Корпорация сделала свое дело — корпорация может уходить

Расчет Нетаниягу сработал: он знал, что долгосрочный банковский кредит поставит под угрозу финансовую независимость израильской общественной телерадиокорпорации «Кан», но обеспечит высокий уровень продукции конкурса «Евровидения». Так и вышло.

Победа Неты Барзилай на Евровидении в 2018 году стала событием национального значения. 70-летие Израиля, с большой помпой отмечавшееся за две недели до проходившего в Лиссабоне конкурса, оказалось маловажным событием по сравнению с победой Барзилай, которая принесла стране приз «Евровидения» в четвертый раз за историю ее существования.

По возвращении в Израиль Барзилай удостоилась почестей, которые обычно воздают лишь национальным героям. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу пригласил ее в свою канцелярию и вместе с ней сплясал под музыку ее песенки «Игрушка». Нетаниягу, вероятно, забыл или, возможно, постарался не вспоминать, как он вел себя, когда певица-трансгендер Дана Интернешнл победила на том же конкурсе в 1998 году. Тогда он тоже был премьер-министром, но даже не позвонил Дане, чтобы ее поздравить. Все победители равны, но некоторые равнее других.

Нетаниягу, отлично чующий настроения израильского общества, понимал, как необходимо провести в Израиле конкурс «Евровидение». Неслучайно он прилюдно обнимался с Барзилай. Даже его решение отказаться в последний момент от разделения телерадиокомпании «Кан», факт создания которой «ускользнул» от него, поскольку он был занять операцией «Защитная стена» в Газе, было основано на понимании того, что подобный шаг может уменьшить шансы Израиля на проведение «Евровидения».

Что не помешало ему попытаться вставить палки в колеса корпорации, и по возможности — побольше. По традиции продюсирование конкурса оплачивает правительство принимающей страны. В этом году стоимость проведения конкурса в Тель-Авиве оценивалась в 110 млн. шекелей. Ни одна организация общественного вещания не располагает таким бюджетом, и уж, конечно, не «Кан», которая после победы Барзилай только начала подниматься на ноги.

Нетаниягу, одержимый освещением собственной персоны в СМИ до такой степени, что оказался замешанным в два уголовных дела, наотрез отказался предоставить корпорации правительственный депозит в размере около 50 млн. шекелей, что было крайне важно для проведения конкурса в Израиле.

В ответ корпорация «Кан», как говорится, залезла на высокое дерево. Ее гендиректор Эльдад Кобленц заявил, что не намерен брать банковский кредит и отказался от государственного займа, который, как он утверждал, поставит корпорацию в зависимость от правительства. В конце концов, он был вынужден уступить, и «Кан» взяла банковскую ссуду в размере 110 млн. шекелей с рассрочкой на 11 лет.

Если взглянуть на картину в целом, то бюджет «Евровидения» это просто пригоршня медных монеток: что такое 110 млн. шекелей для мероприятия, само существование которого являет собой туристическую открытку, которая транслируется 180 миллионам зрителей по всему миру. И, тем не менее, министерства туризма и финансов, а также канцелярия премьер-министра не просто отказались дать «Кан» деньги на проведение конкурса, но и пальцем о палец не ударили, чтобы добиться его проведения в Тель-Авиве.

Да и зачем это им нужно? Долгосрочный банковский кредит поставил бы под угрозу финансовую независимость «Кан», но гарантировал бы, что конкурс будет проведен на самом высоком уровне. Они вели азартную игру и вышли победителями: конкурс состоялся, как и планировалось — Израиль попал на карту мирового туризма. И вот наступило завтра и тортик, одновременно съеденный и оставшийся целым, брошен корпорации прямо в лицо.

Годовой бюджет «Кан», включая все его подразделения, составляет 750 млн. шекелей. Если Нетаниягу захочет сократить его, ему придется провести новый закон. Учитывая состав нынешнего Кнессета, это вполне реально.

О том, куда дует ветер в резиденции премьер-министра на улице Бальфура, можно догадаться по словам Яакова Бардуго, политкомментатора армейской радиостанции «Галей ЦАХАЛ» и неофициального доверенного лица премьер-министра. На следующий день после первого полуфинала Бардуго заявил, что конкурс «провальный». Причина: рейтинг только 20 процентов, а не 40 процентов, которых ожидал Бардуго. «За что выложили 140 млн. шекелей?» — добавил он.

Сокращение бюджета будет болезненным ударом для корпорации и ее 11-го телеканала. Только на прошлой неделе был опубликован список жертв: у одной из судебных теледрам второго сезона не будет, очередной сезон телевикторины заморожен, и две программы журналистских расследований исчезнут с экрана.

О победе слаще этой Нетаниягу не мог и мечтать: с помощью одного телевизионного мероприятия, которое случается в Израиле раз в 20 лет, он смахнул с экрана две программы журналистских расследований. Розовое шампанское польется широкой рекой.

На «Кан» утверждают, что пока ни один политический орган не проинформировал корпорацию о будущем бюджете. Мало того, что зрители останутся без программ высокого уровня, но многим израильским телевизионщикам, до которых и так никому нет дела в стране, которая пожирает своих художников, придется зализывать раны и искать новые способы зарабатывать на жизнь.

Комплименты, которыми осыпали самое удачное в истории молодой корпорации мероприятие, символизируют начало новой эры общественного вещания в Израиле. Когда-нибудь Нетаниягу отойдет от общественной жизни, но ущерб, который он нанес медиа-корпорации, хотя сам же помог ее создать, будет ощущаться еще долго.

Итай Штерн, «ХаАрец», М.Р. К.В. 

Фото: Хаим Цах, GPO


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend