Вторник 20.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    871409_babies_Alon_Ron

    Евреи, хватит рожать!

    Дафна Бирнбаум-Кармели, профессор социологии в Хайфском университете, утверждает, что следует принимать срочные меры по предотвращению высокой рождаемости в Израиле, – в особенности, среди евреев, – чтобы не допустить грядущей катастрофы.

    61-летняя Бирнбаум-Кармели замужем, мать двоих детей, живет в Тель-Авиве, входит также в состав руководства НКО «Цафуф», занимающейся вопросами демографии, экологии и общества.

    – Каким образом уровень рождаемости в Израиле повлияет на наше будущее?

    – Вопрос демографии заложен в основе всех наших проблем – здравоохранения, образования, транспорта, жилья, социального обеспечения, экологии, досуга, – но мы не говорим об этом вслух.

    – Почему?

    – Казалось бы, связь ясна, но это – табу, и между понятиями «население» и «мои дети» пролегает серьезный водораздел.

    – Государство говорит: рожайте детей!

    – И это позволяет прибегать к лечению бесплодия (экстракорпоральное  оплодотворение – ЭКО) практически без ограничений, в масштабах, не сравнимых с любой другой страной мира. Что безусловно вызывает вопрос: почему в Израиле, небогатой стране, где система здравоохранения не финансируется должным образом, на ЭКО выделяются бюджеты, не имеющие аналогов в мире.

    – Процесс использования ЭКО существует уже несколько десятилетий.

    – Израиль был одним из первых в мире, кто его внедрил. Известная телеведущая Роми Наймарк была первым израильским ребенком, родившимся в результате ЭКО в 1982 году, и пятым в мире младенцем из пробирки. И невольно возникает вопрос: почему столь исключительное финансирование касается именно рождения детей и оплодотворения? Ответ кажется очевидным: высокая рождаемость связана как с выполнением главной еврейской заповеди «плодитесь-размножайтесь», так и с желанием создать после  Катастрофы мощное, многонаселенное еврейское государство.

    – Почему тогда государство не проявляет подобной щедрости к процедуре усыновления? Даже когда усыновить ребенка не казалось сложным делом, это не поощрялось на государственном уровне.

    – Возможно, потому, что на усыновление не было большого спроса. Спрос  формируется со временем. В Скандинавии и в Канаде нередко можно встретить белую женщину с черножим ребенком или южноамериканским, и это ни у кого не вызывает никаких вопросов. В Израиле даже при усыновлении или подаче заявления на донорство спермы или яйцеклеток пытаются следовать формуле естественной семьи, то есть той, которая должна быть похожа на нашу семью. У нас существует святость кровных уз.

    – Как это объяснить?

    – В нас это настолько глубоко укоренилось, что кажется нам естественным. Я разделяю такой подход. В конце концов, я – тоже продукт израильского общества. С другой стороны, я все же пытаюсь абстрагироваться от этого подхода, дистанцироваться.

    – Вы предлагаете отдать предпочтение усыновлению?

    – Ну, хотя бы. Либо вообще отменить финансирование, либо не пытаться рожать искусственным способом. В любой другой стране, кроме Израиля, женщина или супружеская пара, которые несколько раз прошли ЭКО и не смогли иметь ребенка, пойдут в другом направлении. Они захотят усыновить ребенка, откажутся от ЭКО, станут активными дядюшками или тетушками, станут приемной семьей. А в Израиле ситуация не просто остается прежней, а еще и усугубляется.

    Что вы имеете в виду?

    – Вот уже более десяти лет Израиль считается мировым лидером по количеству циклов экстракорпорального оплодотворения. Отрыв от второго места составляет 100 процентов. В исследовании, которое я проводила с женщинами, прибегнувшими к процедуре ЭКО, одна прошла к тому времени двадцать пятый цикл.

    – Это безумие...

    – Я была в ужасе, когда прочитала в газета статью о другой женщине, которая родила после двадцать пятой попытки пройти ЭКО. И знаете, почему? Потому что подумала о женщинах, которые, скажем, прекратили попытки забеременеть после двенадцатого цикла. Что им говорили? «Вы не использовали все попытки»? «Будь вы понастойчивей, вы тоже стали бы матерью»? Если раньше бесплодие считалось уделом, сегодня это считается неудачей. Я запомнила два высказывания, в которых, как в зеркале, отражена существующая проблема. Один из ведущих израильских врачей в сфере фертильности сказал, что «бесплодие – серьезное заболевание, и моя обязанность, как врача, лечить его». А гинеколог в одной из публикаций отметила, что чувствует себя порой «как онколог, который должен сообщить горькую новость после того, как анализы показали, что у данной женщины поезд уже уходит».

    – Раньше рождение детей поощрялось, учитывая и государственные нужды. В 50-х годах прошлого века учредили «Премию Бен-Гуриона» за рождение десяти детей. Может, мы не изменились?

    – Эта полемика о рождаемости и его поощрении сохранилась, в отличие от всех других споров того периода, будь то вопрос скромности или коллективного вклада – это все давно исчезло. Но остался эмоциональный стереотип, нечто вроде «у них нет детей, какие эгоисты». Человек или супруги без детей были морально ущербны. Но в 50-х годах население планеты составляло менее половины сегодняшнего. В Израиле дело обстоит еще серьезнее: тогда нас было около миллиона человек, а сегодня? Не нужно быть великим математиком, чтобы понять, что всякое умножение означает увеличение населения. С одного миллиона до двух миллионов новых репатриантов – увеличение на миллион, но с двух до четырех – это уже увеличение на 2 миллиона. Дальше – больше.

    Нам становится тесно...

    – Мы на пороге катастрофы. Если естественный прирост останется таким же, как сегодня, и сохранятся те же тенденции роста еврейской рождаемости и сокращение числа нееврейских женщин, то в 2048 году, к столетию страны, менее чем через три десятилетия, здесь будут проживать почти 17 миллионов человек. Если произойдет умеренное снижение рождаемости, будет 15 миллионов, а если резкое – 13,5 миллиона. Это означает, что нам уже гарантировано 13,5 миллиона человек. А теперь подумайте обо всех проблемах: жилье, образование, медицина, транспорт.

    Что ж, можно позаботиться об улучшении инфраструктуры.

    – До определенного предела. Израиль уже стал одной из самых густонаселенных стран мира. Сингапур более многолюден, но это город-государство, и с ним сложно сравнивать, но даже если это так – он работает в очень специфическом режиме. Я не уверена, что большинство из нас были бы счастливы там жить. А в Сингапуре среднестатистическая женщина рожает менее одного ребенка за всю жизнь.

    – А в Израиле – больше трех.

    – И с этим очень сложно бороться, потому что кварталы из башен подвергаются очень жесткой критике со стороны градостроителей и архитекторов. В некоторых из них люди стоят в пробке от сорока минут до часа, чтобы просто выбраться из них. У всего есть предел, а кроме того, нужно думать также о местах отдыха и досуга. И это не говоря об экологии, не говоря о том, что происходит с пляжами, с природой. Если мы будем продолжать в том же духе, то этим детям, которых мы воспитываем с любовью и преданностью, суждена нелегкая жизнь. Это парадокс выживания.

    – Что может сделать государство – запретить рожать?

    – Ни в коем случае. Но переустановить границы. Вы знаете, к примеру, что Иран получил медаль от ООН за снижение рождаемости в течение тридцати лет — с шести детей до чуть более двух?

    – И как иранцы этого добились?

    – Наряду с предпринятыми усилиями, информационно-пропагандистской деятельностью и стимулами в Иране повсюду открыли отделения по лечению бесплодия. Но населению при этом был передан следующий посыл: да, мы хотим детей, но нужны родители, которые могут в них вкладывать, чтобы они, в свою очередь, жили хорошо. При этом избегали принуждения, как это было в Китае.

    – Короче говоря, Израилю нужно учиться у Ирана.

    – Безусловно, тем более, там к проблеме подошли нестандартно. А в Израиле женщина в среднем рожает вдвое больше детей, чем в Западной Европе. Трое детей против полутора. Во многих странах противозачаточные средства предоставляются бесплатно. У нас это стоит денег. В Израиле, чтобы сделать аборт, женщина должна солгать. Рождаемость у евреев продолжает расти, – и, кстати, весьма высок уровень рождаемости среди израильтянок старше 40 лет, – тогда как христианки уже давно стали меньше рожать. Меньше рожают и друзы, а в последнее время и мусульманки. Арабские женщины в нашей стране ведут себя, как женщины во всем мире – чем образованнее женщина, тем меньше у нее детей.

    – Другими словами, если думать о будущем страны, надо снижать рождаемость?

    – Если мы хотим, чтобы наши дети через 28 лет смогли здесь жить, не испытывая особенных проблем, надо не просто снижать рождаемость, а  снижать ее резко. Израильская мечта – особняк с большим количеством детей, но здесь уже не хватает земли. Конечно, можно мечтать о Сингапуре, где миллиардеры живут в огороженном и ухоженном доме. Но как будут жить все остальные? Мы слышим от многих семей «Хотим еще одного ребенка» – но что будет со всеми этими детьми, когда они вырастут?

    Ротем Штаркман, Рони Линдер, TheMarker. М.К. Фото: Алон Рон˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend