Воскресенье 20.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Oded Balilty

    «Это мы — леваки и анархисты? Да мы голосовали за Биби!»

    Премьер-министр Биньямин Нетаниягу сбрасывает их со счетов, называя «анархистами» и «левыми», которые ненавидят родную страну. Их число растет от протеста к протесту, но премьер и его сторонники по-прежнему утверждают, будто это — маргинальное явление, а участники протестов – ничтожная кучка представителей ашкеназской элиты, которая никак не может признать, что больше не управляет страной.

    Действительно, подавляющее большинство участников протестов против Нетаниягу, проходящих в последние недели, скорее всего не голосовали за «Ликуд» или за любую другую правую партию.

    Но в эти дни на улицы выходят не только несгибаемые левые. Шестеро других людей, недавно присоединившихся к демонстрация протеста, определенно не вписываются в эти рамки. Так они объяснили причины, побудившие их выступить против премьер-министра.

    Он больше не архетипический «отец»

    33-летняя писательница, автор 20 романов Лиат Ротнер выросла в религиозном доме в Нетании: «Я думала, что там одни левые, а я точно не левая, — говорит она. — Я не разделяю позицию левых в вопросах безопасности, и не принадлежу к «тель-авивскому пузырю».

    В последний раз она участвовала в демонстрации, когда была подростком, и ее организовали правые против ухода Израиля с Голанских высот. Раньше голосовала за «Ликуд», но пять лет назад прекратила голосовать. «Сейчас я полностью аполитична», — говорит она.

    До сих пор она восхищалась Нетаниягу как лидером и не видела ничего предосудительного в его склонности к сладкой жизни за счет израильского налогоплательщика.

    «Как и многие правые, я считала: кого волнует, сколько он или его жена тратят на фисташковое мороженое? Он усердно трудится, так какое мне дело?»

    Но в прошлую субботу она решила, что пришло время присоединиться к участникам протеста у резиденции премьер-министра в Иерусалиме. К этому ее подтолкнула реакция Нетаниягу на протесты, вызвавшая у нее отвращение.

    «Жизнь множества людей рушится — молодых, у которых нет денег купить еду, и кто снова вынужден жить с родителями, кто был готов отдать свои жизни за эту страну, и которых просто вышвырнули на помойку. И какова его реакция? Плевать он на них хотел. Все, что у него есть сказать, это «левые, левые, левые».

    Последней каплей для Ротнер был пост одного из сторонников Нетаниягу, который премьер-министр скопировал на своей странице. Там было всего два слова: «Только Биби».

    «Это все, что волнует премьер-министра? Доказать всем, что у него есть поклонники?», — говорит Ротем.

    Не один год Ротнер, как и многие ее правые друзья, видели в Нетаниягу отца. «И теперь этот отец плюет нам в лицо, поворачивается к нам спиной и отрекается от своих детей».

    Она считает, что именно пандемия коронавируса выявила недостатки Нетаниягу как лидера. «Пока экономика была в хорошей форме, казалось, что он делал хорошую работу. Но как только возник серьезный кризис — вместо того, чтобы проявлять заботу о благосостоянии народа, он заботится только о своем благосостоянии. И это меня тревожит и пугает».

    «Катастрофа для Израиля»

    Шломо Баркан (61) считает себя «убежденным ястребом» в том, что касается вопросов безопасности. Совладелец нескольких фабрик в промзонах Западного берега, он говорит, что будет очень рад, если Нетаниягу выполнит свое обещание и распространит суверенитет Израиля на Иудею и Самарию.

    «Мы имеем полное право на эту землю, — говорит он, — но я настаиваю на том, чтобы палестинцы получили полные права».

    В позапрошлую субботу Баркан, вместе с сотнями других израильтян, впервые в жизни принял участие в протесте против Нетаниягу возле виллы премьера в Кейсарии.

    На крышу своей машины Баркан прикрепил израильский флаг и доску для серфинга с надписью: «Государство находится в глубоком погружении. Довольно». Эта надпись намекает на возможное участие Нетаниягу в скандале, связанном с закупкой Израилем немецких подлодок.

    «Я думаю, наш премьер-министр — это катастрофа для Государства Израиль, — говорит Баркан. — Он только и делает, что подстрекает одну группу израильтян против других, и ничего, кроме личных интересов, его не волнует. Он не понимает, что значит быть государственным деятелем».

    Баркан говорит, что даже правые, такие как он, разочаровались в Нетаниягу: «Он не продвигал аннексию, а скорее действовал против нее. Он слишком занят борьбой за выживание и своими юридическими делами, чтобы выполнять свои обещания».

    «Я развелась с Биби»

    37-летняя Мораль Леви выросла в доме ликудников. До марта  ее фирма по планированию мероприятий процветала, но тут грянул коронавирус, и отмены заказов пошли одна за другой.

    «Я потеряла контракты на сотни тысяч шекелей», — говорит Мораль, мать троих детей. Ей ничего не оставалось, как закрыть бизнес, который она построила с нуля, продать машину и съехать со съемной квартиры в Ришон ле-Ционе. Теперь она живет в общежитии в Тель-Авиве, владельцы которого великодушно не берут с нее деньги.

    «Раньше я голосовала за Биби, — говорит она. — Я никогда не была политизирована, но когда увидела, что мой бизнес рушится, я стала следить за новостями — и поняла, что совершила большую ошибку».

    То, как Нетаниягу управляет корона-кризисом, она называет «полной неразберихой» и говорит, что многие израильтяне, как и она, вынуждены, чтобы выжить, проедать свои сбережения,.

    «У правительства есть налоговые резервы на случай чрезвычайных ситуаций, таких как война, — говорит она. — То, что сейчас происходит, равнозначно войне, и эти резервы нужно распределить среди людей, которые не могут свести концы с концами. Вместо этого они бросают нам жалкие крохи и ожидают, что мы скажем спасибо.

    Леви побывала на 40 демонстрациях против премьер-министра, проходящих по всей стране. 31 июля с рупором прошла по иерусалимскому рынку Махане Иехуда, известному оплоту премьер-министра и его партии. На ней была футболка с надписями «Я развелась с Биби» и «Биби, ты нас разочаровал».

    «Одни проклинали меня, другие аплодировали, даже были готовы защитить меня, если кто-то на меня нападет, — рассказывает она. — Я и в следующую пятницу собираюсь там быть. Это — демократия, и я могу протестовать, где захочу, хоть на газоне Нетаниягу. Многие из моих правых друзей боятся открыть рот. А я не боюсь: после того, как я потеряла бизнес, мне нечего терять».

    С вершины холма на Западном берегу — на улицу Бальфура

    45-летний раввин Йоси Фруман говорит, что, вероятно, он один из немногих участников демонстраций у резиденции премьер-министра, кого более 25 лет назад арестовали в том же месте во время демонстрации против тогдашнего премьер-министра Ицхака Рабина.

    Йоси Фруман, сын покойного раввина-поселенца Менахема Фрумана, известного своим миролюбивым отношением к палестинцам, говорит, что когда его 13-летний сын согласился вместе с ним принять участие в акции протеста 25 июля, он испытал радостное волнение.

    «В нашей семье я в меньшинстве», — говорит Фруман. Он живет с женой и шестью детьми в поселении Текоа на Западном берегу и служит раввином в соседней йешиве. Накануне поста 9 Ава, спустя 25 лет, он вернулся к резиденции премьер-министра, но на этот раз читал фрагменты из Книги Плача Йеремии, обращаясь к нескольким сотням израильтян, среди которых были и наиболее заметные фигуры протестного движения.

    «С Нетаниягу случилось то, что происходит с другими лидерами, слишком долго бывшими у власти, — говорит он. — Это стало особенно ясно по тому, как он руководил кризисом в области здравоохранения. Он не проявил ни гибкости, ни смелости. Я не принадлежу левому лагерю, напротив, я из молодежи холмов, я чувствую глубокую связь с Землей Израиля».

    Цитируя рабби Нахмана из Брацлава, Фруман говорит, что хороший лидер — это тот, кто знает, когда передать эстафету: «Я молился, чтобы Бог дал ему смелости сказать, что он сделал свое дело, и передать эстафету следующему поколению».

    Демократия — не предмет компромисса

    42-летняя Ямит Бенсадун, инструктор по йоге из Тель-Авива, выросла в доме ликудников, где никому никогда не приходило в голову голосовать за другую партию. «Мой отец из Марокко, и среди таких семей, как наша, голосование — дело «племенное», — говорит Ямит.

    В последние недели она с мужем участвовала в акциях протеста движения «Черные флаги», проходящих по всей стране каждую субботу вечером на мостах. На вопрос, почему она это делает, Бенсадун объяснила: «Сейчас такая ситуация в стране». Кроме того, она — мать троих детей, и ее тревожит будущее израильской демократии.

    «Демократия – не предмет компромисса, — говорит она. — Для меня нет ничего важнее, чем жить в демократической стране, и мне больно видеть, как «Ликуд» пытается ее разрушить».

    Стоять в толпе

    30-летний Пинхас просил не публиковать его фамилии. Возможно, он был единственным ультраортодоксом- участником демонстрации 28 июля у дома министра внутренней безопасности Амира Охана Тель-Авива. Акция, которая завершилась нападением правых экстремистов, внедрившихся в толпу демонстрантов, прошла под лозунгом протеста против полицейского насилия и требования Оханы, чтобы полиция объявила вне закона массовые сборища на улицах.

    Пинхас — в черной кипе, белой рубашке и черных брюках — выглядит «белой вороной» среди толпы молодых светских израильтян. Возможно, его приняли бы за любопытного зрителя, а не участника протеста, если бы не наклейка «Биби, отправляйся домой!» у него на рубашке.

    Пинхас — адвокат, прежде состоял на госслужбе, считает себя правоцентристом: «Конечно, я был бы счастлив, наступи сейчас мир, но я не верю, что у нас есть партнер, поэтому не могу называть себя левым», — говорит он.

    На демонстрацию его привело глубокое беспокойство по поводу обвинительного заключения против премьер-министра: «дело 1000», в котором Нетаниягу, получавший дорогие подарки от богатых друзей, обвиняется в мошенничестве и злоупотреблении служебным положением.

    «Меня, как человека, работавшего на госслужбе, это дело беспокоит больше, чем любое другое, — говорит Пинхас. — Потому что я слишком хорошо знаю, как легко система может разрушиться. Как только вы спустите это с рук одному, другие  последуют его примеру».

    Пинхас, который живет в религиозном Бней-Браке, говорит, что уже давно хотел участвовать в демонстрациях, но не находил случая. «Я слышал, что люди приезжают издалека, чтобы участвовать в демонстрациях в Иерусалиме, и говорил себе: «Браво — они предпринимают такие усилия для спасения своей страны», — вспоминает он.

    О демонстрации в Тель-Авиве он узнал только потому, что она проходила под окнами его офиса: «Я увидел демонстрацию и сказал себе: «Здорово, я присоединяюсь к ним». Позвонил жене и сказал, что вернусь поздно».

    Сперва он беспокоился, что участники протеста отнесутся к нему с подозрением, «потому что они не привыкли видеть таких людей, как я». Но ничего подобного не произошло. «Люди были очень добры. Многие подходили ко мне и говорили, что очень тронуты, что с ними парень-ультраортодокс».

    Пинхас говорит, что не скрывает от близких друзей и семьи своих взглядов относительно Нетаниягу, но и не расхаживает по Бней-Браку с плакатами против него.

    Джуди Мальц, «ХаАрец», М.Р.
    На фото: демонстрация протеста в Тель-Авиве 25.7.20. AP Photo/Oded Balilty˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend