Вторник 24.11.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Chris Szagola
    AP Photo/Chris Szagola

    Это – конец популизма?

    За четыре лихорадочных года, прошедших после голосования по «Брекзиту» и избрания Дональда Трампа, популизм стал чем-то вроде главного политического движения на западе. Его шумные лидеры, постоянное нарушение правил и соблазнительные обещания национального обновления доминировали в демократической жизни во многих странах мира. Но может,  эра популизма близится к концу? В «Гардиан» появилось сразу несколько материалов на эту тему. 

    Лидеры популистов, в основном крайне правые, – Маттео Сальвини в Италии, Марин Ле Пен во Франции, Виктор Орбан в Венгрии и Джимми Окессон в Швеции – за последние годы усилились, и популистские партии вошли в состав правительства почти в десятке европейских стран.

    Даже те, кто считал популизм чем-то отвратительным, были очарованы, а иногда и загипнотизированы. После относительно предсказуемой и осторожной политики 90-х и 00-х годов популизм стал источником электоральных потрясений, ярких идеологов, рискованных правительств – а также сильного чувства новизны.

    Всплески популизма случались и раньше, – в Америке 1930-х годов, во Франции 1950-х годов, – но это было так давно, что об этом явлении в значительной степени забыли. Так что версия XXI века могла показаться свежей и радикальной. Популизм будто потворствовал молодым бунтовщикам политического мира.

    Но этот этап его жизненного цикла, возможно, подходит к концу. После четырех лет правления президента Трампа и четырех лет попыток добиться «Брекзита» – выхода Великобритании из ЕС – популизм вступает в более сложную политическую стадию: средний возраст.

    Все политические движения, придя к власти, стареют, столкнувшись с неизбежными неудачами, измученные растущей публичностью. Но популизм стареет быстрее, чем большинство других. Его громкие обещания избирателям, как правило, приводят к разочарованию: на своей инаугурации Трамп сказал, что он добьется, чтобы Америка «побеждала, как никогда раньше» – но сейчас США кажутся слабыми в борьбе с коронавирусом, как никогда раньше.

    Популистский стиль управления маниакален и утомителен. Заявляя, что он представляет интересы народа против коррумпированной элиты, популизм также теряет часть своего авторитета и жизнеспособности, когда популистские премьер-министры и президенты создают свои собственные версии элиты. Всегда централизованные, часто самодовольные правительства во главе с Трампом и Борисом Джонсоном – или, добавим, Биньямином Нетаниягу – все меньше похожи на борцов с системой и все больше – на кружки друзей. 

    Пандемия также ускорила старение популизма у власти. Популизм, который обычно играет на стремлении избирателей к идеализированному прошлому или кардинально лучшему будущему, далеко не так эффективен в решении практических проблем сегодняшнего дня. Число жертв коронавируса в странах с популистскими лидерами ужасающе ясно это продемонстрировало.

    В течение следующих нескольких недель британские и американские разновидности популизма подвергнутся новому испытанию: сначала на выборах в США 3 ноября, а затем после того, как «Брекзит», наконец, произойдет 1 января. Последствия и будущее трансатлантического популизма станут намного яснее.

    Трамп часто говорит, насколько он любит предвыборные кампании. Это один из немногих случаев, когда он, вероятно, говорит правду: ведь он – шоумен, а выборы – это перерыв в управлении. Но они также особенно опасны для лидеров-популистов.

    Проигрыш для Трампа, который становится все более вероятным – не просто уход с должности: это также показывает, что его заявления о том, что он представляет народ – не более, чем фикция. 

    Популисты могут завоевать власть через выборы, как и другие политики, но, оказавшись у власти, они склонны рассматривать выборы не как открытые, демократические соревнования, а как возможность для людей подтвердить свою поддержку. Популистское правительство считает себя «не временным победителем на выборах, – писала аналитик популизма Надя Урбинати в 2018 году, – а как если бы оно было окончательным победителем». Таким образом, популистам трудно, а иногда и невозможно принять поражение на повторных выборах.

    Вот почему Трамп угрожает не признавать результаты выборов, если они окажутся не в его пользу: это признак хрупкости американского популизма – его неготовности к неудачам на выборах, а также его упрямства и высокомерия.

    Если «Брекзит» провалится, а Трамп проиграет, многие могут прийти к выводу, что популизм находится в окончательном упадке. Это может быть преждевременно. Консервативная политики и пресса хорошо умеют находить «саботажников», на которых можно спихнуть все свои неудачи: будь то ЕС, демонстранты-«анархисты» или якобы коррумпированная судебная система. 

    «Когда популисты оказываются в электоральной оппозиции, – писала политолог Паулина Очоа Эспехо в 2017 году, – они видят в этом… вопиющую несправедливость, требующую «возвращения» страны». Двум последним президентам-демократам, Биллу Клинтону и Бараку Обаме, пришлось управлять страной на отвлекающем фоне заявлений правых, что их пребывание в должности было незаконным, несмотря на то, что они оба дважды выиграли президентские выборы. Джо Байдена может постичь та же участь.

    Кроме того, любой, кто с нетерпением ждет поражения Трампа и воображает, что это будет началом конца популизма, должен помнить, что популистов иногда переизбирают. Это удалось нынешним лидерам Польши, Венгрии, Турции и Индии. Популизм может быть грубой и часто неэффективной философией для правительства, но послужной список более плавных управленцев, таких как Эммануэль Макрон и Дэвид Кэмерон, не намного лучше.

    Тем не менее, даже если движение останется сильным в Великобритании, США, Израиле и других странах, его лучшие дни могут закончиться. Многие избиратели и журналисты теперь знакомы с его уловками и ограничениями, например, жесткой риторикой лидеров, которые могут справиться только с дружественной аудиторией. 

    У населения тоже, похоже, открываются глаза: по данным крупного опроса YouGov, поддержка популистских убеждений в Европе за последний год заметно снизилась, причем значительно меньше людей в ряде стран склонны соглашаться с ключевыми заявлениями, предназначенными для ее измерения. 

    Опрос, проведенный в июле и августе, показал, что в Великобритании, Дании, Франции, Германии, Италии, Польше, Испании, Швеции, Австралии, Канаде и США меньше людей согласились с утверждением, что «власть нескольких особых интересов мешает нашей стране добиться прогресса».

    В некоторых странах падение было значительным: с 33 до 22 процентов в Дании, на 9 пунктов - в Великобритании, 9 пунктов - в Германии, 8 - во Франции, 6 - в Италии и 4 - в Польше.

    Опрос показал аналогичное заметное снижение поддержки других заявлений, предназначенных для измерения поддержки популистских убеждений, в том числе снижение на 20 процентных пунктов в Дании и 15 - в Германии числа согласных с тем, что «большая часть важной информации намеренно скрывается от общественности из-за личных интересов вовлеченных лиц».

    Значительный спад наблюдался также в поддержке мнения, что «моя страна разделена на простых людей и коррумпированную элиту, которая их эксплуатируют».

    Но уровни поддержки этого и других популистских заявлений, тем не менее, остаются высокими: в семи из восьми опрошенных европейских стран от 60 до 74 процентов респондентов согласились с тем, что «воля народа» должна преобладать в управлении государством.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: AP Photo/Chris Szagola

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend