Еврейско-палестинская комедия жизни

Джесс Саломон — еврейка из Канады, Эман аль-Хусейни родилась в палестинской семье, а вместе они – лесбийская пара и дуэт комедиантов, к которому нужно отнестись всерьез.

Несколько человек получили в свой адрес слова особой благодарности, когда Эман аль-Хусейни и Джесс Саломон вступали в брак, в том числе пьяный итальянец из «Комеди-клаб» и Саддам Хусейн. Саломон – канадская еврейка, аль-Хусейни родилась в семье палестинцев, покинувших Кувейт в 1991 году после иракского вторжения. «Иногда мне хочется от всей души поблагодарить Саддама Хусейна за то, что он вторгся в Кувейт, иначе семья Эман не попала бы в Монреаль, и мы, возможно, так  и не встретились бы», — говорит Саломон.

Теперь эта парочка нашла себе пристанище в более спокойных краях: они сидят за столиком в модном кафе в Бруклине, где живут с 2015 года. Как и легионы других комиков, они приехали в Нью-Йорк, чтобы его покорить.

Но кое в чем они все-таки отличаются от своих коллег. Много ли найдется актерских дуэтов, которые с высокой степенью достоверности могут утверждать, что они — лесбийская палестинско-еврейская супружеская пара?

Каждая из них выбрала свой путь, у каждой – свой стиль: Аль-Хусейни громче, Саломон — тише. Но брак – составной элемент их общей карьеры. Они несколько раз выступали вместе и присутствуют в Инстаграмме в качестве героев комикса или серии карикатур «theelsalomons» работы лондонского художника Джесси Брауна.

На одной из карикатур аль-Хусейни ненароком пугает христианских миссионеров, представившись так: «Я мусульманинка, лесбиянка, а жена у меня еврейка». На другой карикатуре Аль-Хусейни приходится отказаться от выступления, потому что оно выпадает на Судный день. Пара надеется в будущем превратить эти комиксы в мультипликационную комедию положений.

«Противодействие есть всегда: не говорите о женских проблемах, не говорите о том, каково быть арабом, не говорите о своей идентичности», — говорит Аль-Хусейни.

Аль-Хусейни, жившей в Канаде с 1991 по 2015 год, стенд-ап идеально подходил. Школа ее никогда не интересовала, ни петь, ни танцевать она не умела, зато у нее здорово получалось рассказывать анекдоты. Она считает, что через комедию палестинские и мусульманские женщины могут рассказать о себе. Уже 12 лет, как она выступает на эстраде с комическими монологами.

«В юности я поняла, что быть смешной — это мощный инструмент, благодаря которому вам многое может сойти с рук, — говорит Аль-Хусейни. — Если вы можете заставить людей смеяться, вы многого достигнете. А насчет того, каково быть палестинцем, в Северной Америке это вопрос спорный».

Аль-Хусейни совершила несколько гастрольных турне по палестинским городам на Западном берегу, а также в Израиле. И ей понравилось: «Люди живут там насыщенной жизнью».

«В то время, когда мы с Эман только начинали, очень немногие арабские женщины занимались комедией, — говорит Муссон Зайид, одна из палестинских комедианток, которая гастролировала с Аль-Хусейни. — Эман — блестящий комик, она неустанно работает, но она не нашла своего подлинного голоса, пока не встретила Джесс… Эман и Джесс – основа всех шуток, верно?»

Саломон начала с того, что была юристом в министерстве юстиции Канады, потом работала в Гааге — в трибунале по военным преступлениям. Если на ее работе и было что-то смешное, то разве что настоящий юмор висельника. «Мне пришла в голову идея – комедия, действие которой разворачивается в трибунале по военным преступлениям. Вот я и пытаюсь ее написать», — говорит она.

Она решила сделать перерыв, вернуться в Монреаль и попробовать себя в стенд-апе. С тех пор прошло почти десять лет.

Джесс и Эман встретились в англоязычном комедийном клубе в Монреале, где комики отдыхали после выступлений. У Аль-Хусейни было еврейско-мусульманское комедийное шоу, которое шло в рождественские дни и называлось «Кошерные шутки на мусульманские праздники». Она пригласила Саломон в нем поучаствовать. Говорят, комики — мусульмане и евреи — тянутся друг к другу.

«Когда на сцене появилась Джесс, я была убеждена, что она — агент Моссада, — говорит аль-Хусейни. — Кто еще может бросить юриспруденцию, чтобы стать комиком? Я точно знала, что она хочет разрушить мою карьеру».

В то время Аль-Хусейни еще не считала себя лесбиянкой, поэтому первые года два они просто дружили. А потом их друг-итальянец по пьянке сделал предложение им обеим. Тут и началась романтика.

«Если у нас когда-нибудь будут дети, нам придется придумать что-нибудь получше, — говорит Саломон. — Был один комик, он предложил нам заняться любовью втроем, и я тогда совсем по-другому посмотрела на Эман. Но втроем у нас тогда так и не получилось. Этот итальянец думал примерно так: «Вот бы вам, двум шлюхам, поцеловаться».

В 2015 они заключили брак. Иногда во время их выступлений у них возникают напряженные отношения с еврейской публикой, а произраильски настроенная публика, бывает, освистывает их и прогоняет со сцены. «Помню, одна пожилая женщина орала из зала: «Хватит этих антисемитских шуточек!» — рассказывает Саломон. — А я ответила: «Да я просто рассказываю, каково выйти замуж за палестинку». Она просто не могла этого вынести».

Но они говорят, что в целом люди их принимают. А когда что-то идет не так, можно всегда обратить это в шутку.

«Мы разрушаем стереотипы, и люди потом говорят: «А я и не знал, что мусульмане могут быть такими смешными», говорит Аль-Хусейни. «Мы и лесбиянки, и стереотипы ломаем, и пиво пьем», — отвечает Саломон. «Какое-то нагромождение пороков».

«Вся моя жизнь – один большой грех», — смеется Аль-Хусейни.

«ХаАрец», М.Р.

Фото: скриншот YouTube BRIC TV


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend