Это проблема не одной только Украины: eсли Путин победит, пострадаем мы все

Это проблема не одной только Украины: eсли Путин победит, пострадаем мы все

Только когда у нас перестают работать колени, мы начинаем их ценить. Тот же принцип применим и к мировому порядку: его достоинства раскрываются лишь тогда, когда он рушится. А когда порядок рушится, больше всего страдают слабые. Вполне уместно, чтобы мировые лидеры поразмышляли над этим законом истории при подготовке к саммиту, который через неделю состоится в Швейцарии и будет посвящен усилиям по достижению мира в Украине.

Израильтяне, естественно, забыли об этой войне и сосредоточили свое внимание на ужасных событиях, которые происходят в наших краях. Но самая важная кампания в мире сейчас ведется в Восточной Европе. Там проходят испытание основные правила международного порядка. Если мир не будет достигнут в Украине, катастрофические последствия этого будут ощущаться по всей планете, в том числе на Ближнем Востоке.

Когда законам и нормам нельзя доверять, страны ищут безопасности в вооружении и военных союзах. Когда на фоне событий в Украине Польша почти удваивает свой военный бюджет, может ли кто-нибудь ее винить? Может ли кто-нибудь упрекать Финляндию за вступление в НАТО или Саудовскую Аравию – за заключение оборонного соглашения с США?

К сожалению, увеличение военных бюджетов обычно происходит за счет самых слабых членов общества: деньги перенаправляют от школ и клиник на танки и ракеты. Военные союзы также имеют тенденцию усугублять неравенство. Слабые страны, оставшиеся за «защитной стеной», становятся легкой добычей. По мере того как военные блоки распространяются по всему миру, напряженность на торговых путях возрастает, объемы торговли снижаются, и самую высокую цену платят самые бедные. А по мере роста напряженности между военными блоками увеличиваются и шансы на то, что маленькая искра в каком-либо отдаленном уголке мира разожжет глобальный пожар. Поскольку союзы основаны на доверии, даже небольшой инцидент в не самом важном месте может привести к третьей мировой войне.

Все это не ново. Уже более 2000 лет назад Сунь Цзы, Каутилья и Фукидид объяснили, как в беззаконном мире поиск безопасности подрывает безопасность каждого. Примеры из прошлого, такие как Вторая мировая война и холодная война, снова и снова учат нас тому, что в глобальных конфликтах непропорционально страдают слабые.

Одним из наиболее пострадавших регионов во Второй мировой войне была Голландская Ост-Индия – сегодняшняя Индонезия. Когда в 1939 году в Восточной Европе разразилась война, казалось, что она не имеет ни малейшего отношения к фермерам, выращивающим рис на острове Ява. Но вторжение немцев в Польшу вызвало цепную реакцию, которая привела к гибели более 3,5 миллиона индонезийцев, что составило около 5% населения этой страны, – главным образом от голода и в результате принудительного труда на службе у японских оккупантов. Доля пострадавших в Индонезии была намного выше, чем в некоторых странах, активно участвовавших в войне, таких как США (0,3%) и Великобритания (0,9%), и даже выше, чем в Японии (3,9%).

20 лет спустя Индонезия снова заплатила чрезвычайно тяжелую цену. Холодная война, возможно, и была холодной в Берлине, но в Джакарте это был пылающий ад. В 1965-1966 годах в резне, вспыхнувшей в результате противостояния между коммунистами и их противниками, были убиты от 500 тысяч до миллиона индонезийцев.

Сейчас мы сталкиваемся с еще большей опасностью, чем в 1939 или 1965 годах. Речь идет не только об опасности ядерной войны, которая угрожает жизням сотен миллионов человек в нейтральных странах. Над человечеством также нависли новые экзистенциальные угрозы, связанные с изменением климата и развитием искусственного интеллекта (ИИ), которые могут выйти из-под контроля.

По мере увеличения военных бюджетов деньги, способные помочь решить проблему глобального потепления, отвлекаются на подпитку глобальной гонки вооружений. А по мере роста гонки вооружений добрая воля, необходимая для заключения соглашений по изменению климата, испаряется. По мере роста напряженности снижается шанс достижения договоренностей по ограничению гонки вооружений в сфере искусственного интеллекта. Военное применение полностью автономных беспилотных летательных аппаратов развивается с невероятно высокой скоростью. Вскоре мы можем увидеть стаи БПЛА, сражающиеся друг с другом в небе над Украиной и убивающие тысячи человек на земле. Роботы-убийцы приближаются гигантскими шагами, но люди парализованы взаимной враждебностью. Если в ближайшее время в Украине не будет достигнут мир, ожидается, что пострадают миллиарды людей, даже если они живут за тысячи километров от Киева и думают, что война не имеет к ним никакого отношения.

Нарушить великое табу

Начать войну – это самое простое. Гораздо труднее положить ей конец и проложить пути к примирению. Столкнувшись с противоречивыми требованиями и противоречивыми интересами, трудно понять, кто прав, и предложить разумный компромисс. И все же по сравнению с большинством войн российско-украинская чрезвычайно проста.

После распада Советского Союза в 1991 году без какого-либо противодействия Украина была признана независимой страной. Украинцы чувствовали себя в такой безопасности, что согласились отказаться от ядерного арсенала, унаследованного от Советского Союза, не требуя от России или других бывших советских республик сделать аналогичный шаг. Три года спустя в ответ Россия подписала Будапештский меморандум (вместе с США и Великобританией), пообещав «воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости» Украины. В 1994 году, когда доверие к дипломатическим соглашениям и международным законам было на пике, украинцам казалось разумным заменить ядерные бомбы обещаниями на бумаге.

20 лет спустя, в 2014 году, Россия начала войну против Украины. Российские войска оккупировали Крым и спровоцировали сепаратистские движения на востоке Украины, что привело к конфликту, который продолжался на малом огне в течение следующих восьми лет, пока в феврале 2022 года Россия не начала крупномасштабное наступление, направленное на завоевание всей Украины. В Москве приводили различные оправдания актам агрессии, в основном утверждая, что им пришлось нанести упреждающий удар, чтобы предотвратить нападение на Россию. Однако ни в 2014, ни в 2022 году непосредственной угрозы военного вторжения в Россию не было ни со стороны Украины, ни со стороны какой-либо другой страны. Расплывчатых заявлений о «западном империализме» может быть достаточно, чтобы разжечь дискуссии в башнях из слоновой кости, но их недостаточно, чтобы оправдать резню мирных жителей в Буче или бомбардировки, сравнявшие с землей Мариуполь.

На протяжении большей части истории термин «империализм» относился к случаям, когда такая держава, как Рим, Великобритания или царская Россия, захватывала чужие земли и превращала их в свои провинции. После 1945 года этот вид империализма постепенно стал табуирован. Хотя в конце XX и начале XXI веков не было недостатка в войнах (и ужасные конфликты продолжают бушевать в нашем регионе, а также в Судане, Мьянме и других местах), но до сих пор не было случаев, когда признанная всем миром страна была бы просто аннексирована могущественным завоевателем и стерта с лица земли. Когда Саддам Хусейн попытался проделать то же самое с Кувейтом в 1990-1991 годах, международная коалиция восстановила его независимость и территориальную целостность. А когда в 2003 году США вторглись в Ирак, возможность аннексии американцами страны или любой ее части никогда не стояла на повестке дня.

Россия уже аннексировала не только Крым, но и все территории, оккупированные ее армиями в Украине. Президент Путин принял имперский принцип, согласно которому любая территория, оккупированная российскими военными, аннексируется российским государством. На самом деле Россия пошла еще дальше, аннексировав некоторые территории, которые ее армии в настоящее время только планируют завоевать, например незанятые части Херсонской, Запорожской и Донецкой областей.

Путин не считает нужным скрывать своих имперских намерений. С 2005 года он неоднократно заявлял, что распад советской империи был «величайшей геополитической катастрофой столетия», и обещал восстановить ее. Он также заявил, что украинской нации на самом деле не существует и что Россия имеет историческое право на всю территорию Украины.

Если Путин победит в Украине, такого рода империализм вернется во всем мире. Что помешает, например, Венесуэле завоевать Гайану? Что остановит Иран от попытки завоевать Объединенные Арабские Эмираты? Что помешает самой России завоевать Эстонию или Казахстан? Единственное, что обеспечит безопасность границ и стран, – это вооружения и военные союзы. Если табу на имперские завоевания будет нарушено, то даже страны, независимость и границы которых были признаны международным сообществом много лет назад, вновь столкнутся с опасностью вторжения и могут вновь стать колонией той или иной империи.



Эта опасность не остается незамеченной странами, которые когда-то были имперскими колониями, как, например, объяснил Мартин Кимани, посол Кении в ООН. В своем выступлении в феврале 2022 года Кимани заявил, что после распада европейских империй возникли новые страны. В Африке и других странах отнеслись к международным границам как к чему-то священному, поскольку понимали, что альтернатива им – бесконечные войны. Действительно, африканские страны унаследовали от империй множество спорных границ, но, как объяснил Кимани: «Мы решили согласиться на границы, которые мы унаследовали. Вместо того чтобы создавать нации, которые будут вечно оглядываться назад с опасной ностальгией, мы решили смотреть вперед в ожидании прихода великого будущего, которого наши народы никогда не знали». Кимани упомянул о попытке Путина восстановить советскую империю, заявив, что, хотя крах империи обычно оставляет после себя массу нереализованных желаний, не следует пытаться реализовать их силой. «Мы должны завершить возрождение из мертвых империй таким образом, чтобы не погрузиться обратно в новые формы контроля и угнетения».

Как намекнул Кимани, движущей силой вторжения России в Украину является имперская ностальгия. Территориальные претензии России к Украине не имеют под собой никакого основания в международном праве. Конечно, как и у любой страны, у России есть законные опасения по поводу безопасности, и любое мирное соглашение должно их учитывать. В течение прошлого столетия Россия неоднократно подвергалась вторжениям, стоившим жизни многим миллионам ее граждан. Россияне заслуживают того, чтобы чувствовать, что они в безопасности и другие их уважают. Но никакая озабоченность России своей безопасностью не может оправдать уничтожение украинской нации, и мы не должны забывать, что у Украины также есть законные опасения по поводу собственной безопасности. В свете событий последнего десятилетия становится ясно, что Украине нужны гарантии от будущего нападения России, которые будут более значимыми, чем Будапештский меморандум 1994 года или Минские соглашения 2014-2015 годов.

Империи всегда оправдывали свои действия соображениями безопасности, но по мере роста империи росли и их опасения. Древний Рим начал свои завоевания из-за проблем безопасности в Центральной Италии, а закончил жестокими войнами за тысячи миль от него из-за проблем безопасности на Дунае и Евфрате. Если соображения безопасности России будут признаны законной причиной завоеваний в районе Днепра, они вскоре могут быть использованы для оправдания завоеваний на Дунае и Евфрате.

Лидерство XXI века

Чтобы предотвратить новую эру империализма, необходимо лидерство во многих направлениях. Предстоящий мирный саммит может стать основой для двух особенно важных шагов. Во-первых, европейские страны, некоторые из которых могут стать следующими целями российского империализма, должны взять на себя обязательство поддерживать Украину независимо от того, как долго продлится война. Например, поскольку Россия наращивает усилия по разрушению энергетической инфраструктуры Украины, Европа должна гарантировать украинцам поставки энергии с электростанций в странах НАТО. И что бы ни случилось на выборах в США в ноябре, европейские страны должны гарантировать Украине деньги и оружие, которое ей необходимо, чтобы продолжать защищаться. Учитывая сепаратистские тенденции Республиканской партии и других частей американского общества, Европа не может рассчитывать на то, что США проделают эту тяжелую работу.

Подобные обязательства – единственное, что убедит Россию вести честные переговоры о мире. Россия может многое потерять от затяжной войны. С каждым месяцем боев меркнет мечта Путина о превращении его государства в великую державу, поскольку враждебность Украины по отношению к России становится все глубже, зависимость России от других стран растет и РФ отстает в ключевых технологических гонках. Продолжение войны грозит превратить Россию в китайский протекторат. Однако если Путин решит, что европейцам скоро надоест поддерживать украинцев, он будет продлевать войну в надежде, что в конце концов оккупирует Украину и выйдет победителем. Только если станет ясно, что Европа будет упорствовать в долгосрочной кампании, возможно будет начать серьезные мирные переговоры.

Второй важный шаг – демонстрация лидерства неевропейских стран. Такие страны, как Бразилия, Индия, Индонезия и Кения, часто критикуют западные державы за прошлые империалистические преступления, а также за нынешние ошибки и дискриминацию. Действительно, есть что критиковать, но лучше быть в центре внимания и руководить, чем стоять в стороне и играть в whataboutism («а как насчет?..»). Незападным силам необходимо защищать международный порядок не для того, чтобы угодить дряхлеющему Западу, а ради собственной выгоды. Это потребует от растущих держав, таких как Бразилия и Индия, инвестировать политический капитал, идти на риск, а если все остальное потерпит неудачу, то и самим решительно защищать международные правила. Это обойдется недешево, но цена бездействия гораздо выше.

В сентябре 2022 года премьер-министр Индии Нарендра Моди заявил Путину, что «сегодняшняя эпоха – это не эпоха войны». Когда позже Моди описал их разговор, он добавил, что сегодняшняя эпоха – это «эра диалога и дипломатии, и мы все должны сделать все возможное, чтобы остановить кровопролитие и человеческие страдания». С тех пор как Моди выразил эти чувства, прошло много месяцев. Если мировые лидеры не предпримут решительных действий, похоже, эпоха диалога сменится эпохой безграничной войны.

Лидеры всего мира должны присутствовать на мирном саммите в Швейцарии и сотрудничать, чтобы положить конец войне путем заключения справедливого соглашения, которое продлится долгое время. Достижение мира в Украине сделает этих лидеров первопроходцами для человечества в целом, а также теми людьми, которым можно доверить разрешение и других конфликтов, противостоять проблемам и рискам, связанным с изменением климата и развитием искусственного интеллекта. Людьми, которые поведут человечество в полный опасностей XXI век.

Юваль Ноах Харари, «ХаАрец», М.Р. Фото: AP Photo/Andrii Marienko √

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"

Новости

Импортер сахара будет выставлен на продажу за миллиард шекелей
Погода в Израиле: очень жарко
ЦАХАЛ проводит операцию на западе Рафиаха

Популярное

В Германию экстрадировали десятки израильтян, подозреваемых в беспрецедентном мошенничестве

В Германию экстрадированы десятки израильтян, подозреваемых в беспрецедентном мошенничестве на сумму...

«Битуах леуми» выплатит пособия досрочно

Служба социального страхования («Битуах леуми») нередко выплачивает пособия накануне праздников, ранее...

МНЕНИЯ