Главный » Восток » Затерянный мир еврейской общины Индонезии

Затерянный мир еврейской общины Индонезии

Если нет пробок, то из центра Джакарты, столицы Индонезии, можно доехать до места примерно за час. Небольшая местная еврейская община раз в месяц выбирается в пригород, чтобы тайно помолиться в субботу. Иудаизм не входит в одну из шести официально признанных в этой стране конфессий,  поэтому представители еврейской общины должны быть зарегистрированы в государственном реестре, как христиане или последователи другой признанной религии. Несмотря на то, что конституция Индонезии гарантирует свободу вероисповедания всем гражданам, там узаконены на государственном уровне только ислам, католицизм, протестантство, буддизм, индуизм и конфуцианство. Тем не менее, несмотря на проблемы, связанные с религиозной самоидентификацией, евреи Индонезии полны решимости сохранить свою веру.

В невзрачном здании, расположенном в пригороде Джакарты (из страха быть наказанными точное место попросили не указывать), одно из помещений выделено для молитвы, продолжающейся до завершения субботы.

«Конечно, мы должны делать это каждую субботу, но в Джакарте, увы, это получается лишь раз в месяц, потому что весьма непросто договориться о встрече", - поясняет 49-летний раввин Биньямин Меир-Вербрюгге, торгующий кофе.  Раз в месяц раввин добирается из своего дома в Лампунге, провинции на острове Суматра,  на Яву, чтобы провести службу в еврейской общине.

«Еврейская община Индонезии разбросана по шести районам. Есть те, кто живет в западной Яве, в Бандунге, Медане и Папуа, две семьи – в Лампунге,  двадцать человек в Джакарте, а также в восточном Тиморе», - уточняет Вербрюгге. По его оценкам, всего в Индонезии насчитывается примерно 140 евреев, и так как большинство из них проживают в районах вокруг Джакарты, то легче всего собрать всех в пригороде столицы.

В одном из помещений можно увидеть религиозные символы и атрибуты: резную деревянную ширму со звездой Давида, за которой - лестничный пролет, который ведет в импровизированную синагогу. Владелец здания, 56-летний Руди С., новообращенный иудей из уйгуров, и предложил общине собираться у него, выделив место для собраний и молитвы.

«Эта деревянная ширма была изготовлена в Индонезии, но местные мастера  даже не обратили внимания на звезду Давида, - поясняет Руди. - Для них это была обычная звезда, потому проблем не возникло».  У местных мастеров были также заказаны и две меноры из нержавеющей стали, Ковчег Завета и «бима» - возвышение – были изготовлены на Яве, а голубой «парохет» – занавес, за которым находятся свитки Торы, - в Израиле. По словам раввина, Тора, которую здесь читают, ранее принадлежала синагоге в Пенсильвании, а до этого находилась в Израиле. В шкафах расставлены молитвенники и прочая утварь, которая была собрана со всего мира, включая Бруклин, Перт, Вьетнам и Сингапур.

Молельный дом в Джакарте - не единственный в Индонезии. В  2003 году в городе Тондано, еврейское сообщество которого насчитывает примерно 20 человек,  появилась  небольшая синагога.  Однако эти люди отказались дать интервью, сославшись на царящую в стране напряженность по случаю предстоящих выборов.

Каждый раз, когда вновь обостряется израильско-палестинский конфликт, маленькая община Индонезии замирает в ожидании своей участи. Так, в 2009 году после беспорядков, вызванных действиями Израиля в Газе, была закрыта синагога в Сурабая.

В 9.30 утра в доме Руди начинают собираться евреи. Они снимают обувь, аккуратно ставят ее в угол, мужчины достают кипы и надевают их только тогда, когда двери и окна плотно закрыты. 36-летняя Рия, жена Руди, привела детей – дочь Шарон и сына Рафаэля, чтобы они тоже приняли участие в субботней молитве. «Я, конечно, не разрешаю своему сыну носить кипу на улице, так как это небезопасно, а в школе он говорит своим друзьям, что мы – христиане», - признается Рия. Она вместе с мужем приняла иудаизм в 2012 году. Как утверждают представители общины, пригород, в котором находится молельный дом, считается центром исламского экстремизма, и ситуация может измениться в любой момент.

Часть еврейской общины Индонезии – это те, кто перешел в иудаизм. Другие - потомки голландских евреев, которые вступали в брак с индонезийцами, и лишь недавно решили вернуться к вере отцов. Доктор Аяла Клемперер-Маркман из университета Хайфы, занимавшаяся исследованием истории евреев в Индонезии, считает, что первые переселенцы появились в этом регионе примерно в семнадцатом веке, они были торговцами и служащим голландской Ост-Индской компании.

«Первое документальное свидетельство о евреях, живущих в Индонезии, появилось в середине девятнадцатого века, и принадлежит оно Якобу Галеви Сапфиру, посланному в качестве раввина из Иерусалима в страну в 1861 году, - отмечает Клемперер-Маркман. - Сапфир сообщил примерно о двадцати семьях евреев-ашкеназов, проживающих в Батавии (сегодня Джакарта), Сурабае и Семаранге. Он выразил крайнее беспокойство по поводу их будущего, поскольку они не придерживались еврейских традиций, а многие мужчины были женаты на нееврейках».

Историческими предпосылками объясняет враждебное отношение к евреям раввин Меир-Вербрюгге: «Мы все – потомки голландских евреев. Индонезийцы называют нас бастардами, потому что наши предки оккупировали Индонезию. Таким образом, мы сталкиваемся с двумя проблемами: одна из них - наше голландское прошлое; другое - антиеврейские настроения. «Вы - евреи, вы - голландцы, вы – сыны бастардов», - говорят нам. И, по мнению индонезийцев, ситуацию можно исправить только  принятием ислама».

Сюда же можно добавить и крайне негативное отношение к иудаизму со стороны мусульман-радикалов и фундаменталистов-евангелистов. Именно они, по мнению прихожан синагоги, усложнили условия жизни в Индонезии, не будучи готовыми принять разнообразие религий, которое оговорено конституцией.

За несколько лет до и после провозглашения независимости Индонезии в 1945 году значительная часть евреев страны (в основном, это были те, кто спасся от Катастрофы) эмигрировали в Австралию, Соединенные Штаты и Израиль. «В Израиле евреи, выходцы из Индонезии, объединены под эгидой фонда Tempo Dulu, который был создан Сьюзи Лерер в 1990-х годах», - расказывает Меир-Вербрюгге.

Община, собирающаяся в доме у Руди, провожая субботу, понимает, что не все религиозные правила соблюдены с надлежащей точностью. Но для этих людей в столь непростое время самое главное – встречаться вместе. И они делают все, чтобы сохранить свое наследие и веру.

Неха Банка, «ХаАрец», М.К. На фото: мечеть в Индонезии. Фото: Pixabay


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend