Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Frank Augstein
    AP Photo/Frank Augstein

    Европа в панике, Путин празднует: нефть и газ дорожают – как это повлияет на нас?

    Как всегда, причины неожиданного скачка мировых цен на газ и нефть легко объяснить – когда он уже произошел. Вот главное объяснение: когда цены в начале коронакризиса рухнули и даже были отрицательными в течение нескольких дней, когда было невозможно найти, где хранить имеющуюся нефть, производители поспешили закрыть кран, уволить рабочих и остановить инвестиции, обслуживание и разработку месторождений.


    Однако сейчас, когда экономика возвращается к полной активности, а зачастую и к более высокой, чем в 2019 году, эти производители не успевают «открыть кран», спрос растет, а в преддверии приближающейся зимы в богатых странах цены устремились вверх.

    Например, цена на нефть в последние дни выросла до 80 долларов за баррель, что является самой высокой ценой с конца 2018 года, в то время как цены на газ на европейском рынке в этом году выросли на 300 процентов и превысили цены на нефть. Раньше газ в Европе продавали примерно по половине цены на нефть.

    Результаты, которые мы видим в новостных выпусках телеканалов, представляют картину, не виданную в течение долгого времени: очереди на бензозаправочных станциях Великобритании в ожидании повышения цен и интервью с людьми, которые опасаются, что в ближайшем будущем у них не будет газа для обогрева домов зимой, а высокие расходы на отопление снизят их уровень жизни.


    В Великобритании беспокойство потребителей вынудило правительство гарантировать отсутствие перебоев в подаче электроэнергии, а во Франции правительство разошлет чеки на 100 евро примерно 6 миллионам семей с низкими доходами, чтобы помочь им справиться с ростом затрат на электроэнергию.

    Победителей и проигравших от этого роста цен легко определить. В то время как потребители в Европе и других странах – это те, кому придется платить больше за все виды энергии, энергетические компании и страны, производящие газ и нефть, такие как Россия и Норвегия, находятся в экономическом и политическом выигрыше.

    Например, российский президент Владимир Путин, чьи настроения прямо коррелируют с индексом цен на нефть, уже издевается над европейцами: «Те европейцы, которые согласились подписать с нами долгосрочные контракты, теперь могут радостно потирать руки», – сказал Путин в прошлом месяце, в то время как с европейской стороны некоторые обвиняют Россию в преднамеренном ограничении потока газа в Европу, чтобы ускорить рост цен.

    Борцы с климатическим кризисом, которые работают над сокращением использования загрязняющих видов топлива, ответственных за глобальное потепление, также проигрывают. Внезапно газ и нефть снова вошли в моду, страны рассматривают даже возможность возобновления работы закрытых угольных электростанций, а некоторые обвиняют политику перехода на возобновляемые источники энергии в том, что она вызвала пренебрежение к добыче и поставкам газа и нефти.

    За несколько дней до большой конференции по климату, которая состоится в Глазго, в Шотландии, рост спроса на нефть и газ не оставляет надежды на то, что страны мира примут более амбициозные цели и графики по уходу от использования ископаемого топлива.

    Но как долго будет продолжаться этот цикл роста? В основном это результат быстрого выхода экономики из коронакризиса, и продолжение зависит от скорости, с которой нефтегазовые компании открывают краны и увеличивают предложение.


    В краткосрочной перспективе эксперты прогнозируют продолжение роста цен, особенно если европейская зима будет холоднее, чем в среднем. Например, экономисты Goldman Sachs предсказывают, что цены на нефть скоро вырастут как минимум до 90 долларов за баррель, что является пиком с 2014 года, но не весь рынок с ними согласен. Фьючерсные контракты на поставку нефти через месяц, два и три месяца фактически торгуются по более низким ценам – финансовая ситуация, которая не способствует будущим инвестициям в нефть.

    Наподобие нынешней вспышки инфляции, рынок нефти и газа цикличен, но никто не знает, будет ли текущий период роста цен продолжаться полгода, год или, может быть, даже больше.

    Израильский угол зрения


    Здесь, в Израиле, тоже нетрудно определить выигравших и проигравших от роста цен на нефть и газ. Потребители, безусловно, пострадают от роста цен на топливо для автомобилей, но в отличие от Европы у израильтян нет причин страдать от мирового роста цен на газ, поскольку израильская электроэнергетическая компания («Хеврат хашмаль») получает газ из месторождений «Тамар» и «Левиафан» по долгосрочным контрактам, не привязанным к ценам на нефть.

    Внезапно контракты «Хеврат хашмаль» кажутся лучшей сделкой по сравнению с остальным миром. Другие израильские потребители природного газа, такие как химические и промышленные предприятия, также получат выгоду от подписанных ими долгосрочных контрактов.

    С другой стороны, борьба за экспорт газа может возобновиться; учитывая высокие цены в Европе, владельцы месторождений, включая Ицхака Тшува и компанию Chevron, возобновят давление с целью увеличения экспорта, а оппоненты воспользуются теми же данными и попытаются доказать важность оставить израильский газ для будущих поколений нашей страны.

    Кто, вероятно, не выиграет от повышения цен, как это ни удивительно, – нефтеперерабатывающие заводы. Хотя они продают топливо и нефтепродукты, прибыльность нефтеперерабатывающих заводов зависит от разницы в цене покупки и продажи. Таким образом, они заработают на имеющихся запасах нефти, но покупка новой и дорогой нефти для переработки будет сложной задачей, особенно при отсутствии уверенности в отношении будущих цен на нефть и будущих объемов спроса.

    Эйтан Абриэль, TheMarker, И.Н. На снимке: очередь на заправочную станцию в Великобритании. AP Photo/Frank Augstein˜√

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend