«Евреи – расисты. Но, используя политическую силу, можно добиться многого»

Не так уж много евреев в Израиле интересуются внутренними конфликтами в арабском секторе. Но на этот раз к ним, действительно, стоит присмотреться – они влияют на то, как проголосуют арабы на ближайших выборах в кнессет, и это во многом определит их результаты.


Главный конфликт сейчас разгорается между председателем «Объединенного списка» Айманом Уда и его извечным соперником, главой партии РААМ Мансуром Аббасом. На экономической конференции, состоявшейся на прошлой неделе, Уда выступал на иврите, обращаясь к еврейской аудитории, но истинным адресатом его слов был как раз Аббас. Уда негативно отозвался об участии израильских арабов в правительственной коалиции и обвинил Аббаса в отказе от традиционных арабских требований, – полного гражданского равноправия и решения израильско-палестинского конфликта, – в обмен на экономические поблажки.

При этом Уда подчеркнул, что заключенная Аббасом сделка оказалась невыгодной даже с экономической точки зрения. Он сказал, что в 2015 году, находясь в оппозиции, арабские депутаты кнессета смогли добиться утверждения пятилетнего плана развития арабского сектора, который ничем не хуже аналогичной программы, утверждения которой добился Аббас, находясь в коалиции. Уда подчеркнул, что, в любом случае, эта программа не стоит сотрудничества с сионистским правительством, поскольку евреи не воздают арабам должное. «Не стоит быть ручным арабом, – резко заявил политик, раскритиковавший в своем выступлении не только РААМ, но и весь левый лагерь. – Посмотрите, в каком положении оказались сейчас друзы!»

Первое утверждение неверно, а что насчет второго?

Итак, Уда пытается умалить достижения Аббаса и принизить значение его исторического решения о присоединении арабской партии к еврейско-сионисткой коалиции. Фактически он утверждает, что арабам не стоит пытаться стать частью израильского общества и участвовать в работе правительства, поскольку это им все равно не поможет. Уда считает, что евреи всегда будут по-расистски относиться ко всем иным общинам – мусульманам, христианам и друзам. Поэтому, утверждает он, израильским левым не стоит рассчитывать на то, что «арабы спасут их от Биби». По мнению Уда, у арабов нет никаких причин и для сотрудничества с левыми политическими партиями – оно для них тоже бесперспективно.


Ауман-УдаФото: Хадас Паруш

Утверждения политика стоит разделить на две части. То, что пятилетний план развития арабского сектора, принятый в 2015 году, ничем не хуже пятилетней программы, принятой благодаря участию Аббаса в коалиции, не соответствует истине. Уда говорит, что если сложить все деньги, инвестированные правительством в арабский сектор, начиная с 2015 года, то получится примерно та же сумма, которую планируется потратить сейчас. Это неверно! Все инвестиции в арабский сектор, начиная с 2015 года, составили около 16 млрд шекелей. Нынешний пятилетний план предусматривает инвестиции в объеме 30-31 млрд шекелей – вдвое больше, чем раньше, и это, безусловно, является важным достижением Аббаса, которого он сумел добиться благодаря пребыванию в коалиции.

А вот в другом утверждении Уды о том, что не стоит быть ручным арабом – «посмотрите на друзов» – есть доля правды. Давайте посмотрим, каково положение друзской общины, связавшей свою судьбу с еврейским государством и отправляющей своих сыновей служить в ЦАХАЛе – сильно ли оно отличается от жизни арабов?

Рекордсмены системы просвещения

Подробной статистики, отражающей положение друзской общины, не существует. Известно, что их около 150 000 человек, проживающих в 18 населенных пунктах (не считая друзов Голанских высот). Именно в силу своей малочисленности друзская община не привлекает к себе повышенного внимания исследователей.

Только недавно два социолога, профессор Амаль Джамаль из Тель-Авивского университета и доктор Мариан Техауху из Университета Райхмана, начали изучать экономический уклад жизни израильских друзов. И это исследование, первое в своем роде, еще не завершено. Данные, которые им уже удалось собрать, свидетельствуют о некоторых положительных тенденциях в друзской общине. Но отрицательных все равно больше.

К плюсам можно отнести масштабные правительственные инвестиции. С 2006 года Израиль вложил более 7 млрд шекелей в экономическое развитие друзского сектора, из них 5,5 млрд – начиная с 2015 года. Этими программами руководит Управление по социально-экономическому развитию друзских и черкесских населенных пунктов при министерстве главы правительства, им руководит Хашим Хусейн. При том, что друзы составляют 7% арабоязычных граждан Израиля, в развитие их общины вкладывается гораздо больше средств, чем в развитие всего арабского сектора.

Уровень участия друзов в работе правительственных учреждений и государственных компаний соответствует их доле в населении Израиля – 1,5%. Однако большинство друзов занимают посты на нижних ступенях служебной лестницы. Но это лучше, чем у арабов, где даже пропорция вообще иная – уровень их участия в работе правительственных инстанций Израиля вдвое ниже доли в населении страны.

Наиболее впечатляющим выглядит переворот в области рождаемости и образования. Рождаемость у друзов самая низкая в Израиле (за исключением христиан). В среднем – 2,02 ребенка на одну женщину. Налицо резкое снижение рождаемости, учитывая, что в середине 60-х годов на каждую друзскую женщину приходилось, в среднем, 8 детей. Данная тенденция отражает укрепление статуса женщины в друзской общине, хотя здесь все еще требуется много перемен: например, до сих пор во многих семьях не принято, чтобы женщина работала за пределами своей деревни.

В то же время друзы являются рекордсменами в сфере образования. 82% выпускников друзских школ получают аттестат зрелости – это самые высокие показатели в Израиле, превосходящие, в том числе, и статистику среди евреев. Что вызывает еще большее восхищение, если вспомнить, что всего 10 лет назад аттестат зрелости получали только 52% выпускников друзских школ. Это беспрецедентное достижение для Израиля. И количество старшеклассников, бросающих школу, в друзской общине – одно из самых низких в стране.

В этой революции свою роль сыграло и государство: уровень правительственных инвестиций в систему образования друзов – самый высокий по Израилю. По данным министерства просвещения, в 2021 году на каждого друзского ученика было потрачено 33 500 шекелей – больше, чем на еврейского (32 700 шекелей) и больше, чем на арабского (27 300 шекелей). Во всем, что касается образования, друзы получают больше, чем арабы. Если искать, где евреи воздают друзам должное за кровный союз между ними, то стоит смотреть именно на систему просвещения.

Необъяснимым образом резкое увеличение количества выпускников, оканчивающих школу с аттестатом зрелости, практически не повлияло на количество друзских студентов университетов и колледжей. Сферы образования, которые они, – и в первую очередь, девушки, – выбирают, остаются традиционными: педагогика и социальная работа. В других сферах друзы отстают от арабской христианской элиты.

Отсутствие планирования и незаконное строительство

Этим положительные тенденции развития друзской общины исчерпываются. Социально-экономическое положение друзских населенных пунктов хоть и повыше, чем арабских, но ненамного.

Социально-экономическая слабость друзских населенных пунктов во многом объясняется низким уровнем сбора муниципального налога. Уплачиваемые бизнесами муниципальные налоги составляют только 25% бюджетов местных советов, тогда как в среднем по Израилю этот показатель составляет 55%.

Это говорит, что государство не позволило друзам, как и израильским арабам, создать условия для развития бизнеса в собственных населенных пунктах. Отчасти проблема объясняется дефицитом свободных земель в друзских деревнях: в попытке создать еврейское большинство в Галилее, в 50-е годы правительство конфисковывало земельные участки как у арабов, так и друзов. Сегодня друзам принадлежат только 36% земель, исторически находившихся в их владении.

Как и арабские деревни, друзские тоже страдают от отсутствия планирования и незаконного строительства. Информированные источники утверждают, что нарушения закона в друзских населенных пунктах носят еще более грубый характер, нежели в арабских – видимо, потому, что друзы считают государство обязанным им, а это значит, что оно не будет строго добиваться соблюдения закона.

Фото: Гиль Элиягу

Данные о трудовой занятости друзов аналогичны арабскому сектору: работу имеют 76% мужчин в возрасте 25-64 лет (у арабов 73%, у евреев, за исключением ультраортодоксов – 88%). Работают 46% друзских женщин (у арабок 43%, у евреек, за исключением ультраортодоксального сектора – 85%). Малое число работающих женщин вызвано патриархальным укладом жизни в друзской общине, не позволяющим многим женщинам трудиться за пределами своих деревень. «Если бы государство побеспокоилось о том, чтобы создать предприятия близ друзских населенных пунктов, ситуация наверняка была бы иной», – говорит профессор Амаль Джамаль, сама принадлежащая к друзской общине.

16% друзских семей зарегистрированы в центрах оказания социальной помощи. В арабском секторе таких 22%, но в целом по Израилю – всего 11%. Пособие по обеспечению прожиточного минимума получают 4,2% жителей друзских населенных пунктов, это намного больше, чем в среднем по стране – 2,8%.

Эти данные подкрепляют утверждение Уды – «не стоит быть ручным арабов, посмотрите на друзов». Их положение, действительно, ненамного лучше, чем у израильских арабов в целом, и хуже, чем положение христианской арабской элиты, представители которой, разумеется, не служат в армии.

Однако ощущение причастности к государству не описать и не объяснить сухими цифрами. Если спросить друзов, согласны ли они с тем, что государство и общество в целом относятся к ним так же, как к арабам, можно услышать разные ответы.

«Самые настоящие израильтяне»

Начальник Управления по социально-экономическому развитию друзских и черкесских населенных пунктов Хашим Хусейн горд достижениями своих соплеменников. Вместе с тем он признает, что многие евреи не отличают друзов от арабов. «Существует много невежества, – говорит Хусейн. – Учебная программа практически ничего не рассказывает о друзской общине, а евреи не прилагают усилий, чтобы самостоятельно что-то узнать».

Руководитель местного совета деревни Далият-эль-Кармель Рафик Халаби, с одной стороны, жалуется на дискриминацию во всем, что связано с развитием транспортной инфраструктуры и планированием строительства, а с другой – очень высоко оценивает то, как друзы интегрировались в израильское общество. «Друзы – самые настоящие израильтяне, более настоящих не бывает, – говорит он. – Об этом свидетельствует, например, высокий процент молодых людей, идущих служить в армию. В конце концов, положение друзов вполне нормальное. Заявления Уды продиктованы его собственными неудачами и завистью к Аббасу».

Бригадный генерал запаса Амаль Асад тоже говорит о близости между двумя народами и о любви друзов к Государству Израиль. Вместе с тем принятие закона о еврейском характере государства он воспринял как оскорбление. Асад считает, что таким образом Израиль предал своих друзских граждан. «Я воевал, был ранен, терял товарищей, потерял родного брата. Но принятие закона о еврейском характере государства ударило меня тяжелей всего – в ту минуту я понял, что не являюсь частью Израиля».

После этого Асад по-иному стал смотреть на положение друзской общины. «Уровень жизни у нас все еще очень низкий, – говорит он. – Это происходит из-за дискриминации. Израиль – расистское государство, разделяющее свои граждан». В ответ на вопрос, согласен ли он с утверждениями Уды о том, что не стоит сотрудничать с еврейским государством, Асад отвечает: «Я не наемник. Мои дети пойдут в армию, потому что это их государство. Я служил не Биби. Я хочу быть равноправным гражданином, и верю, что Израиль еще очнется и вернется к традициям своих основателей, изложенным в Декларации о независимости. Но я чувствую, что мне воткнули нож в спину».

«Очевидно, что Израиль является расистским государством, – говорит профессор Джамаль. – Но это не значит, что Уда прав».  Джамаль считает, что нужно сотрудничать с сионистским правительством, но только с позиции силы. «Друзы подвергаются дискриминации, потому что это маленькая община, у которой нет достойного политического представительства, – отмечает она. –  Если ты не представляешь собой политической силу, тебя никто в упор не видит. А арабов намного больше и потому они могут добиться достижений, и политических, и экономических – но при условии, что согласятся принять правила политической игры».

«Евреи – расисты, но и вся система – расистская, – утверждает Джамаль. – Еврейские партии не помогут арабам или друзам по доброй воле или из чувства благодарности друзам за их службу в армии. Но, используя политическую силу, можно добиться многого.  Но для этого нужно больше, чем четыре мандата партии РААМ».

Мейрав Арлозоров, TheMarker, Б.Е. Фото: Томер Аппельбаум
На врезке: деревня Маджль Шамс. Фото: Гиль Элиягу⊥

Популярное

Холостой программист, житель центра Израиля выиграл 40 миллионов шекелей

После 20 розыгрышей без победителя в минувший вторник, 9 августа, в лотерее «Мифаль ха-паис», единственный...

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

МНЕНИЯ