Еврейка и офицер СС – любовь в Освенциме | detaly.co.il
    Суббота 26.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    nitzolei shoa kimchi8340b- moti kimhi

    Еврейка и офицер СС – любовь в Освенциме

    Израильский режиссер Майя Царфати представила документальный фильм «Любовь, которой не было», рассказывающий о трагических отношениях эсэсовского офицера Франца Вунча с узницей Освенцима Хеленой Цитроновой.

    Как пишет журналистка Нирит Андерман, Царфати не впервые затрагивает эту тему: она показала историю Вунча и Цитроновой четыре года назад на студенческом конкурсе Американской киноакадемии, завоевав главный приз с короткометражной лентой «Красивейшая из женщин».

    В фильме «Любовь, которой не было» Царфати расширяет тему, попутно концентрируя внимание на множестве связанных с ключевой историей дилемм. Режиссер прибегает к тщательно подобранной мозаике интервью, в том числе с самими Цитроновой и Вунчем, сестрой Цитроновой и с женщинами, которые работали вместе с Цитроновой в лагере (некоторых уже нет в живых).

    Среди прочего, возникают и анализируются болезненные вопросы. Возможна ли, в самом деле, любовь между заключенной-еврейкой и офицером СС в Освенциме? Как должна вести себя бывшая заключенная спустя десятилетия, когда узнает, что мужчина, который спас ей жизнь и который любил ее, предстал перед судом за военные преступления, и просит ее отплатить ему добром – явиться в суд и дать показания в его пользу?

    Фильм начинается с демонстрации черно-белой фотографии красивой женщины в полосатой арестантской робе, она не выглядит изможденной и улыбается в объектив камеры; в общем, этот снимок определенно не относится к тем леденящим душу кадрам, запечатлевшим евреев в Освенциме. Это и есть героиня – Хелена Цитронова.

    Когда Вунч увидел Цитронову, когда услышал, как она поет, он потерял покой и сон. То внимание и доброта, которые офицер СС буквально излил на нее, заставили смягчиться женское сердце; но и это еще не все: Вунч как мог охранял Хелену, берег ее, спасал от смерти, когда она заболела тифом, и в последнюю минуту непостижимым образом вытащил ее сестру из строя, который вели в крематорий. Хелена, конечно, не могла не заметить, что если к ней он относился нежно и бережно, то по отношению к другим заключенным был неимоверно жесток, даже к детям, отправляя их на верную смерть.

    Надо сказать, что Царфати использовала в фильме необычный прием, отказавшись от стандартных архивных кадров из Освенцима. Оригинальный и красивый визуальный ход ей подсказала дочь Вунча: в интервью она вспоминает, что ее отец, на протяжении многих лет тосковавший по своей возлюбленной, вырезал изображение лица Хелен и собственного лица из оставшихся у него старых фотографий и аккуратно клеил их на снимки каких-то других пар, вырезанных из журналов или других фотографий.

    Царфати использует тот же прием, чтобы подчеркнуть глубокую пропасть между столь невозможной любовной историей и любовью, которая могла бы развиваться в нормальных обстоятельствах. К примеру, режиссер отправляет трагическую пару на неторопливую прогулку к морю, заставляя зрителей задуматься над визуальным романтическим клише этой истории, где романтика сомнительна, а рутина полна ужаса.

    Это визуальное решение также позволяет режиссеру вернуть своих главных героев в прошлое и с его помощью воссоздать сцены в Освенциме и суде в Вене (где Вунч предстал перед судом).

    «Она строит трехмерные модели, используя двухмерные изображения, позволяя своей камере перемещаться в пространстве и, таким образом, сражаясь с застывшей памятью, пробуждая ее и делая ощутимыми памятные знаки, выжженные в душах тех, кто прошел через этот ад, – пишет Андерман. – Этот прием позволяет ей реконструировать прошлое, приведя его в соответствие с недавними исследованиями – прошлое, которое перемещается вперед и назад во времени и встряхивает зрителей, ошеломляя их неожиданным ракурсом, неизвестной прежде точкой зрения, а также заставляет зрителей вместе с героями фильма задуматься над нерешенными до сих пор вопросами, которые затрагивает эта история невозможной любви».

    Марк Котлярский, по материалам «ХаАрец»˜
    Фотоиллюстрация: Моти Кимхи.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend