Эти деньги не пахнут — они воняют… | detaly.co.il
    Пятница 25.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    mask N95 pixabay

    Эти деньги не пахнут — они воняют…

    Чего не хватает женщине-инвалиду, которой больше 70 лет и которая не выходит из дома из-за «короны»? Не менее 300 масок по 50 шекелей за каждую – если спросить человека, который продал их ей.

    Эта ужасная история началась в конце марта. В группе WhatsApp, в которой объединились для получения различной информации жильцы одного из домов Кфар-Сабы, человек по имени Боаз опубликовал сообщение, обращенное к соседям: он предлагает качественные маски, импортируемые им из-за границы, и желающие могут их приобрести как можно скорее, потому что запасы этих масок ограничены.

    70-летняя Сара Гильберт-Алалуф, живущая этажом выше Боаза, вступила с ним в переписку, и он пояснил, что цена каждой маски – 50 шекелей. В ответ на вопрос Сары, получит ли она скидку, если сразу купит сто или двести масок, Боаз сказал, что готов скинуть с общей цены 150 шекелей.

    Как объясняет сама Сара, в тот период из-за коронавируса она жутко нервничала, беспокоясь даже не столько о себе, сколько о муже и детях. Видимо, Боаз неплохо разбирался в психологии, потому что в какой-то момент заявил потенциальной покупательнице, что маски у него буквально рвут из рук, и он может предложить 300 масок, иначе потом будет поздно, и масок не будет. И Сара купилась на это – заплатила за триста масок. Она – не бедная женщина, всю жизнь работала, у нее пенсия по выслуге лет и пенсия по инвалидности; кроме того, ее супруг работает до сих пор. Тем не менее, речь идет о сумме солидной даже для нее.

    Дальше события развивались по нарастающей. Боаз попросил выплатить всю сумму сразу, и Сара послала свою сиделку в банк, чтобы снять часть денег со счета и, таким образом, была вынуждена уйти в минус. Никакой квитанции при этом она не получила – Боаз попросту положил пакет с масками рядом с дверью, зная, что Сара из дома не выходит и к людям не приближается, у нее стопроцентная инвалидность, она прикована к инвалидной коляске, и с того момента, как началась эпидемия, практически ни с кем не контактирует.

    Вопрос в другом: зачем женщине, которая ни с кем не общается, покупать сразу 300 масок? Как говорит ее сын, он понял бы, если бы Боаз, действительно действуя из гуманных и добрососедских соображений, предложил своей соседке пятьдесят масок. Но триста?

    Сара признается, что ей самой стыдно за столь опрометчивый поступок, стоившей ей больших денег, и какое-то время она не говорила о нем детям; сказала позже.

    Но, чтобы вы понимали, это еще не конец истории.

    В начале мая Сара с мужем приехали в больницу на обследование. Каково же было их удивление, когда у самых ворот они обнаружили объявление, запрещающее посетителям входить в больницу в масках, подобно той, что она купила у Боаза. Оказывается, эти маски с клапаном допускают выделение капелек слюны, поэтому минздрав запретил их использование.

    Сара в шоке позвонила Боазу и поинтересовалась, на каком основании он продал ей маски, запрещенные к ношению; никакого вразумительного ответа она не получила, кроме того, что сосед отказался возвращать деньги. Тогда разозленная Сара написала в Совет потребителей, но никакой реакции оттуда не последовало.

    Часть неиспользованных масок – примерно 150 штук – в  закрытых упаковках сиделка Сары положила возле двери Боаза; маски он взял, но денег не вернул.

    В беседе с «ХаАрец» Боаз категорически отрицал свою вину, утверждая, что речь идет об обычной коммерческой сделке, и, если Сара хочет, он готов с ней встретиться в суде.

    «Я никого не принуждал и не воспользовался ничьим положением. Разместил объявление в группе, и она ко мне обратилась», – сказал Боаз.

    Далее редакционный диалог с этим человеком воспроизводится полностью.

    – Боаз, вы разве не знаете, что Сара не выходит из дома и практически в масках не нуждается?

    – Может быть, она покупает для того, чтобы продавать? Что мне теперь делать с этими масками? Когда она увидела, что рыночная цена упала, то вдруг очнулась.

    – Неправда. Она обратилась к вам после того, как увидела, что ношение этих масок запрещено. Вы, видимо, хотели словчить, поэтому продали женщине триста масок, которые ей не нужны, за 13 тысяч шекелей.

    - Я продал товар, который купил у кого-то, цена упала на 80 процентов. Покажите мне статью в законе, где написано, что можно вернуть купленное более чем через две недели.

    – Значит, вы работаете по закону? Вы выдали ей квитанцию?

    – Вы хотите на меня пожаловать в налоговую?

    – Нет, я хочу, чтобы вы вернули ей деньги.

    – Я не готов.

    – Тогда почему вы не выдали ей квитанцию?

    – Да. Так я нарушил закон о подоходном налоге в Израиле.

    – Жаль.

    После недолгой паузы Боаз выдал сакраментальную фразу: «Не я первый, не я последний. Премьер-министр получает сигары и шампанское, а я – крайний?!»

    Орли Вильнаи, «ХаАрец», М.К. Фотоиллюстрация: Pixabay˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend