Вторник 20.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    561538_Corona_Street_Emil_Salman

    Государство провалилось, израильтяне берут борьбу с эпидемией в свои руки

    На днях один из министров «Ликуда» позвонил, чтобы поздравить с днем ​​рождения Дана Келлермана, одного из видных активистов группы «Новые ликудники». По словам Дана,  прежде этот министр никогда не снисходил до бесед с «простыми смертными» – скорее  всего, почувствовал запах праймериз.

    «Он сказал, – говорит Келлерман, – мол, я много слышал о тебе, поздравляю, это мой личный мобильный телефон». Честно говоря, первое, что пришло мне в голову в разгар этого кошмарного кризиса – у него есть время звонить мне? Но я ответил: «Послушай, мы можем поговорить с тобой только на одну тему – почему нет системы, способной разорвать цепочки инфицирования? Почему мы – единственная страна, которая в этом не преуспела? Ты должен требовать объяснения, даже если ты не министр здравоохранения. И если ты сделаешь это – народ будет тебе только благодарен. Иди с Богом и добейся ответов!»

    Разумеется, никакой реакции на призыв Келлермана не последовало, он рассказал об этом своим друзьям по движению, и тогда у них родилась идея: создать независимую систему эпидемиологических проверок на базе волонтеров, которая начнет работать после Йом-Кипура. Нечто подобное существует в Нью-Йорке: там такая система появилась во время первой волны пандемии, и она насчитывает несколько тысяч человек, включая онлайн-курс для участников и разработанную для них и внедренную специальную аппликацию.

    Чтобы продвинуть свою идею, израильтяне создали в «Фейсбуке» страницу «Тнуат миспараим» («Движение ножниц»), пояснив: «Есть только один способ избежать еще одного карантина: создание специальной системы обследования тысяч людей, позволяющей связаться с обнаруженным инфицированным в течение нескольких часов, установить тех, с кем он контактировал, и обратиться к ним просьбой немедленно отправиться в карантин, тем самым прерывая цепочки заражения».

    На странице изложены также насущные проблемы инициаторов и полезные советы: сбор пожертвований; связь в случае необходимости с ключевыми координаторами нью-йоркского проекта, чтобы посоветоваться с ними, как использовать приложение twilio; руководители волонтерских групп; перевод субтитров для онлайн-курса; изменение курса в соответствии с рекомендациями минздрава; подготовка с участием медсестры-эпидемиолога к сценарию возможной беседы с пациентом; информационная безопасность и конфиденциальность; и многое другое.

    Келлерман говорит о необходимости системного подхода и считает, что если государство не в состоянии этого добиться, следует брать инициативу в свои руки. Он говорит, что, согласно немецкому стандарту, на каждые четыре тысячи граждан нужен один опрашивающий и около пятидесяти медсестер-эпидемиологов, которые должны руководить процессом, контролировать качество проверок и давать рекомендации опрашивающим.

    Келлерман, возглавляющий отдел искусственного интеллекта и алгоритмики оборонной компании, отмечает, что хотя инициатива родилась в среде «новых ликудников», она не имеет политического характера, а нацелена на привлечение как можно большего количества волонтеров.

    «Нам нужны те, кто будет проводить опросы на других языках или в других секторах населения, таких как арабы, ультраортодоксы, эфиопы и многие другие, – говорит Келлерман. – Потому мы обратились с призывом к лидерам различных групп и сообществ. Государство демонстрирует полнейшую беспомощность. Если мы не возьмем на себя ответственность,  смертей будет слишком много».

    По подсчетам инициаторов, общая стоимость ввода в действия всей системы, включая зарплату сотрудников, составляет примерно 22 млн шекелей в месяц. Уже начат сбор денег по различным каналам. Однако Келлерман ждать не собирается: «Даже если денег нет, но мне удалось привлечь к работе тысячу волонтеров, значит, я кое-чего добился. Мне все равно, как эта система должна работать, потому что если она не будет работать – все кончено».

    Как говорит Келлерман, на данный момент различные партии и движения, к которым он обращался, никак не отреагировали и не проявили никакого энтузиазма. И все же, по его мнению, как только система заработает, появится и энтузиазм, и желание включиться.

    Келлерман также рассказывает, что на данном этапе он опирается на волонтеров, согласных работать бесплатно, но считает, что это – временная мера, и их труд должен быть оплачен, как только поступят первые деньги.

    Отвечая на вопрос, не дублирует ли его инициатива деятельность министерства здравоохранения и министерства обороны, Келлерман замечает: «Мы работаем с точностью до наоборот – не связываемся с людьми, а приглашаем тех, кого проверяли, но на кого минздрав после этого не вышел, связаться с нами. Мы опрашиваем такого человека, руководствуясь инструкциями минздрава, помогаем ему понять, с кем именно он контактировал за последнее время, уточняем имена и фамилии, записываем номера телефонов и тотчас связываемся. Выходя на связь, объясняем респондентам, что, по нашему мнению, они контактировали с человеком, которого проверяли на наличие вируса, поэтому лучше было бы взять на себя ответственность и отправиться в самоизоляцию. Мы никого не принуждаем, поскольку мы – не официальные лица. Но речь идет о вопросе личной ответственности».

    Разумеется, может возникнуть вопрос: а будут ли люди звонить сами? Келлерман отвечает утвердительно: «За последние шесть месяцев я узнал о множестве историй от разных людей, и все они говорили об одном: меня проверили, но после этого никто мне не звонил». То есть с большинством людей не связываются, но они хотели бы помочь, быть полезными. Конечно, есть и те, кто ведет себя по-иному, кто ничего не сообщает о своих контактах, опасаясь, что его родственников или друзей отправят в карантин. Но таких немного. И они не повлияют на наше намерение – изменить ситуацию, а изменить ее необходимо. И прежде всего мы хотим, чтобы люди брали на себя личную ответственность за происходящее. Если хотя бы сократить количество возможных контактов инфицированного на пятьдесят процентов,  коэффициент заражения может резко упасть. Поймите, нам не нужны большие, драматические изменения – нам нужна смена тенденции».

    Рони Линдер, TheMarker, М.К. Фото: Эмиль Сальман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend