Saturday 28.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Ukrainian Presidential Press Office via AP
    Ukrainian Presidential Press Office via AP

    Еврейство президента Зеленского как символ

    Летом 2019 года, гуляя по улицам Киева, мы с отцом наткнулись на самую нелепую и неожиданную достопримечательность, которую только может встретить еврей: посреди Софийской площади стоит колоссальный памятник гетману запорожских казаков Богдану Хмельницкому.


    В XVII веке Хмельницкий возглавил восстание, которое в конечном счете привело к созданию протоукраинского государства. Он также стремился искоренить в нем евреев. За десятилетие террора казаки и их союзники уничтожили около 50 000 евреев.

    Вид этой статуи вызвал недоумение, потому что в то время как в США сбрасывают статуи генералов-конфедератов, было удивительно видеть памятник, украшающий европейскую столицу, за ее ночную жизнь и культуру прозванную «новым Берлином», посвященный человеку, которого по месту в еврейской истории сравнивают только с Гитлером.

    Но вот ирония судьбы – всего за три месяца до нашего визита президентом Украины был избран еврейский актер-комик Владимир Зеленский.


    AP Photo/Evan Vucci

    Оглядываясь назад, невозможно представить, что три года спустя Зеленский станет символом человечности и свободы в борьбе с тиранией и насилием. Если бы я мог сказать своему прадеду, который покинул Украину, спасаясь от антисемитизма и других гонений, что в сегодняшней Украине еврейский комик возглавил восстание против нынешнего русского царя, он, вероятно, подумал бы, что я просто неудачно пошутил. Но характер этого комика и президента – не шутка. Как и его еврейство.

    На первый взгляд, еврейство Зеленского – почти случайно. В интервью сайту Times of Israel Зеленский сказал, что он происходит из «обычной советской еврейской семьи. Большинство еврейских семей в Советском Союзе не были религиозными». Власти в Советском Союзе на протяжении 80 лет подавляли все религии.

    Зеленский охотно говорил о своем дедушке, который во время Второй мировой войны в рядах Красной армии сражался с нацистами, но почти не упоминал трех двоюродных дедов, убитых нацистами – в числе полутора миллионов украинских евреев, погибших в Холокост.


    Во время выдвижения его кандидатуры тот факт, что он был евреем, оставался в стороне. И кроме анекдотического факта, что у него, как и у подавляющего большинства русскоязычных евреев, «есть родственники в Хайфе и Ашдоде», израильская общественность не видела в нем ничего особо «еврейского».

    За исключением того, он был родом из Украины. А в результате многовековых гонений, уничтожения и бегства евреев с точки зрения еврейской истории от этой страны осталась черная дыра. Для многих евреев Украина – это синоним Хмельницкого, погромов, бойни в Бабьем Яре во время Второй мировой войны.

    Но то, что Зеленский оказался в президентском кресле накануне самого серьезного кризиса XXI века, служит напоминанием о том, что Украина – это не только страна еврейских трагедий, но и горнило современной еврейской истории.


    В то время как евреи Российской империи, запертые в черте оседлости, были лишены возможности свободно передвигаться по ее территории, в украинских городах и поселках евреи могли свободно жить, собираться, говорить и думать. До начала Второй мировой войны треть населения Одессы и Киева составляли евреи. Уделом евреев в Украине были не только трагедии, но и культурное и политическое возрождение огромных масштабов: в период, когда мир переходил в ХХ век, здесь жило великое множество евреев, которые влияли на жизнь, мысль и политику.

    Только подумайте об этом: Украина – родина трех премьер-министров и двух президентов Израиля. Именно здесь члены организации БИЛУ мечтали о еврейской сельскохозяйственной утопии, именно здесь в одесских кафе молодой Давид Бен-Гурион вступал в шумные споры о сионизме, именно здесь Зеэв Жаботинский сформулировал свой более националистический взгляд на родину, а члены «Бунда» митинговали против него; именно здесь перед мысленным взором Льва Троцкого представал совершенно иной мир.

    Еврейские писатели и поэты, такие как Исаак Бабель, Василий Гроссман, Шолом-Алейхем, Шауль Черниховский и Хаим Нахман Бялик, не только создавали современную еврейскую литературу, но и формулировали видение того, что значит быть израильтянином, советским человеком, что значит быть человеком во времена радости и войны.

    Музыканты, художники и мыслители, такие как Леонард Бернстайн, Боб Дилан, Ноам Хомски и Стивен Спилберг, чьи родители были выходцами из Украины, в большей степени, чем кто-либо другой, помогли описать то, что будет названо американским опытом. А родословная таких комиков украинского происхождения, как Мел Брукс и Джон Стюарт, несомненно, восходит к Одессе, городу юмора, где еврейские биндюжники, конокрады и поэты оттачивали в трактирах свои шутки.

    Несмотря на беды и ужасы, города и поселки Украины были местом, где родилась большая часть ХХ века. Без Одессы и Киева не было бы Тель-Авива и Иерусалима, не было бы и Нью-Йорка.

    Для большинства из нас, особенно для тех, кто вырос в Израиле, история украинских евреев заканчивается бегством в мир еврейской диаспоры XX века. Но эта история – далеко не полная, и Зеленский это лишь доказывает. Революционным еврейским лидером его делает тот факт, что он остался.

    Несмотря на то что Зеленский актер, видно, что его стойкость и упорство – никак не игра; в этой его искренности – разительное отличие от вчерашних генералов, рядящихся в политиков. Он знает, что на долю народа выпадает давление, преследования, испытания и что его стойкость проистекает не из великой идеологии, а из стремления к достойной жизни.

    Достоинство – ключевой элемент выступлений Зеленского, обращается ли он к гражданам России, Запада, евреям и израильской общественности. Вот почему он вызывает у нас, «Запада», чувство стыда, когда упрекает мир за то, что он не ввел бесполетную зону, или Израиль за то, что он недостаточно поддерживает украинский народ; когда он говорит о бедственном положении беженцев, покидающих страну, тех, кто застрял, и тех, кто решил остаться и бороться.

    В то время как Россия стремится поглотить Украину и видит в Зеленском мишень номер один – за то, кем он является и за что выступает, – его еврейство стало символом чего-то гораздо более значительного: что, несмотря на столетия, когда мы были чужаками и гонимыми, мы можем быть частью общего и объединиться вокруг универсальных человеческих идеалов.

    То, что он остается в Украине, также напоминает нам, что евреи были здесь всегда, что жизнь за пределами Израиля, Нью-Йорка или Парижа не закончилась в 1945, или 1948, или даже в 1991 году; еврейская жизнь принимала различные формы, и опыт Зеленского – яркий тому пример.

    В условиях гражданской и политической свободы расцветают эти разнообразные гибридные идентичности, приходя на место стертой одномерной идентичности, присущей периоду советской власти. Как сказал украинский еврейский диссидент Йозеф Зисельс: «Я считаю, что такая идентичность, как идентичность британского еврея, французского еврея или украинского еврея, возможна только в свободной, независимой стране и желательно демократической».

    В отличие от иудаизма религиозных евреев, еврейство Зеленского не привязано к Священному писанию и исполнению заповедей. Это более широкий, почти невыразимый дух современного, свободного мира, где каждый несет ответственность за то, чтобы сделать мир лучше.

    Его идеалы воплощают комплекс еврейских идеалов и предписаний, сосредоточенных вокруг норм того, как люди должны вести себя по отношению к ближнему и обществу. Когда Зеленский говорит «нацизм рождается в молчании», он призывает нас встать и выступить против зла.

    «Случайный» еврейский героизм Зеленского соответствует как ценностям Талмуда, так и Хартии прав человека ООН. Он такой же Мордехай Анилевич, как и Лех Валенса. А в век социальных сетей его имидж – это одновременно и человек, подобный человеку из толпы, каким его описывал Бабель, и авторитет, человек, оказывающий влияние на принятие важных решений.

    Еврейский нарратив был в значительной степени сформирован тем, что общество проецировало на них: ненавистью, расизмом и предубеждениями. Напротив, несмотря на то что Зеленский происходил из еврейской семьи, члены которой погибли от рук нацистов, ему удалось заставить людей всего мира спроецировать на него, человека, ставшего лидером почти случайно, свои идеалы, желания и надежды.

    Возможно, для одного человека это слишком много. Но, возможно, мир объединился вокруг Зеленского потому, что он воплощает в себе тихий, простой, но смелый акт лидерства, солидарности и свидетельства, за который ратовал еврейский мудрец Хилель: «Там, где нет человека, будь человеком».

    Или более в еврейско-украинском духе, как писал Исаак Бабель в «Конармии»: «Возможно, вам не удастся переубедить одесских евреев, но вы можете многому у них научиться».

    Эйтан Нечин, «ХаАрец», М.Р. Ukrainian Presidential Press Office via AP, AP Photo/Evan Vucci
    Автор – израильский писатель и редактор, живущий в Нью-Йорке √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend