Партнёры

Это не Нетаниягу сумасшедший, это публика – дура

Биньямин Нетаниягу не болен психически, он не сумасшедший и не нуждается в госпитализации. Он хорошо знает разницу между добром и злом, между законным и преступным, между разрешенным и запрещенным.


По опубликованным материалам его дел, получивших общее наименование «тысячные», видно, что правонарушения, которые он, как подозревает следствие, совершил (в том числе получение подарков на сумму в тысячи долларов, стремление организовать для себя сочувственное освещение в прессе в обмен на регуляторные выгоды, попытка грязной сделки с издателем «Йедиот ахронот» Нони Мозесом), он совершал в ясном уме, после тщательного планирования и имея вполне рациональную цель.

Суд должен решить, были ли эти действия преступными, но нигде не утверждается, что Нетаниягу совершил их в момент смятения, безумия или под воздействием психоделических препаратов. Если крики его жены Сары и представления его сына Яира повлияли на его поведение, когда он был премьер-министром, и даже диктовали его, то Нетаниягу на самом деле достоин похвалы.

Как известно, члены семьи могут свести человека с ума, но именно в этом непростом положении, длившемся много лет, Нетаниягу продемонстрировал в глазах многих исключительную способность завоевывать широкую общественную поддержку – не как жертва, требующая сострадания, но как лидер «из другой лиги».

Остается только удивляться тому, что человек, умеющий разумно и хладнокровно планировать свои шаги, подвергается истерическим припадкам в своем доме. Не свидетельствует ли это о том, что с ним что-то не так? Но это уже неактуальный клинический вопрос.

Единственный важный вопрос, который нужно проверить, – верны ли слова Эхуда Ольмерта. Он сказал: «То, что не исправить, – это психическое заболевание премьер-министра, его жены и сына. Оно неизлечимо».

Эти слова истинны? Они опираются на факты? Или они наносят ущерб доброму имени Нетаниягу? Потому что, если это так, он имеет право на компенсацию. В этом заключается огромный ущерб в иске о клевете. Потому что выяснится ли, что непрофессиональный диагноз Ольмерта был ложным, или будет доказано, что он говорил правду, его слова не должны рассматриваться как ущерб доброму имени.

Почему? Потому что, в отличие от получения взятки, растраты или мошенничества, психическое заболевание не должно наносить позор пострадавшему, и нельзя допускать ситуации, при которой психическое заболевание будет расцениваться как что-то позорное.

Правда, в Законе о запрещении клеветы говорится, что клевета – это нечто, публикация чего может «унизить человека из-за его расы, происхождения, религии, места жительства, возраста, пола, сексуальной ориентации или инвалидности». Причем инвалидность определяется таким образом: «Физическая, душевная или умственная отсталость, в том числе когнитивная, постоянная или временная». Но по закону даже описание человека как невменяемого, «чокнутого», в бреду или просто глупого уже есть клевета.

Если суд все же решит, что доброму имени Нетаниягу был нанесен ущерб из-за того, что Ольмерт оклеветал его без каких-либо оснований, заявив, что тот психически болен, ему придется иметь дело с определением «доброго имени» Нетаниягу. Нетаниягу – подсудимый, ему предъявлены обвинения в совершении уголовных преступлений, которые, если он будет признан виновным, могут считаться позорными. Его доброе имя было подорвано еще до вынесения приговора.

Сам Нетаниягу при каждой возможности публично соглашался с тем, что СМИ, оппозиция, прокуратура, левые и кто только нет порочат его имя. Следовательно, замечания Ольмерта – лишь еще один довесок к уже отягощенному дискредитацией, презрением и унижением имени.

Нетаниягу не стал судиться с клеветниками и даже, похоже, с пониманием воспринял оскорбление. Что еще более важно, несмотря на позор и оскорбление, Нетаниягу продолжал занимать пост премьер-министра, предпочитая унижать и оскорблять своих противников.

Он и теперь получает широкую поддержку в опросах общественного мнения. Кажется, что опорочить имя Нетаниягу только ему на пользу, и этот вопрос действительно заслуживает психиатрического рассмотрения, но не Нетаниягу должен быть пациентом – а израильский избиратель.

Цви Барэль, «ХаАрец», И.Н. На снимке: демонстрация в поддержку Нетаниягу. Фото: Офер Вакнин √

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ