Понедельник 26.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    539079_Bibi_Emil_Salman

    Эта зависимость уничтожила Нетаниягу

    По какой же причине министр экологии Гила Гамлиэль поехала на праздники к родственникам в Тверию, за 150 километров от дома, в то время как мы не можем увидеться с родными, живущими на расстоянии полутора километров от нас? Самый очевидный ответ звучит так: министр Гамлиэль думала, что ее не поймают. Но это не совсем так. Вот более точный ответ: министр думала, что для нее в принципе нет возможности быть пойманной. Министр считала, что она выше этого.

    Это – принципиальная разница. Это – грань между обычной чрезмерной самоуверенностью и опьянением властью. Чрезмерной самоуверенностью грешат многие, а опьянение властью могут испытать лишь те, кто ощутил ее вкус. Это касается не только современных диктаторов и их сатрапов. Опьянение властью испытал Билл Клинтон, когда закрутил роман со стажеркой в Белом доме. Он не думал, что его не поймают, он считал, что такой возможности для него в принципе не существует. Клинтон считал, что он выше этого.

    Ощущение силы ведет к отклонению от нормы – люди, обладающие значительной властью, ведут себя не так, как все остальные. Они не стоят в очереди, не ходят в супермаркет. Многие из них не носят с собой кошелек. Президент США не решает сам, что съесть на ужин, он не выбирает для себя одежду. Чем больше человек отдаляется от быта обыкновенный людей, тем больше опасность, что он станет считать себя кем-то необыкновенным.

    Неспроста это явление называется «опьянение властью». Власть – как алкоголь, и там, и тут ограниченная доза приводит к замечательным результатам. Вы испытываете близость к окружающим и начинаете свободно мыслить. Абсолютно законно получать от этого удовольствие. Проблема заключается в том, что власть, как и алкоголь, угрожает появлением зависимости.

    Опьяненные властью подобны людям с алкогольной или наркотической зависимостью.  Они готовы пойти на все, чтобы добыть очередную дозу. Они соврут, украдут, словчат, продадут мать родную. Не для того, чтобы поехать в Тверию, как Гила Гамлиэль. Не для того, чтобы сделать укладку у частного парикмахера, как Сара Нетаниягу. Эти действия сами по себе не имеют никакого значения. Главное здесь – ощущение собственной силы: «Я могу то, что запрещено всем остальным, потому что я – над всеми».

    В наиболее тяжелых случаях опьянения властью человеку начинает казаться, что он не только выше законов государства и общепринятой морали, но и выше биологических законов. Так Трамп оказался в больнице с коронавирусом. Он не соблюдал самых элементарных мер предосторожности, ибо не верил, что может заразиться, как простой смертный.  Трамп считал, что он выше этого.

    Для того, чтобы устоять перед многочисленными соблазнами, связанными с пребыванием у власти, наделенным ею людям нужны внешние ограничители, но не только. Не в меньшей степени власть предержащим необходимы самообладание, вера и глубоко укорененная в их натуре честность. Тот, у кого  ничего этого нет, непременно впадет в зависимость. И тогда он усядется пьяным за руль и помчится в пропасть, потащив за собой всю страну.

    Важно помнить, что зависимость полностью овладевает человеком, ради очередной дозы удовольствия он становится готов на все. Но, в конце концов, все без исключения зависимые люди совершают ошибки, в том числе и фатальные. Например, они лишают граждан своего государства права на проведение демонстраций.

    Нетаниягу убежден, что он ведет схватку не на жизнь, а на смерть. Но он ошибается – бой уже завершен. Победителями из него вышли двое. Во-первых, опьянение властью, убившее Нетаниягу. Во-вторых, народ Израиля, спасший сам себя. Биби, все кончено. Уходи.

    Мика Альмог, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Эмиль Салман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend