Это министром может быть каждый, для работы в хайтеке нужны знания и умения

Как показывает практика той же партии «Еш атид», министром может стать любой депутат кнессета, твердо следующий курсом партии и не выражающий сомнений в верности действий главы партии. Уровень образования, профессиональный опыт и прочие требования, выдвигаемые к соискателям на рынке труда, в политике значения не имеют. Но в компаниях высоких технологий не принимают на работу всех, кто готов идти за гендиректором и поддерживать его во всех начинаниях. Да, то, за что в политике платят 40-60 тысяч шекелей в месяц, в компаниях высоких технологий не котируется.


Нет ничего удивительного в том, что Яир Лапид мечтает о миллионе израильтян, занятых в сфере высоких технологий. В этой отрасли самые высокие зарплаты и самая высокая производительность труда. И все это без какой-либо помощи со стороны государства – сектор развивается самостоятельно и при этом служит одним из основных двигателей израильской экономики. Естественно, что альтернативный премьер-министр хотел бы, чтобы как можно больше израильтян работали в хайтеке: эти работники являются дойной коровой государства, тащащей на себе тяжелое налоговое бремя, а заодно и обладают высокой покупательской способностью. Что позволяет государство пополнять казну за счет налогов на рынке недвижимости и новых автомобилей.

Не стоит забывать и то, что при переходе работников в сферу высоких технологий сокращается социальный разрыв в обществе. Сегодня треть наемных работников в Израиле зарабатывают минимальную зарплату или менее того (что незаконно, но у государства не доходят руки до борьбы с этим явлением), медианная зарплата (показатель, ниже которого получают 50% наемных работников) составляет порядка 6 тысяч шекелей. Более того, немалая часть низкооплачиваемых работников могут в недалеком будущем и вовсе остаться без работы: согласно международному отчету «Рынок труда – 2030», подготовленному под руководством госконтролера Израиля Матаньягу Энгельмана, 15% рабочих ставок в Израиле (это почти каждое седьмое рабочее место) подвержены высокому риску изменений. С большой вероятностью они исчезнут или сильно изменятся к 2030 году, а занимающие их сотрудники больше не найдут себе место на рынке труда.

Так что сфера высоких технологий, в которой на сегодняшний день заняты всего около 350 тысяч человек (порядка 10% от общего числа занятых на рынке труда), выглядит вполне подходящим местом, чтобы помочь правительству решить сразу множество проблем, и при этом от самого правительства, по сути, ничего не требуется.

Вот только, как уже упоминалось выше, хайтек отличается от политики тем, что от соискателей требуются знания и навыки. А согласно тому же отчету госконтролера, в Израиле 3,7 миллиона человек трудоспособного возраста (18-64), чей уровень цифровой грамотности определяется как низкий или минимальный.

При этом в отчете госконтролера нет ничего нового. Еще в 2017 году правительство поставило своей целью увеличить число работников на десятки процентов (при этом речь шла о 150-200 тысяч человек, а не о 650 тысяч, о которых сейчас говорит Яир Лапид), но проведенное институтом «Тауб» в 2018 году исследование показало, что в израильском хайтеке больше некому работать.

Результаты исследования показали, что у израильской отрасли высоких технологий практически нет потенциала развития, если основываться на местных кадрах, и что практически все население, способное работать в компаниях высоких технологий, уже в них работает. Большинство работников с высокими когнитивными навыками – примерно 12% от общего числа работников в Израиле – уже заняты в сфере высоких технологий, а профессиональные навыки и компетенции остальных работников не позволяют им рассчитывать на место в высокотехнологичной отрасли.

Исследование показало, что еще не более 4% работоспособного населения смогут переквалифицироваться для работы в хайтеке, и это максимум. Но примерно две трети из них и сегодня зарабатывает достаточно, так что только примерно 1% сможет улучшить условия занятости, переквалифицировавшись в хайтекиста.

Несоответствие между навыками большинства работников израильской экономики и навыками, необходимыми в высокотехнологичном секторе, связано с тем фактом, что в Израиле много низкоквалифицированных работников (что является причиной низких зарплат в секторах традиционной экономики). Средний уровень квалификации среди работников в Израиле ниже среднего показателя по ОЭСР примерно на 28%, но при этом квалификация работников сферы высоких технологий соответствует квалификации их коллег в других странах.

P.S. Возможно, Яиру Лапиду стоит стремиться к тому, чтобы миллион израильтян, то есть каждый четвертый из занятых на рынке труда, стали квалифицированными учителями и воспитателями. Это чрезвычайно важно для будущего Израиля, так как именно система просвещения должна подготовить специалистов, способных найти себе место на стремительно меняющемся рынке труда.

Но подобное стремление потребует разработки долгосрочных программ, требующих финансирования. А политики в Израиле не строят долгосрочные программы, так как понимают, что на это у них просто нет времени. Приходя к власти на короткий период, они должны либо успеть сделать что-то, что позволит им показать достижения в ходе предвыборной кампании и переизбраться на новый срок, либо представить фантастические «прожекты», что также должно помочь им получить голоса избирателей. «Сингапурский план» премьер-министра Беннета тому прекрасное подтверждение.

Юрий Легков, НЭП. Фото: Офер Вакнин √