Monday 06.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Josh Reynolds
    AP Photo/Josh Reynolds

    Нобелевские иллюзии Израиля

    Этот год не был особенно удачным для еврейских Нобелевских премий: только две из 13 премий, присужденных в 2021 году, достались представителям этого племени, что составляет 15 процентов от общего числа премий в сравнении с 22 процентами за 120 лет существования нобелевки. Но для Израиля этот год был еще хуже.


    Единственный «израильский» лауреат, Джошуа Ангрист, репатриировался из Америки, несколько лет преподавал экономику в Еврейском университете, а затем вернулся в США. В израильских университетах, которые платят старшим преподавателям одинаково, независимо от преподаваемой ими дисциплины или спроса и предложения, зарплата в его глазах была слишком низкой. «Я устал от сложившейся здесь ситуации, - сказал он в 2006 году в интервью газете The Jerusalem Post. - При такой системе трудно удержать людей».

    Ангрист все еще сохраняет двойное гражданство, так что, несомненно, в документах он будет значиться как израильтянин. Желание объявить нобелевских лауреатов своими и греться, пусть и на расстоянии, в их славе таково, что Питтсбург горд ими не менее, чем Израиль: «3 американских экономиста, в том числе 1 выросший в Питтсбурге, награждены Нобелевской премией по экономике», - сообщает The Post-Gazette.

    Считают ли питтсбуржцы, что именно в их школах были привиты математические навыки, которые Ангрист впоследствии развил в своей академической карьере? Это не более логично, чем уверенность израильтян в том, что несколько лет учебы и преподавания в нашей стране как-то его приблизили к Нобелевской премии.


    Израиль довольно успешно участвует в глобальном нобелевском тотализаторе. В расчете на душу населения мы входим в первые 15 стран и, возможно, наше положение было бы еще лучше, если бы мы не вступили в гонку только после 1948 года, дав другим странам фору в полвека.

    Но рекорд Израиля не столь впечатляющ, если более критически подойти к вопросу о том, что такое «израильская» победа. Из 13 израильских лауреатов четверо выполнили большую часть своей работы в США. Даниэль Канеман и Арье Варшель родились в Израиле и эмигрировали; Майкл Левитт и Ангрист иммигрировали в Израиль, но вернулись в США.

    Тем не менее, нетрудно преувеличить значерние Нобелевской премии. За всю историю Нобелевскую премию получили менее тысячи человек, что вряд ли можно считать репрезентативной выборкой национальных достижений. Однако проблематичная нобелевская история Израиля содержит некоторые важные факты о нашей поразительной неспособности в полной мере использовать мозговую мощь страны.

    Дело не только в похвальбе Нобелевскими премиями, в превосходстве в академической сфере или будущем высоких технологий. Это правда, что израильские университеты занимают относительно высокие места в мире, а технологический сектор процветает как никогда раньше. Но успех Израиля во всех этих областях - дело рук крошечной элиты. В сфере академических исследований занято лишь несколько тысяч человек, а в технологической отрасли - менее 10 процентов рабочей силы.

    Как предупредил профессор Дан Бен-Давид в 2019 году в своем докладе «Покидая землю обетованную: взгляд на проблему эмиграции из Израиля», именно эта элита подняла израильскую экономику в ряды самых богатых и технически развитых стран мира. Остальная часть израильской рабочей силы (грубо говоря) - это в основном бездари, чей уровень грамотности и навыки счета намного ниже среднего по странам, входящим в Организацию экономического сотрудничества и развития.

    Для технологической индустрии нехватка талантов всегда составляла проблему, что привело к росту зарплат и привлечению ресурсов из-за рубежа. Университеты только сейчас пытаются обеспечить спрос на инженерные кадры. Но проблема усугубляется тем, что немалая часть наиболее одаренных и профессионально подготовленных израильтян перебралась в США, где возможностей больше, чем в Израиле.


    О фактическом числе израильских специалистов в Кремниевой долине или Нью-Йорке можно только догадываться, а определение реальной цифры осложняется тем, что поток специалистов курсирует между Израилем и США. Но тот факт, что в Калифорнии и Нью-Йорке 40 или более «единорогов» (стартапов стоимостью 1 млрд долларов и выше) были основаны израильтянами, говорит об оттоке талантов.

    Оттекает из страны также немалое количество израильтян, принадлежащих к миру науки, и, как правило, они уезжают в Америку. Как и в сфере высоких технологий, ученые также склонны к разъездам по миру, поэтому трудно оценить, сколько из них совсем уехали из Израиля или просто проводят несколько лет за границей.

    Но цифры, собранные Бен-Давидом, удручают. В ключевых академических дисциплинах непропорционально большую долю составляют экспаты-израильтяне, занимающих должности в университетах США или Израиля. В 2019 году от 10 до 11 процентов всех израильских профессоров химии и физики работали в Америке. В компьютерных науках они составляли 21 процент, в экономике - 23 процента, а в бизнесе - 43 процента.


    Это означает, что в Израиле проводится гораздо меньше исследовательской и преподавательской деятельности, чем могло бы быть, а это может нанести ущерб фундаментальным исследованиям и подготовке следующего поколения израильских ученых, инженеров и предпринимателей.

    Разрыв между спросом и предложением на талантливую рабочую силу в Израиле будет только усугубляться. Пост-ковидный мир с бешеной скоростью движется в сторону дигитализации и расширения объема наукоемкой работы. Будет появляться все больше рабочих мест, требующих высокой квалифицикации и все меньше мест для людей без соответствующих навыков и подготовки. Даже армия, которая в Израиле является столь же важным фактором выживания, как и процветающая экономика, стала в такой же степени связана с искусственным интеллектом и другими передовыми технологиями, как и с оружием и танками.

    Израиль почивает на лаврах нации стартапов, утешаясь предположением, что еврейский мозг может преодолеть все, даже никудышные израильские школы, на которых лежит ответственность за низкий уровень наших профессиональных навыков. Но еврейские мозги функционируют одинаково хорошо как в одном месте, так и в другом. Чтобы удержать их в стране, Израиль должен прилагать на порядок больше усилий, чем сейчас.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р. На снимке: Джошуа Дэвид Ангрист с женой, профессором иврита Бостонского университета, и внучкой. AP Photo/Josh Reynolds

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend