Monday 24.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Yousef Masoud
    AP Photo/Yousef Masoud

    Это не работает с Газой, почему это должно работать с Ираном?

    В кампании пропаганды, разъяснения и убеждения, которую Израиль интенсивно ведет против переговоров с Ираном, он представляет необходимость продолжать политику жестких санкций и «не поддаваться иранскому шантажу» как эффективное и необходимое средство для того, чтобы заставить Иран оставить свою ядерную программу.


    Это постоянная, автоматическая и устаревшая израильская стратегия. Интересный момент – заложенное в ней противоречие. С одной стороны, требование санкций предполагает, что Иран является рациональной страной, политика которой руководствуется принципом соотнесения выгод и потерь.

    Согласно этой точке зрения, экономический кризис, в котором находится Иран, изоляция (неполная) в мире, внутренние гнев и разочарование, угрожающие стабильности режима и даже его выживанию, – все это инструменты, чтобы вернуть его к первоначальному ядерному соглашению и гарантировать, что он не создаст ядерную бомбу.

    С другой стороны, требование санкций противоречит недоверию Израиля к первоначальному ядерному соглашению и его эффективности в прекращении ядерных разработок. Если так, то что смогут сделать санкции и что они уже сделали?


    Сами санкции не изменили политику Ирана, который находится под режимом санкций более 40 лет. Ситуацию не изменило и «максимальное давление», оказанное Дональдом Трампом. Тегеран подписал первоначальное ядерное соглашение с Бараком Обамой в 2015 году в основном потому, что нашел в нем партнера, готового понять его опасения и согласиться с формулировкой, которая отвечала бы его потребностям.

    Иран выполнял условия ядерной сделки и  тогда, когда Трамп был избран президентом, и ждал год с момента его выхода из соглашения, пока не начал публично его нарушать. Однако о выходе из соглашения Иран не объявил.

    Избрание Джо Байдена на пост президента и его решительная политика возврата к ядерной сделке предоставили Ирану возможность вернуться к переговорам. Стремится ли он теперь тянуть время, чтобы продолжить обогащение урана и создание бомбы?

    В Израиле полагают, что он действительно хочет именно этого. Если это так, то зачем Ирану вообще возвращаться к переговорам? Неужели только из беспокойства за свое доброе имя, чтобы международное сообщество не возложило на него ответственность за нарушение соглашения и тем самым придало бы законность военному нападению на него?

    Эта интерпретация не только противоречит представлению о том, что Иран является рациональным государством, но и игнорирует тот факт, что военное нападение на него требует учета ожидаемой реакции России и Китая, его союзников. Более того, попытки Израиля убедить Соединенные Штаты продолжать политику санкций основываются на признании того, что Байден не намерен принимать участие в военной операции.

    Следовательно, аргумент Израиля, согласно которому Иран уже является ядерным пороговым государством, а значит, против него нужны немедленные военные действия и нельзя ждать, пока ядерная бомба будет представлена ​​на военном параде, не согласуется ни с требованием санкций, ни с реальностью.


    Израиль должен был усвоить этот урок давно, потому что он сам в течение 14 лет использовал в меньшем масштабе модель бесполезного «максимального давления» на Газу. Обоснование введения удушающей блокады Газы с годами изменилось, но она в основном предназначена для предотвращения военной угрозы ХАМАСа Израилю, прекращения его вооружения и даже провоцирования антиправительственной революции, которая свергнет ХАМАС руками отчаявшегося и разочарованного населения.

    В  Газе, в отличие от Ирана, Израиль также бесчисленное количество раз жестоко использовал «военный» вариант. И результат? Израиль в сотрудничестве с арабскими странами пытается достичь долгосрочного соглашения, которое будет включать отказ Израиля от санкций, содействие экономическому восстановлению и создание инфраструктуры, которая даст ХАМАСу мотивацию прекратить военные действия.

    Такое соглашение, как понимает Израиль, не принесет ему признания со стороны ХАМАСа, не изменит его идеологию и не приведет к разоружению. Это именно тот тип соглашение, которое западные страны стремятся достичь с Ираном, только с бонусом – замораживание ядерной программы.


    Цви Барэль, «ХаАрец», И.Н. На снимке: парад ХАМАСа в Газе. AP Photo/Yousef Masoud √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend