Monday 23.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Эта украинская синагога пережила Вторую мировую войну. Теперь она вновь – на военном положении

    Львов, Украина. В синагоге «Хадашим» отдыхать некогда. В обычное время эта синагога во Львове - городе, расположенном в двух часах езды от польской границы и в семи часах езды от Киева, служит еврейским культурным центром. На пятый день российского вторжения группа добровольцев навела в этом обветшалом здании чистоту и порядок, превратив его в центр приема беженцев.


    Синагога, известная также под названием «шуль Якоба Гланцера», или «хасидская синагога», временно служит также и мастерской. У входа трое мужчин дисковыми пилами распиливают большие железные балки. В воздухе летают искры, от шума больно в ушах и расслышать что-либо почти невозможно. Мужчины готовят материалы для баррикад, которые в случае необходимости можно будет возвести на улицах города. Если российские солдаты все-таки дойдут до Львова, то на пути у захватчиков металлические преграды задержат их продвижение.

    война-в-Украине-Львов-обстрел-Харькова-бои-за-Киев
    Изготовление противотанковых ежей. Фото: Томер Аппельбаум

    Толчком к интенсивной подготовке к обороне города стали сирены, завывающие над Львовом, и это несмотря на то, что он далек от основных центров боевых действий. Российская армия сосредоточила свои усилия на Харькове и Киеве, а  Львов, находящийся пока в относительной безопасности, стал убежищем для тех, кто в нем нуждается. По данным ООН, около 370 тысяч украинцев уже стали беженцами, но еще большее число людей, вынужденных покинуть родные места, переместились в другие регионы страны.


    В синагоге Илья, молодой человек лет 20 с небольшим, садится за старое пианино, и все останавливаются послушать, как он играет - правда, всего на минуту: нужно возвращаться к работе.

    «Львов - это такой город-убежище; люди здесь чувствуют себя в большей безопасности, - говорит он. Как и тысячи других украинцев, Илья бежал из Киева. И, как и многие другие здесь, он говорит, что если российские войска дойдут до Львова, «мы будем сражаться. Другого выбора нет».

    война в Украине-вторжение-России-обстрел-Харькова-синагога-Львова-бои-за-Киев-добровольцы
    В синагоге "Хадашим". Фото: Томер Аппельбаум

    Максу 36, он в маске, которую не снимает ни на минуту. Он родом из Донецка на востоке страны, перебрался в Киев после того, как в 2014 году между поддерживаемыми Россией сепаратистами и Украиной начались военные действия. Для него бегство от русских стало почти нормой. «Я не паникую, все в порядке, - говорит он. - Я просто знаю, что делать, поэтому не беспокоюсь. В Киеве я видел немало охваченных паникой людей. Но это потому, что они к подобному не привыкли. А я это уже видел, пусть даже и не все», - добавляет он.


    В мирное время Макс работает программистом. Он приехал во Львов на одном из «эвакуационных» поездов, которые были пущены с началом российского вторжения. «Я знал, что они попытаются окружить Киев, так что мне было понятно, что во Львове будет намного безопаснее. Во Львов приехало много официальных групп из других стран, поэтому я и знал, что место это - безопасное, - говорит он.

    Но мать Макса осталась в Донецке. «Она беспокоится обо мне. Она беспокоится и за себя, но не хочет уезжать, потому что привыкла там жить. Она говорит: «Даже если что-то случится, я - здесь». Пока Макс не работает, он занимается волонтерством. «Мы собрали компанию друзей и приехали, чтобы делать то, что сейчас нужно».

    В 1939 году во Львове проживало более 200 тысяч евреев, в городе были сотни синагог. Но во время Катастрофы почти все они были разрушены или закрыты. Сегодня здесь сохранилась только «Царей Гилад» - единственная действующая ортодоксальная синагога в городе.


    война-в-Украине-вторжение-России-обстрел-Харькова-синагога-Львова-бои-за-Киев-добровольцы
    Наборы с предметами первой необходимости. Фото: Томер Аппельбаум

    В просторном помещении синагоги на столах лежат религиозные книги, для изучения и молитвы. На полу - десятки пакетов для раздачи тем, кто в них нуждается. В них предметы повседневной необходимости и продукты питания - пастеризованное молоко, туалетная бумага, кофе, консервы, макароны, кукурузные хлопья и многое другое.

    Раввин Мордехай Шломо Болд говорит, что он и его люди потратили массу сил на то, чтобы убедить членов местной еврейской общины до начала боев покинуть город, но последовали их совету лишь немногие. «Они ждали до последнего момента, а потом было уже слишком поздно, - говорит он.

    «Мы должны что-то сделать»

    Не только синагоги используются для военных нужд. В пабе «Кантона», названном в честь звезды французского футбола Эрика Кантоны, в центре города, можно увидеть десятки пустых пивных бутылок. Но их не отправляют на переработку, а превращают в «коктейли Молотова», наполняя зажигательной смесью.

    Молодая владелица бара Кейт и ее партнер Энди вместе со своими друзьями превратили свой небольшой спортивный бар в центр для волонтеров и помощи беженцам. Они собирают канистры с бензином и маслом, страраются накормить тех, кто голоден. «В городе есть беженцы, вот мы их и кормим. Мы говорим с ними, помогаем связаться с теми, кто им нужен», - объясняет Кейт.

    Люди испытывают потребность внести свой вклад в общее дело. «Мы просто не можем сидеть дома целый день, смотреть телевизор и читать новости; от этого с ума сойти можно, - говорит Кейт. - Мы должны что-то делать - все, что возможно. А когда каждый делает немного, украинский народ становится одной большой силой».

    война в Украине-вторжение-России-обстрел-Харькова-синагога-Львова-бои-за-Киев-добровольцы
    Кейт и Энди в пабе "Кантона". Фото: Томер Аппельбаум

    Кейт и Энди говорят, что это чувство солидарности возникло в городе только в последние дни. «Так было не всегда, люди тут были очень разрознеными. Не то, что мы ненавидим друг друга, нет, но каждый живет своей жизнью. Сейчас мы едины, - говорит Кейт. - Никаких конфликтов, ни у кого никаких вопросов. Мы просто делаем то, что можем, потому что иначе нам не выжить».

    Есть и четкое послание: «Сегодня весь Львов - город волонтеров».

    Патриотизм ощущуется и на улицах. Кто-то повесил на стене дома большую вывеску с фотографиями солдат на уличных баррикадах. На ней огромными буквами написано: «Мы поддерживаем украинскую армию».

    В городе хорошо заметны беженцы: этот непрерывный поток мужчин и женщин с чемоданами и рюкзаками очень отличается от местных, людей, занятых своей повседневной жизнью. Происходи это в мирное время, можно было бы подумать, что Украина - страна, жители которой любят ходить в походы и путешествовать. Тут и там можно увидеть коврики для занятия йогой: нести их легко, и на них лучше спать на холодной поверхности.

    Мать и сын, приехавшие из восточной Украины, говорят, что планируют остаться во Львове примерно на неделю. Они надеются, что после этого ситуация наладится и они смогут вернуться домой.

    На другом углу улицы стоит молодая пара из Индии, Навис и Мили с двумя собаками; они решают, куда двигаться дальше. Навис родом из Нью-Дели, Мили - из Кералы. «Я слышала, что здесь можно найти убежище, но в новостях сказали, что они собираются напасть на Львов. Я боюсь», - признается Мили.

    война-в-Украине-вторжение-России-обстрел-Харькова-синагога-Львова-бои-за-Киев-добровольцы
    Навис и Мили из Индии. Фото: Томер Аппельбаум

    Пара говорит, что индийские власти не предупредили их о том, что необходимо покинуть Украину. А когда предупреждение все-таки поступило, было трудно найти рейс по разумной цене. «5000 долларов для нас и двух собак», - говорит Навис и добавляет, что у них не было такой большой суммы.

    Они изучали медицину и сейчас живут в Украине. Получив дипломы, открыли небольшой бизнес. «Но в здание попала бомба и разрушила стены». Тогда они решили немедленно бежать. Сейчас они хотят добраться до Польши, чтобы на время там остановиться. «Мы не хотим оставаться», - говорит Навис.

    Перед ними стоит дилемма: как и другие беженцы из «менее важных» стран, они слышали, что с большой вероятностью их не пропустят через границу - или, по крайней мере, заставят ждать в очереди. «Наши друзья ждут там уже 50 часов», - рассказывают они. Поэтому, они либо переждут во Львове, либо будут вынуждены попытать счастья в дороге.

    Не только солидарность ощутима во Львове; в воздухе витают настороженность и подозрительность, как и положено во время войны. Две женщины, которые видели, как мы фотографировали синагоги, подошли узнать, что мы делаем. Несмотря на то, что по-английски они не говорили, не отступили и позвонили кому-то, чтобы выяснить это. По Украине ходят слухи, что несколько недель назад Россия заслала диверсантов, и нужно быть начеку. Но увидев наши документы, женщины успокоились.

    война в Украине-вторжение-России-обстрел-Харькова-синагога-Львова-бои-за-Киев-добровольцы
    В синагоге "Хадашим". Фото: Томер Аппельбаум

    Это не единственный случай, когда мы столкнулись с местными жителями, проявляющими повышенную осторожность. Местный активист Игорь говорит, что у него тоже есть мастерская по изготовлению зажигательных бомб и баррикад, но ее местонахождение он держит в секрете. «Русские будут такие места искать, - говорит он. - Мы можем доверять только тем, кого хорошо знаем».

    Ярден Михаэли, Томер Аппельбаум, «ХаАрец», М.Р. Фото: Томер Аппельбаум

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend