Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Bob Edme
    AP Photo/Bob Edme

    Еврейская «белая надежда» Европы?

    Куда бы ни направлялся этот человек, он приковывает к себе нескрываемые восхищенные взоры тысяч людей и даже больше. Они хотели бы рассмотреть его вблизи. Они приходят, чтобы выразить свою любовь к нему. Более того, они приходят, надеясь убедить его воплотить их мечтания и баллотироваться на пост президента Франции.


    Его фанаты до глубины души ненавидят политику, ставшую обычной рутиной, и обвиняют ее в том, что она, по сути, искажает облик их страны. Они возмущены тем, что, по их мнению, ведет к вероятной потере Франции. И в довершение всего они готовы повсеместно, при любом удобном случае заявлять: мы больше не хотим, чтобы к нам прибывали иммигранты. В особенности они полны решимости ограничить количество мусульман в своей стране. Они чувствуют себя чужими в своей стране и винят в этом «наводнивших» Францию иммигрантов.

    И вот у этих людей с недавнего времени появился свой герой – тот, кто обещает воплотить массовые фантазии и вернуть Франции ее имперский статус. Любимец публики, о котором идет речь, – Эрик Земмур. Он пока не выдвинул свою кандидатуру на пост президента Франции, но способствовал тому, что на бледные лица миллионов французов лег долгожданный румянец.

    Надо увидеть это, чтобы поверить: в начале октября Земмур прибыл в город Лилль, расположенный на севере Франции – на очередное выступление, точнее, на массовое шоу, напоминающее скорее рок-концерт. В зале его ждали тысячи зрителей. Некоторые из них пришли за несколько часов до начала. Сотни верных его последователей остались снаружи, потому что им не хватило мест. Стоило ему войти в зал, как тысячи человек вскочили, дружно скандируя: «Земмур! Земмур!» Понадобилось некоторое время, чтобы «человеку года» газет и журналов удалось успокоить публику.


    Этому маленькому человечку более чем кому-либо удалось убедить миллионы людей, что только он может ликвидировать такое явление, как иммиграция. Он обещает, что если ему предоставят такую возможность, он очистит Францию от любого мусульманского присутствия. Однако величайший абсурд заключается в том, что сам Земмур – сын иммигрантов, происходящий из традиционной еврейской семьи. Он родился во Франции через несколько лет после того, как его семья эмигрировала из Алжира.

    Борьба алжирцев за независимость была кровава и безжалостна, потому что они хотели добиться ее любой ценой. А Франция была полна решимости любой ценой этому помешать. Война длилась почти десять лет, в результате погибли около миллиона человек, в основном алжирцы. Французы не останавливались ни перед чем, исключая разве что атомную бомбу.

    Большинство евреев покинули Алжир сразу после обретения им независимости в 1962 году. Семья Земмура сделала это на десять лет раньше, поселившись во Франции в 1952 году. Эрик рос в атмосфере, предполагавшей культивирование духовных ценностей на стыке французского наследия и еврейской культуры.

    Как и большинство евреев, живших во Франции, Земмур сопровождал своего отца на субботние молитвы и праздники и выучил иврит, хотя практически не говорил на нем. Его родители происходили из рабочей среды: отец, Роже, работал водителем на «скорой», мать была домохозяйкой. Уже учась в старших классах, Земмур проявлял интерес к правой идее, считая иммигрантов-мусульман непосильной ношей для Франции. В 70-х годах прошлого века миллионы иммигрантов из Северной Африки, включая Алжир, стекались во Францию. Алжир, по-прежнему истекающий кровью в борьбе за независимость, «делегировал» во Францию некоторых великих своих интеллектуалов во главе с Альбером Камю, Бернаром-Анри Леви, Жаком Деррида и другими.

    С самого начала своей карьеры журналиста и писателя Земмур указывал на ислам как на опасную цивилизацию, которая подрывает основы запада, чтобы однажды устранить его. Мусульман он обвинял в том, что они отказываются ассимилироваться во французском обществе и настаивают на приверженности арабской культуре.

    По мере того как его посылы крепли, находя отклик в народе, Земмур стал еще активнее атаковать мусульманское сообщество, возложив на него вину за то, что оно пытается подорвать Францию изнутри и стремится взять ее под свой контроль.


    Согласно разным оценкам, на сегодняшний день во Франции проживают от 5 до 10 миллионов мусульман. Многие местные евреи и французские правые убеждены, что через полвека мусульмане составят 50 процентов населения страны (хотя никакие серьезные исследования это не подтверждают), и опасаются, что это усложнит их жизнь во Франции.

    Выяснилось, что Земмур полностью контролировал тиражируемую им пропаганду. Он насыщает свои посылы обширными историческими знаниями и мастерски формулирует свои идеи, несмотря на их расистский тон. Он всегда подберет нужные слова и всегда сумеет, используя феноменальное знание истории, побить аргументы оппонентов.

    Последнее слово всегда остается за ним, и он всегда ухитрится выжать аплодисменты из толпы, которая, кажется, годами ждала человека, способного спасти их от иммигрантов. Ребенок, выросший в семье иммигрантов, говорящий на арабском и иврите, с ярко выраженной восточной внешностью стал The Great White Hope – «большой белой надеждой» коренных французов, если не всех правых Европы.


    Земмур бросает своим фанатам «спасательный круг» – надежду на возвращение гордости за французское наследие, столь много претерпевшее.

    Отныне им не следует стыдиться своего колониального прошлого – они могут, приняв гордую осанку, открыто говорить о тех ценностях, которые привнесли в жизнь других стран. Сын иммигранта Эрик Земмур учит французов, что значит гордиться своим отечеством, учит вновь любить Наполеона, ни перед кем при этом не извиняясь.

    Искренность и прямота Земмура привлекают на его сторону все больше и больше сторонников. Со временем благодаря отчаянию, вызванному нынешней беззубой политикой, поддержка этого человека только выросла. Согласно опросам, он оставляет позади Марин Ле Пен и вполне может столкнуться в президентской гонке «нос к носу» с Эммануэлем Макроном.

    Даниэль Бен Симон, «Сиха Мекомит». М.К. √  AP Photo/Bob Edme˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend