Евреи любят Мансура Аббаса. А арабы?

Евреи, возникает такое впечатление, любят думать об арабах с точки зрения успехов или неудач «эксперимента» – терминология, которая стала особенно распространенной в последнее время, после обращения депутата кнессета Нира Орбаха к членам РAAM («эксперимент провалился»), когда не удалось продлить чрезвычайные правила, позволяющие применять к израильским поселенцам на Западном берегу израильское законодательство.


Когда формировалось правительство, источник в ШАБАКе сказал мне о Мансуре Аббасе следующее: «Аббаса надо будет судить по тому, как он проявит себя в день икс, когда будет заваруха на Храмовой горе или в Газе. Тогда увидим, действительно ли чего-то стоят все эти разговоры о гражданском партнерстве».

Добавлю, что я заметила большой скептицизм относительно истинности намерений лидера южного крыла Исламского движения. Предполагалось, что в день икс Аббас «доставит неприятности». Спектр сценариев был весьма разнообразен.

По истечении года уже можно сказать, что Аббас также выдержал эксперименты, которые над ним ставили евреи. Он пережил ядовитую клевету со стороны правых бибистов, которые сначала ухаживали за ним, а потом назвали его «сторонником террористов».

Он пережил трудные дилеммы, такие как Закон о гражданстве и продление вышеупомянутых чрезвычайных правил, которые доводят конфликтность существования в коалиции до апогея. Он пережил хрупких партнеров, которые напоминают пластиковый стаканчик в конце вечеринки по случаю дня рождения.

На самом деле Мансур Аббас – самый жесткий и стойкий партнер в правительстве. Аббас – в отличие от таких фигур, как Орбах, которые только и делают, что ноют с утра до ночи, и в отличие от своих соперников Аймана Уды и Ахмада Тиби, занятых тем, что обвиняют евреев, обвиняющих арабов в возвращении Биньямина Нетаниягу, – работает в другой парадигме.

Он не ноет. Он не обвиняет. Он не ссорится. Он говорит спокойно. У него есть терпение. Он получает удары со всех сторон и не придает этому большого значения. Аббас – революционер не только по сути: готовность к партнерству в правительстве с любыми участниками, в том числе и каханистами, на основе гражданских интересов – но и по форме. Поэтому он вызывает уважение, и список его еврейских поклонников растет, несмотря на вызывающую сдержанность партийную принадлежность.

Все это хорошо и может даже привести к электоральным результатам, которые принесут ему удивительное количество голосов в еврейском обществе. Но, несмотря на типично еврейское присвоение, действительно великий эксперимент Аббаса находится на самом деле в арабском обществе, и не евреи определят его результаты.

Верят ли арабы в Израиле его прагматическое стремление постоянно действовать на благо своего сообщества? Или он всего-навсего выполняет для них бессознательное стремление еврейских левых? Ведь как те хотят видеть своих арабов? Заинтересованных в инфраструктуре и общинной безопасности, поставивших свою палестинскую национальную идентичность в морозилку. Вместе с памятью о Накбе и мечтой о владении страной.

Является ли Аббас революционером, который уловил растущее чувство усталости в арабском обществе от сохранения палестинской национальной идентичности, или он просто продвинутое перевоплощение подрядчиков арабских голосов от партии «Авода», чья деятельность сделала их смешными и презренными в глазах нового поколения?

Опросы, как правило, постоянно пропускают РAAM, большая часть электората которого находится среди бедуинов Негева – а их редко опрашивают. Однако на этот раз Аббас расширил границы «эксперимента» и изменил географию, в которой он проводится.

Это самый интересный вопрос на предстоящих выборах. Есть ли среди арабов критическая масса, поддерживающая этого человека, или нет?

Равит Хехт, «ХаАрец», И.Н. AP Photo/Mahmoud Illean √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ