Европа в поиске нового арбитра

Война в Украине смешала расклад сил в Европе. Традиционно ведущие державы, считавшиеся лидерами мирного времени, как будто стушевались перед вызовами времени военного. В то же время государства, находящиеся на геополитической периферии, неожиданно проявили себя авангардом общеевропейской реакции на российскую агрессию.


Самый очевидный пример первого – конечно, Германия. Ее экономическая мощь определяла жизнь стран еврозоны, особенно после финансового кризиса 2008 года. Решения Берлина по вопросам иммиграции, энергетики, фискальной политики и дипломатии прямо или косвенно влияли на положение в других странах и хотя и подвергались критике, но мало кто из европейцев мог позволить себе открыто выступить против крупнейшей экономики континента. 

В то время как западные спецслужбы с конца прошлого года предупреждали об угрозе российской агрессии, Германия настаивала на продвижении проекта «Северный поток-2», несмотря на возражения стран Восточной Европы, которые лучше других понимали, с кем имеют дело. Когда война все-таки началась, канцлер Шольц долго сдерживал усилия блока по введению санкций против российских энергоносителей, и слишком долго сомневался, стоит ли передавать Украине тяжелое вооружение – даже когда весь континент, а также США, включились в гонку по вооружению Киева. И хотя правительство Олафа Шольца все-таки и поддержало нефтяное эмбарго, и согласилось направить в Украину оружие, морального авторитета считаться лидером блока у него, кажется, больше нет. 

Этим может воспользоваться Франция. Выиграв второй срок на посту президента, Макрон может претендовать на звание главного лидера ЕС и получить новый импульс для своего стремления сделать Европу более сильной и независимой, тем более что Ангела Меркель, которая затмевала его на европейской политической арене, уступила пост канцлера менее опытному и менее популярному Олафу Шольцу. 

Наступление России на Украину стерло, по крайней мере, на время, разногласия между Евросоюзом и Великобританией. После Брекзита Лондон и Брюссель никак не могли договориться о формате своих новый отношений, что выливалось в многочисленные конфликты – то из-за пересекающих Ла-Манш мигрантов, то из-за контрактов на поставки вакцины от коронавируса, то из-за определения рыболовной зоны. Стороны порой не могли скрыть своего раздражения, но с началом войны в Украине Великобритания показала себя как надежного партнера в общих усилиях по сдерживанию российской агрессии. Она стала одной из первых стран, которая в конце января отправила Украине большое количество противотанкового оружия, а премьер-министр Великобритании Борис Джонсон недавно посетил Киев в знак поддержки. 

Еще одной страной, чьи позиции внутри блока заметно изменились, стала Польша. До российского вторжения она была «нелюбимым ребенком» Евросоюза, постоянно нарушающим правила и противоречащим европейским ценностям. Консервативное евроскептическое правительство в Варшаве сопротивлялось единой модели либеральной демократии. Но когда разгорелась война в Украине, Польша приняла более трех миллионов беженцев и стала одной из главных движущих сил принятия жестких санкций против Кремля. 

Соединенные Штаты, которые в последние годы все больше отдалялись от европейских союзников, переключив внимание сначала на свои войны на Ближнем Востоке, затем – на сдерживание растущей угрозы со стороны Китая, вернулись – по крайней мере, на время. Они направили около 20 000 дополнительных военнослужащих в Европу, в основном в восточные страны НАТО, находящиеся на передовой: Румынию, Польшу и страны Балтии. Американское оружие продолжает поступать в Украину. 

Наконец, еще одна держава, чьи позиции в Европе драматически изменились с началом войны в Украине – это Россия. Как пишет Foreign Policy, до вторжения Россия постепенно восстанавливала свой уровень влияния на Европу, которого не было со времен окончания холодной войны. Москва открыто вмешивалась во внутреннюю политику ряда европейских стран, финансируя популистские политические партии, распространяя дезинформацию через социальные сети и подконтрольных Кремлю новостных провайдеров, а также финансируя множество бывших европейских лидеров. Россия стала незаменимым поставщиком энергоносителей для многих европейских стран, подпитывая экономическое богатство Германии дешевым газом. А с помощью грубой силы Россия вновь появилась в Средиземноморском регионе, контролируя потоки массовой миграции в Сирии и Северной Африке. Война привела к тому, что Россия оказалась изолированной в Европе, как никогда прежде, и едва ли сможет даже приблизиться к недавнему уровню вовлеченности в европейские дела в ближайшие годы, если не десятилетия. 

Кто займет роль нового европейского арбитра – державы или группы держав, определяющих политическую динамику континента – еще предстоит узнать. Но на плечи этих правительств падет не только дальнейшая поддержка Киева в его отражении российского вторжения, но и восстановление Украины после войны, а также переформулирование всей системы европейской безопасности.  

Александра Аппельберг, «Детали». AP Photo Michel Euler⊥

Читайте также:

Путин объединил Запад. Но надолго ли?