину Киршенбаум поместили в тюремное крыло «Савьон», которое считается «элитным». Здесь же отбывала наказание и Ципи Рафаэли.

    «Она такая же, как и все заключенные здесь: убирает коридор, моет посуду. Здесь все равны, и она сама разговаривает с нами на равных и не задирает нос», - говорит Хагит.

    По словам сокамерниц, первые дни Фаины Киршенбаум в тюрьме были тяжелыми. Она при каждой возможности говорила со своими детьми по телефону и выглядела сломленной.

    «Неве-Тирца» - не такая уж строгая тюрьма. Фаина может провести здесь минимум пять лет – даже если ее апелляция на приговор будет успешной, - говорит Хагит. – Я думаю, она боится не выжить в тюрьме – заболеть и умереть».


    31 декабря сокамерницы отметили наступление нового, 2022 года. Моран (псевдоним),  другая сокамерница Фаины Киршенбаум, говорит что атмосфера по тюремным меркам была «отличная». Вместо шампанского в пластиковые стаканчики налили «Фанту» и «Кока-колу». «На улице не было фейерверков, но шел дождь, и было приятно слышать его шелест». Мы пели, мы смеялись. Это было лучшее, что мы могли сделать тех в условиях».

    По словам Хагит, Фаине Киршенбаум было сложно радоваться своему первому Новому году за решеткой. «Думаю, этот урок был для нее трудным. Она, наверное, предпочла бы встретить Новый год со своей семьей. Мы пытались подбодрить ее, спели несколько песен на русском языке».

    Семья в настоящее время не посещает Фаину Киршенбаум. Посетителей в тюрьму не пускают из-за стремительного роста заболеваемости коронавирусом.


    Тем временем она ожидает слушаний по своей апелляции в Верховном суде.  Заключенные говорят, что она считает себя жертвой «полицейской войны» против  Авигдора Либермана.

    Сам Авигдор Либерман несколько раз публично критиковал суровый приговор Фаине Киршенбаум. Люди из их окружения говорят, что отношения между ними оставались хорошими на личном уровне.

    Дело Фаины Киршенбаум тянулось семь лет. Она была центральным фигурантом так называемого дела НДИ. Глава партии Авигдор Либерман (министр финансов нынешнего правительства) доверил ей распоряжаться бюджетом коалиционных фондов. В период с 2009 по 2014 год в ее ведении находилось порядка 1,2 млрд шекелей государственных денег. Она была уполномочена выделять бюджеты на сумму от 80 до 200 млн шекелей в год.

    Как утверждает обвинение, Фаина Киршенбаум ввела в эту сферу систему откатов. То есть помогала партиям и общественным организациям получать бюджетные деньги в обмен на процент в свою пользу и в пользу партии НДИ. В частности, она много лет систематически получала откаты от восьми не связанных между собой организаций, в основном некоммерческих. Среди них были, например, региональный совет Мегилот-Ям-ха-Мелах, общественные организации «Эзра» и «Айелим», в дело был втянут и региональный совет Самарии.

    «Подсудимая требовала взятки от руководителей некоммерческих организаций, которые хотели делать добро для общества, – заявил представитель прокуратуры. – Она воспользовалась тем фактом, что некоммерческие организации нуждались в бюджетах, чтобы требовать от них деньги».

    Всего по делу НДИ («дело 242»), которое прогремело в 2014 году, были допрошены 103 свидетеля. Обвинительные заключения были выдвинуты против 19 человек, 17 из которых были осуждены. Большинству из них был вынесен приговор, не связанный с лишением свободы. Среди исключений – один из тех, кто получал деньги от Фаины Киршенбаум, бывший генеральный директор министерства сельского хозяйства Рами Коэн, который также считался лицом, приближенным к Либерману. Он получил 30 месяцев тюрьмы.

    Еще одно исключение – функционер НДИ Давид (Дауд) Годовский, правая рука Фаины Киршенбаум. Он был осужден по нескольким эпизодам взяточничества и отмывания денег. И, хотя суд признал, что Годовский практически не пользовался проходившими через него деньгами для личных нужд, он был приговорен к семи годам лишения свободы, которые Верховный суд сократил до шести лет.

    Дело Фаины Киршенбаум суд начал рассматривать в марте 2019 года. Обвиняемая отказалась сотрудничать со следствием, используя право на молчание. В итоге окружной суд в Тель-Авиве под председательством Ярона Леви признал ее виновной по 15 эпизодам получении взятки (на общую сумму порядка 2 млн шекелей), четырем эпизодам вымогательства взятки и еще одному пункту – обман общественного доверия. Ее приговорили к десяти годам тюремного заключения, 12 месяцам условного срока и 900 000 шекелей штрафа. Это произошло 14 июля нынешнего года. Прокуратура требовала 12 лет тюрьмы и 2 млн шекелей штрафа.

    21 июля 2021 года министр финансов Авигдор Либерман, уже будучи в этой должности, впервые высказался по поводу приговора, вынесенного Фаине Киршенбаум. «Слишком суровый и несоразмерный приговор, – заявил он. – Конечно, надо дождаться решения Верховного суда. Я ознакомился со всеми материалами дела, с подобными делами в отношении других политических фигур, в том числе гораздо более высокого ранга. И скажу, что это слишком суровый приговор, несоразмерный преступлению. Нет никакой связи между фактами, выявленными в ходе следствия, и этим приговором». При этом Либерман отказался ответить на вопрос, поддерживал ли он в последнее время контакты с Киршенбаум.

    5 сентября 2021 года Фаина Киршенбаум впервые за долгое время нарушила молчание и дала эксклюзивное интервью новостной службе 12-го телеканала. «Я понимаю, что наделала ошибок, – призналась она. – Нет ни одного дня, чтобы я не сожалела об этом. Но я все еще считаю, что со мной поступили несправедливо. Я не заслужила такого – десять лет тюрьмы. Разве я кого-то убила? Изнасиловала? Что я сделала? Возьмите все аналогичные приговоры в Государстве Израиль, ужесточите в два раза наказание и не встретите ни одного случая, чтобы было больше четырех лет».

    Затем она объяснила, почему, по ее мнению, приговор так суров. «На первом же допросе ко мне подошел старший офицер полиции и сказал: «Послушайте, вы умная женщина, вы же понимаете, что нам нужны не вы. Дайте нам то, что нам нужно, и мы закроем все дела против вас». Позже он обратился с этим предложением ко мне еще раз. Так кто тут коррупционер? Вы готовы простить мне все миллионные взятки, в которых вы меня подозреваете, чтобы я сдала вам Либермана?» Отметим, что самого Либермана не допрашивали по этому делу, но его имя там постоянно упоминалось.

    В октябре 2021 Верховный суд отклонил ходатайство Киршенбаум о смягчении приговора.

    «Детали», Д.Г. На фото: Фаина Киршенбаум, фото: Моти Мильрод

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend