Зачем нам конкурс «Евровидения»?

Перед Коби Марими, который в этом году представляет Израиль на конкурсе «Евровидение», стоит непростая задача — повторить успех Нетты Барзилай. Но история против него.

Как и Нетта Барзилай, Коби Марими – наделен странным обаянием, очень талантлив и, как исполнитель, выходит за рамки традиционных представлений о поп-певце. Но стоящая перед ним задача — выиграть конкурс на домашней площадке через 40 лет после того, как это сделала Гали Атари со своей «Аллилуйей», будет несравненно сложнее.

Год назад Барзилай выиграла финал телешоу «Новая звезда», на котором выбирается израильский участник «Евровидения». К этому времени Израилю уже 20 лет не удавалось выиграть этот важный конкурс. Марими должен будет взлететь над планкой, которую установила Барзилай. Все, что не будет победой в финале «Евровидения» в Тель-Авиве, скорее всего, сочтут провалом.

И, если этого мало, на ТВ уже появились рекламные ролики с кадрами победы песни «Аллилуйя», последовавшей за победой песни Изхара Коэна «А-ба-ни-би» в конкурсе «Евровидения» 1978 года. В рекламном ролике несложно обойти молчанием провал Израиля в 1999 году, когда на конкурсе, проходившем в центре конгрессов в Иерусалиме, группа «Эден» оказалась на пятом месте – через год после того, как Дана Интернешнл с песней «Дива» стала победительницей «Евровидения».

Теперь дело Марими и телерадиовещательной корпорации «Кан» найти подходящую песню. «Toy» с первого момента была убойной песней. В этом году Израилю, как принимающей стране, зарезервировано место в финале, в чем таится некоторая опасность — это могут подтвердить пять стран-основательниц, чье место в финале гарантировано каждый год.

Песни, которые не участвуют в полуфинале, вызывают меньший интерес, так как во время полуфинала они не звучат целиком, не звучат они и во время голосования, и это проблематично. Добавьте к этому вполне возможное негативное отношениие к этим песням слушателей из стран, которые вынуждены бороться за место в финале. Именно поэтому страны с богатыми культурными традициями и процветающей музыкальной индустрией год за годом терпят неудачу на «Евровидении». Испания не выигрывала уже 50 лет, Франция — более 40 лет, Италия — 30 лет, Англия — 22 года, а Германия за последние 35 лет одержала лишь одну победу.

Правда, с 1992 по 1996 год Ирландия побеждала четыре раза, но шансов на то, что это повторится, нет. С тех пор почти за четверть века ни одна страна не выиграла «Евровидение» на домашнем поле, в основном, из-за возросшего числа участников, изменившихся методов голосования и того, что принимающая страна часто вкладывает меньше усилий в свою песню; а, возможно, из-за отсутствия интереса и недостатка ресурсов. Самым странным был конкурс, который в 2015 году принимала Австрия, чей представитель выступил с чудовищной песней и занял последнее место.

Минутку. Зачем нам все это снова нужно, если не считать престижа? После наших побед в 1970-х Израиль отказывался от возможности предоставить площадку конкурсу. Министр финансов Игаль Горовиц и слышать об этом не хотел после того, как правительству пришлось годом ранее оплатить  Гостелерадио закупку съемочного оборудования, которое позволило транслировать конкурс в цвете.

А что сегодня? Учитывая напряженные отношения между близким окружением премьер-министра и администрацией вещательной корпорации «Кан», нет никакой надежды, что последняя сможет финансировать продукцию «Евровидения» за счет займов.

И еще есть особый статус Израиля. Победа Барзилай в прошлом году одним ударом свела на нет утверждения, что голосование на «Евровидении» несет политическую, а, возможно, антисемитскую окраску. Однако опасение, что в свете потока угроз со стороны BDS найдется немало тех, кто постарается использовать конкурс для продвижения политических интересов, не дает организаторам спокойно спать ночью.

Полторы тысячи журналистов, фотографов и блоггеров будут искать темы для репортажей о чем-то необычном, и это не обязательно должна быть политика или безопасность. Жалобы туристов на плохое обслуживание также могут повредить образу Израиля. В прошлом году во время выступления английской певицы Сури на нее набросилась участница протеста и утащила ее микрофон. Сури отказалась петь, и невозможно узнать, потому ли она заняла одно из последних мест, или по какой-либо другой причине.

Кто знает, что сейчас готовят скандинавские страны? Ведь 20 лет назад в Иерусалиме они заняли два первых места. Кто знает, на что способны певцы из стран бывшего СССР, и что замышляют президент Азербайджана и его дочь?

Удачи тебе, Коби.

Игаль Равид, «ХаАрец», М.Р.

Фото: Pixabay


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend