Еврейские делегаты Арабского конгресса

«В Базеле я основал еврейское государство», — записал в дневнике Теодор Герцль в 1897 году, подводя итоги Первого Сионистского конгресса. Спустя 16 лет практически ту же фразу, с небольшими поправками – «В Париже я основал арабское государство» – мог бы произнести Абдель-Хамид аз-Захрауи, председатель Первого Аабского конгресса.

Его делегаты заявили о политических претензиях на земли, на которых они проживали. Правда, речь о создании независимого арабского государства тогда еще не шла. Требования делегатов конгресса ограничились участием арабов в управлении Османской империей, широкой автономией арабских вилайетов, укреплением роли арабского языка.

Первый арабский конгресс открылся ровно 105 лет тому назад, 18 июня 1913 года. В помещении французского Географического общества на бульваре Сен-Жермен собрались 23 делегата – 11 мусульман, 11 христиан и… один еврей. Помимо них, в работе конгресса приняли участие два наблюдателя – египетский интеллектуал Саид Камиль и сионистский деятель Сами Гохберг, который был также редактором газеты «Младотурок» («Jeune Turc»), выходившей в Стамбуле на французском языке.

Участие евреев в работе Первого арабского конгресса выглядит сегодня парадоксом, но, по сути дела, оно было вполне закономерным. Во-первых, довольно многие сионистские деятели в ту пору видели в арабских националистах потенциальных союзников в борьбе за автономизацию Османской империи. Во-вторых, арабы тоже не исключали возможности такого союза. И, в-третьих, само сионистское движение во многом служило отправной точкой для деятельности арабских националистов. Как пример для подражания, с одной стороны, и опасность, с которой необходимо бороться, с другой.

Планы сионистов, связанные с созданием еврейского государства в Палестине, вызывали тревогу арабских националистов. Тем более, что они год от года обретали плоть и кровь. Ко времени открытия Первого Арабского конгресса в Эрец Исраэль проживало уже около 80 тысяч евреев. В то же время арабские лидеры тогда не хотели ссориться с сионистами, которые, в целом, вызывали у них уважение. «Именно еврейское национальное движение было примером для арабов, — утверждает преподаватель международного Соломонова университета Юрий Корогодский. – Именно евреи напомнили своим семитским братьям, кто они такие».

Если Сами Гохберг прибыл в Париж, как наблюдатель, то представитель Всемирного сионистского движения в Стамбуле, директор местного филиала «Англо-Палестинского банка» Виктор (Авигдор) Якобсон имел статус полноправного делегата конгресса. Он пользовался немалым авторитетом в среде арабских националистов. Якобсон был вхож в правящие круги Османской империи и имел неплохие связи в руководстве «Младотурков».

Виктор Якобсон родился и вырос в Симферополе. Еще гимназистом он примкнул к движению «Радетелей Сиона». Затем, будучи студентом философского факультета Берлинского университета, Якобсон сблизился с сионистами. В Берлине, вместе с Лео Моцкиным, Шмарьягу Левиным и Нахманом Сыркиным, он основал «Сионистский студенческий союз». В 1898 году Якобсон был избран делегатом Второго Сионистского конгресса в Берне, и с тех пор принимал постоянное участие в работе этих форумов.

Якобсон был яростным противником «плана Уганды» и настаивал на том, что еврейское государство должно быть создано в Эрец Исраэль. Вместе с тем он столь же настойчиво призывал сионистское движение к сотрудничеству с арабскими националистами. Якобсон сблизился с их лидерами в Бейруте, где с 1906 по 1908 годы возглавлял отделение «Англо-Палестинского банка». Прекрасно проявив себя в этой должности, он был переведен в Стамбул.

Якобсон прибыл в столицу Османской империи в год младотурецкой революции, придавшей мощный импульс арабскому национальному движению. Ознакомившись с ситуацией на месте, Якобсон пришел к выводу: для евреев все не так уж плохо. В письмах, направленных в Эрец Исраэль молодым лидерам партии «Поалей Цион» – Давиду Грину (впоследствии взявшему фамилию Бен-Гурион) и Ицхаку Бен-Цви, он утверждал: сионисты и арабские националисты могут найти общий язык. «Нас объединяют революционный дух, стремление к прогрессу и строительству новой страны», — писал он.

Приглашение на Парижский конгресс Виктор Якобсон воспринял, как замечательную возможность для развития диалога между арабами и евреями и укрепления сотрудничества между ними. Сам факт, что из 25-ти участников Первого Арабского конгресса двое являлись евреями, действительно о чем-то говорил. И, хотя Гохберг, в отличие от Якобсона, не был полноправным делегатом форума, статус наблюдателя был также весьма почетным.

Гохберг родился в маленьком местечке в окрестностях города Сороки в Бессарабии. В 1889 году, когда ему было 20 лет, он приехал в Эрец Исраэль и поселился в Ришон ле-Ционе. Впоследствии к нему присоединилась вся семья, ставшая одной из основательниц города Нес-Циона.

Пережив трагедию в личной жизни (смерть внебрачного ребенка и самоубийство жены), Гохберг в 1902 году переехал в Тверию. Там он познакомился с местной учительницей, ставшей вскоре его второй женой. Свадьбу сыграли в 1903 году в Бейруте, где супруги начали преподавать в еврейской школе сети «Альянс». Затем они переехали в город Сенендедж, расположенный в иранском Курдистане. Там они проработали несколько лет в местной школе сети «Альянс», после чего перебрались в Алеппо. Не найдя себе подходящего занятия, Сами Гохберг с женой в 1909 году переехали в Стамбул.

Там Гохберг познакомился с Зеэвом Жаботинским и Виктором Якобсоном, и вскоре стал соредактором выходившей в Стамбуле еврейской газеты «Ха-Мевасер». Одновременно с этим он начал строить политическую карьеру. Гохберг вступил в партию младотурков и стал редактором партийной газеты на французском языке.

Годы странствий по исламскому миру привели Гохберга к мысли, что иудеи и мусульмане могут прекрасно жить по соседству друг с другом. Он с большим энтузиазмом воспринял идею Первого Арабского конгресса. По его мнению, широкая политическая и культурная автономия в рамках Османской империи являлась общей целью сионистов и арабских националистов.

Однако Первый Арабский конгресс не помог воплощению этих замыслов. Руководство Османской империи, на словах согласившееся выполнить часть требований арабов, всячески затягивало реформы. А с началом Первой мировой войны на арабских националистов обрушились репрессии. Многие из их лидеров были арестованы и казнены. Не избежал этой печальной участи и председатель Первого Арабского конгресса Абдель-Хамид аз-Захрауи. В 1916 году он был публично казнен на одной из центральных площадей Дамаска.

Еврейские делегаты Первого арабского конгресса в это время находились за пределами Османской империи – Виктор Якобсон возглавлял представительство Сионистской организации в Копенгагене, а Сами Гохберг большую часть времени проводил в Бухаресте. Есть версия, по которой Гохберг, используя свои связи, по заданию германской разведки, пытался подтолкнуть Румынию вступить в войну против Антанты. Так или иначе, связь со своими арабскими друзьями оба они уже потеряли.

Борис Ентин, «Детали».

На фото: Париж 1990-х, Wikipedia public domain;
Абдель-Хамид аз-Захрауи, Wikipedia public domain

 


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend