Saturday 25.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Эмиль Салман
    Фото: Эмиль Салман

    Если человек, выходя на работу, теряет 5400 шекелей в месяц, нет шансов, что он будет работать

    Примерно половина ультраортодоксальных мужчин в Израиле решают не работать. Выбор этот принципиальный, он является выбором наиболее важной ценности, но имеется также важный экономический стимул. Освобождение ультраортодоксов от военной службы ни к чему не приведет, если оно не будет сопровождаться дополнительными мерами.

    Законопроект о призыве, одобренный на прошлой неделе правительством и регулирующий освобождение ультраортодоксов от военной службы, объясняют желанием интегрировать их в рынок труда. Но шансы, что это станет его результатом, даже когда-нибудь в будущем, небольшие.

    А вот вероятность того, что израильское общество заплатит высокую цену за нарушение равенства и готовности служить в армии (которая в любом случае уменьшается), велика. Снижение возраста освобождения «харедим» от призыва до 21 года – драматический шаг, который может дать некоторые положительные результаты только в том случае, если он будет сопровождаться дополнительными политическими мерами по интеграции ультраортодоксов. Но таких шагов не предвидится.

    Таковы исходные данные: в Израиле проживает около 1,2 миллиона ультраортодоксов, большинство из которых находится за чертой бедности. Доля работающих ультраортодоксальных мужчин составляет 52 процента, что значительно ниже, чем доля работающих не ультраортодоксов (87 процентов). Заработная плата этих ультраортодоксальных мужчин очень низкая и составляет около 56 процентов от заработной платы их не ультраортодоксальных коллег. Учитывая очень высокий уровень рождаемости (6,6 ребенка на женщину) и средний возраст в общине, равный 16 годам, очевидно, что экономическое влияние «харедим» на страну сегодня просто ничтожно по сравнению с тем, что нас ждет в будущем.

    Нет сомнений в том, что интеграция ультраортодоксов на рынок труда – это чрезвычайно серьезная задача и сложнейший вызов. Основанием для снижения возраста освобождения ультраортодоксов от военной службы до 21 года и, таким образом, для фактической институционализации полного освобождения от военной службы является, как уже говорилось, надежда на то, что это приведет к их растущей интеграции.

    Однако изучение положения ультраортодоксов и их отношения к работе показывает, что шансы изменить ситуацию освобождением от призыва очень малы. По состоянию на конец 2019 года в Израиле 91 тысяча молодых людей учила Тору в «колелях» (учебных заведениях для женатых ешиботников). 76 процентов из них были полностью освобождены от военной службы. Несмотря на это, они выбрали продолжение учебы, но не работу. Более того, попытка значительно снизить возраст освобождения от военной службы (до 22 лет) была предпринята уже в 2013 году, и ее влияние было незначительным.

    Решение не работать, принятое примерно половиной ультраортодоксальных мужчин, – это принципиальный выбор, который помимо прочего проистекает из жесткого режима контроля в общине «харедим». Но имеет место значительный экономический стимул, ведь в последние годы государство щедро финансирует этот образ жизни.

    Согласно исследованию министерства финансов, ультраортодоксальный мужчина, который покидает «колель» и идет работать, теряет пособия и помощь в размере 5400 шекелей в месяц. Из-за низкой квалификации средняя заработная плата, которую он сможет получить за пределами «колеля», хоть и выше того, что он получает как учащийся, но ненамного. В этой реальности освобождение от военной службы является второстепенным стимулом для ультраортодоксального мужчины, когда дело касается выхода на работу.

    И вот из-за небольшого и сомнительного изменения в будущем участия ультраортодоксальных мужчин на рынке труда израильское общество немедленно заплатит высокую цену. В то время как учащихся йешив фактически освободили от военной службы, остальным мужчинам-евреям в Израиле в тот же день ее даже продлили на четыре месяца.

    Пока ультраортодокс сидит в безопасности дома или в йешиве, некоторые из его сверстников встают на защиту страны и, когда понадобится, готовы пролить свою кровь за нее. Вот уже много лет желание служить в ЦАХАЛе в целом и в боевых частях в частности снижается. У этой тенденции есть разные причины, но нет сомнений в том, что освобождение от нее ультраортодоксов только усугубит ситуацию. Если даже сегодня ЦАХАЛ – это армия не всего народа, а его части, то к чему приведет официальное заявление о том, что значительная часть населения просто освобождена от обязательной военной службы? Перед тем как он отправится на призывной пункт, молодой израильтянин спросит себя, чем кровь ультраортодоксов краснее его собственной?

    Перед лицом возрастающих рисков для безопасности страны освобождение ставит под угрозу ценностную базу, на которой зиждется ЦАХАЛ, и может снизить ее возможности и устойчивость.

    Дилемма, стоящая перед государством в этом контексте, сурова. Попытки призыва ультраортодоксов пока что с треском провалились. Ультраортодоксы не участвуют пропорционально своему демографическому потенциалу в израильской экономике. Требуются серьезные действия правительства.

    Для того чтобы освобождение «харедим» от службы окупилось в будущем, правительство должно сопровождать его рядом мер, причем с двух сторон. Во-первых, требование полного среднего образования для ультраортодоксальных мужчин в качестве условия для освобождения от службы. Второе – сокращение почти до нуля государственных субсидий на ультраортодоксальный образ жизни и предоставление ультраортодоксальным мужчинам возможности интегрироваться на рынке качественного труда.

    В качестве единственного шага полное освобождение «харедим» от службы в армии – бессмысленно и не приведет к изменениям.

    Шуки Фридман, «ХаАрец», И.Н. Фото: Эмиль Салман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend