Есть ли еще ради чего оставаться в Израиле?

Есть ли еще ради чего оставаться в Израиле?

В светском либеральном лагере атмосфера тяжелая. Возможно, беспрецедентно тяжелая. Принято считать, что Израиль пробивает историческое дно, но еще существуют большие эмоциональные отличия между разными категориями «отчаявшихся».

Одни пришли к выводу, что это «конец истории» и никуда не денешься от необходимости эмигрировать из Израиля. Другие – упрямые, они считают, что надо продолжать борьбу, что не все еще потеряно и есть поводы для оптимизма. Кто прав? Картина сложная.

По сей день создание Государства Израиль называют чудом. Наша история остается с нами, и даже спустя более 70 лет она по-прежнему свежа и актуальна. Израиль возродил еврейскую государственность и суверенитет, гарантировал дальнейшее существование еврейского народа и его цивилизации, предоставил евреям в Израиле независимость и коллективную безопасность, а евреям в диаспоре – самоуважение.

Израиль возродил иврит, создал всю свою жизнь и культуру на иврите, сформировал национальное общество с определенной степенью сплоченности и солидарности. Израиль организовал военную силу и хорошо справлялся со всеми угрозами.

Израиль достиг высокого уровня жизни, не уступающего богатым странам, и во многих отношениях израильское общество становится все более либеральным и открытым. Даже времена правления Нетаниягу не смогли нанести реальный ущерб личным свободам и правам человека.

Когда видишь, что происходит сегодня в мире, то понимаешь, что это огромные достижения. Израильское общество динамичное, яркое и интересное. Здесь не скучно. Рай для социологов. Эта интенсивность вызывает привыкание. Трудно потом от нее избавиться. Чувство принадлежности также еще очень сильно. Дом – это место, где вы чувствуете себя наиболее естественно и заботитесь о нем и о людях в нем, даже когда вы злитесь на них. Несмотря ни на что, Израиль – это наш дом.

Поэтому тем, кому важно оставаться евреем и чтобы их дети оставались евреями и говорили на иврите, кто не может остаться без чувства дома и преемственности поколений, нечего искать в эмиграции. Таких людей не пугают всякие мрачные прогнозы и апокалиптические пророчества.

С другой стороны, уже можно понять, что Израиль никогда не будет похож на так называемые нормальные демократические страны. Великий сионистский проект – от Герцля и Бен-Гуриона до Рабина – ставил целью изменить еврейский народ, «нормализовать» его, то есть превратить евреев в нормальный народ по западному образцу.

Этот проект не удался. Будем честными, наше будущее скорее напоминает нечто среднее между Турцией, Венгрией, Бразилией и Дубаем: религиозное ближневосточное местечковое государство с американскими ценностями, восточноевропейской поляризацией общества и кучей денег.

Общий знаменатель израильского общества очень неглубокий. Он не опирается на осознанный общественный договор и значительное культурное наследие. Иногда кажется, что это ненадолго. Уровень жизни высокий, но качество жизни низкое.

Качество вообще плохое почти во всех сферах: политика, состояние демократии, общественное доверие, образование, инфраструктура, транспорт, охрана природы, перенаселенность. Культуры на современном уровне, за редким исключением, почти нет – ни литературы, ни театра, ни музыки, ни архитектуры. Пустыня.

Включить телевизор или радио, развернуть газету равносильно безумию. Иногда даже страшно выходить на улицу. Раньше в таких ситуациях можно было обвинять во всем друг друга: ашкеназы обвиняли сефардов, а сефарды – ашкеназов, светские обвиняли религиозных, и наоборот. Сегодня можно сказать, что все секторы общества в равной степени способствуют раскачиванию лодки – разрушению культуры и жизни в Израиле. Каждый делает это по-своему.

Поэтому тем, кто не может согласиться на «турецкое будущее» для себя и своих детей, не согласен поступиться качеством жизни, красотой и вдохновением, нечего искать в Израиле. Иллюзии и лицемерные слова утешения не спасут.

Какой вывод? Иногда нет никакого вывода. Бывает так. Сионизм научил нас стремиться к ясному и четкому мышлению, брать на себя ответственность и принимать решения. Но нынешняя сложная ситуация принять решение не позволяет.

Тем не менее большинство из нас за границей ничего не ждет, а эмоциональные и материальные проблемы слишком сильно привязывают нас к Израилю. Каждый будет действовать в соответствии со своим здравым смыслом и способностями. А я? Я остаюсь. В основном из-за выгорания. Все еще восстанавливаюсь после двух тысяч лет изгнания и 74 лет существования Израиля.

Рами Ливни, «ХаАрец», Ц.З. Фото: Алекс Либак √

Будьте всегда в курсе главных событий:

Подписывайтесь на ТГ-канал "Детали: Новости Израиля"
Конгрессмены против "академической свободы" антисемитизма и требуют увольнения ректоров
Что пытаются замести под ковер? Компьютерная томография вскрыла факты, противоречащие отчету полиции о смерти Юваля Кастельмана
Ночь боев в секторе Газа: перестрелка с террористами в школе и в мечети
Популярное

Елена Труфанова: «Я никуда не уеду и уже ничего не боюсь». Первое интервью после плена ХАМАСа

«Нир-Оз — наш дом. Хамасовцы у меня спрашивали (они всех спрашивали): когда вы освободитесь, куда ты...

Израильтянин поднял баннер с призывом вернуть заложника – и был удален со стадиона в Ливерпуле

Элад Поттерман, выживший в резне 7 октября житель Нахаль-Оз, пришел на игру своего любимого футбольного клуба...

МНЕНИЯ