Как Украина вымарывает память о Катастрофе

В Яновском, «украинском Освенциме», я видел черепа и тонны мусора. Мародеры оскверняют массовые захоронения евреев, ищут золото; исторические места исписаны христианской и националистической символикой.

По вине украинского правительства, а также из-за отсутствия интереса со стороны мировой еврейской общины, останки жертв Катастрофы сегодня регулярно оскверняются – и память о них быстро стирается из истории.

В июле этого года наша группа из 30 американских евреев побывала в лесу Сосенки за пределами Ровно.

5-6 ноября 1941 года всех евреев Ровно, более 17 000 человек, привезли в этот лес и расстреляли. Мы отправились в Сосенки, чтобы почтить их память.

Когда мы дошли до места, то увидели кости, разбросанные по земле. Мой сын посмотрел на меня и спросил: «Что это?» — он держал в руках череп.

То, что должно быть защищено, как место памяти, на днях было осквернено гробокопателями, которые, по мнению украинской полиции, искали золото. Глядя под ноги, мы собрали фрагменты черепа, зубы, позвонки и другие кости, и похоронили их по еврейскому обряду.

К сожалению, это — не единичный случай. Когда мы путешествовали по Украине, посещая места массовых захоронений, то обнаружили, что осквернение таких мест – обычное явление.

Украинское правительство прекрасно об этом знает, но этого недостаточно, чтобы остановить разграбление. Если грабитель попадается, ему выписывают штраф менее, чем на сто долларов, и отпускают.

Когда я написал письмо президенту Украины Петру Порошенко о грабежах и свастиках, которые видел на центральных улицах Ровно, мне просто сказали в украинском посольстве в США, что в Украине нет антисемитизма. Такой ответ неадекватен и не касается каких-либо шагов, предпринимаемых для защиты исторических мест от осквернения.

Некоторые могут сказать, что вопрос об останках не так важен. В конце концов, у нас много проблем с живыми, которые нужно решать, прежде чем мы станем беспокоиться о мертвых.

На самом же деле, чудовищное обращение с останками мертвых много  говорит и о живых тоже.

Вопрос о грабежах является частью более широкой проблемы пренебрежения памятью о массовых захоронениях и концентрационных лагерях в Украине.

Во Львове находится концлагерь Яновский, известный, как «украинский Освенцим». Это место невыразимого зла, где было убито более 100 000 евреев. Сегодня Яновский выглядит, как мусорная свалка.

Когда наша группа посетила Яновский, мы увидели человеческие кости, которые валялись на земле, наркоманов, разбросанные шприцы и тонны мусора. Это было самое грязное место, которое мы видели во Львове. И еще мы видели свидетельства присутствия грабителей.

В Украине есть сотни мест массовых захоронений. Почти все они скоро будут окончательно стерты из памяти.

В своей речи на получении Нобелевской премии мира Эли Визель, переживший Катастрофу, сказал: «Если что-нибудь может спасти человечество, это память».

Но для убитых евреев Украины памяти почти нет. Сами украинцы, несомненно, не сохраняют память об убитых евреях, так как страна не желает напоминать о темной истории своего сотрудничества с нацистами.

Даже когда украинцы действительно участвуют в сохранении могил, это часто способствует их собственной истории за счет убитых евреев. Например, на массовой могиле в Самбире, где были убиты почти все местные евреи, стоят три креста, хотя в этой братской могиле лежат только евреи.

Здесь также виновата еврейская община. Многие еврейские школы и организации заняты посещением крематориев в лагерях смерти в Польше, но не на Украине, где во время Катастрофы евреев расстреливали, а не душили в газовых камерах и не сжигали в крематориях, поэтому, кроме могил, здесь нет иных исторических напоминаний.

Если евреи не посещают эти братские могилы, как мы можем ожидать, что другие защитят и сохранят места упокоения наших святых мучеников?

Если никто не посещает эти места, мародерство станет обычным делом, и кости будут валяться в парках и рядом с гостиницами, станциями метро и супермаркетами.

Это уже происходит. Над оврагом Бабьего Яра, где были убиты почти все евреи Киева, находится станция метро и ресторан. Массовые захоронения превратились в мусорные свалки, а на месте других построили рестораны и вокзалы.

И в Бабьем Яру, где есть маленький мемориал убитым евреям, есть также мемориальная доска, прославляющая Ивана Рогача, редактора радикальной националистической и коллаборационистской газеты военного времени, которая призывала к уничтожению всех евреев Киева и евреев вообще, как «величайшего врага народа».

Мир молчал, когда были убиты 1,5 миллиона евреев Украины. Теперь мир (и даже еврейская община) молчат, когда их память стирают и оскверняют.

Это дает ясный сигнал убийцам. Если вы снова устроите массовое убийство евреев, миру будет все равно.

Если мы не встанем на защиту их памяти, мы будем не только причастны к сокрытию их убийства – мы все разделим ответственность за последующие массовые убийства, которые обязательно произойдут.

Шмуэль Герцфельд, «ХаАрец», Л.К. Фото: Pixabay. Автор статьи — раввин  «Охэв шалом» — национальной синагоги в Вашингтоне.

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend