Среда 14.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    674962_Winery_Emil_Salman

    «Если бы светские израильтяне знали это, то не стали бы покупать кошерное вино»

    «Я полагаю, что если бы израильская еврейская общественность понимала, что стоит за производством кошерного вина, и ценила свою еврейская идентичность, люди не стали бы покупать кошерное вино», говорит израильский винодел Яир Маргалит, основатель винодельни «Маргалит» и один из самых уважаемых в Израиле виноделов.

    «У нас нет никаких проблем с законами кашрута, за исключением одного, согласно которому если нееврей – или еврей, как большинство граждан Израиля, но не соблюдающий субботу – прикоснется к вину или даже к сосуду, его содержащему, вино становится непригодным для питья. Что это вообще такое? Представьте себе, что еврей прикоснется к хлебу, и какой-нибудь гой скажет, что теперь из-за этого есть хлеб нельзя. Что бы мы о нем сказали? Антисемит! Расист! Но мы поступаем так не только по отношению к гоям, но и к израильским евреям, которые составляют большинство народа. Это оскорбительно, и превращает большинство из нас в евреев второго сорта».

    Эти слова Маргалита звучат в новом документальном фильме «Священное вино – ничего святого», премьерный показ которого состоялся на прошлой неделе на фестивале «Сонома» в Калифорнии. Маргалит добавляет: «Тот факт, что свободный израильский еврей, неважно, соблюдает ли он традиции или нет, выпив кошерное вино, соглашается с тем, что он по определению считается  второсортным евреем. Это заявление, свидетельствующее о том, какими видит нас та часть народа, которая устанавливает законы.  Мы не готовы это принимать. Я советую каждому еврею, которому важна его еврейская идентичность, в ответ объявить бойкот и  принципиально не пить кошерные вина, пока этот закон не будет отменен. Он не записан в Торе. Это галахическое постановление, возникшее недавно. И это - постыдный расисткий закон».

    К нему присоединяется Эли Бен-Закен, винодел из винодельни «Кастель», который говорит в фильме следующее: «Я надеюсь, что раввины еще раз хорошенько подумают, потому что тем самым они объявляют меня евреем второго сорта».  Маргалит и Бен-Закен, которым, как принято считать, принадлежит идея создания в Израиле виноделен-бутиков, производящих качественное некошерное вино, представляют два пути, из которых в последние двадцать лет вынуждены выбирать местные производители вина. «Производить кошерное вино с гарантией роста объема производства и относительной экономической стабильности (о прибыльности в секторе производств вина почти никто не говорит), или придерживаться личных идеологических принципов, ведущих к меньшим объемам производства вина и экономической уязвимости.

    Винодельня «Маргалит», основанная в 1989 году, продолжает производить некошерное вино в сравнительно небольших объемах. Винодельня «Кастель», созданная в 1992 году, в 2003-м стала кошерной и ежегодно производит сотни тысяч бутылок. По словам Бен-Закена, причина этого не только экономическая. «Этот продукт – часть культуры, и если ты производишь некошерное вино, ты обращаешься лишь  к части людей, принадлежащих к этой культуре. Не все евреи могли пить наше вино, поскольку оно было некошерным, а сегодня его могут пить и евреи, и неевреи. Для того чтобы вино вышло качественным, у меня нет необходимости прикасаться к нему, но я скучаю по дегустациям. И я утратил ощущение близости к вину, которое я делаю.  Я не жалею о моем решении, но был бы рад, будь все иначе».

    Фильм режиссера Рона Ишая повествует о новом расцвете виноделия в Израиле с начала 80-х годов прошлого столетия. В его центре – то, как, по утверждению создателей фильма, производство кошерного вина влияет на развивающуюся культуру вина. «Я люблю вино и считаю, что в смысле качества израильское виноделие достигло впечатляющих успехов, несмотря на то, что оно все еще находится в пеленках. Но я хочу поговорить о слоне, который находится в гостиной», говорит Ишай.

    Прямо из бочки

    Тем, кто не знаком с еврейской традицией, сложно понять законы кашрута в приложении к вину. Есть законы, касающиеся выращивания винограда, запреты и ограничения, связанные с его сбором и переработкой на винодельне; и правила разлива и подачи вина. Но одно из самых важных требований относительно вина заключается в том, что лишь евреи, соблюдающие субботу и не оскверняющие ее своим демонстративным нарушением, за которым скрывается неверие, прикасались к вину в процессе его производства.

    «Люди понятия не имеют, что это означает и что за собой влечет, - говорит Мор Бернштейн, консультант-сомелье, ответственная за винную карту известных ресторанов Тель-Авива и Иерусалима. - Как здесь, так и за рубежом, люди считают, что израильское вино кошерное потому, что оно производится в Израиле. Они приходят в изумление, когда оказывается, что кошерное вино должно производиться только религиозными евреями, соблюдающими субботу, и поскольку большинство виноделов в Израиле светские, им не разрешено прикасаться к винограду и вину на любой стадии производства и выдержки». В наши дни это бред и глупость, порождающие дискриминацию. Зачем нанимать на работу в винодельне молодую женщину, чья мечта - стать виноделом? Лучше взять молодого йешиботника, который будет не только работать, но и гарантирует печать раввината».

    Поскольку большинство виноделов в Израиле светские, очень многие из них при производстве вина вынуждены прибегать к помощи религиозных посредников. Виноделы дают указания, а работники и инспектора кашрута их выполняют. «Вино со вторых рук» называет его в фильме Эяль Ротем, из винодельни Clos de Gat в Иерусалимских горах, который в силу своего светского мировоззрения упорно производит некошерное вино. «Во время сбора урожая виноделы смеются над тем, что у владельцев кошерных виноделен руки - белые, - говорит Бернштейн, - потому что в течение этих нескольких недель у каждого винодела руки черно-красного цвета. Но виноделы кошерных виноделен не смеют прикасаться к ферментированному винограду».

    Все большие израильские винодельни, производящие миллионы бутылок в год - кошерные. В фильме также рассказывается о светских виноделах таких виноделен, в том числе «Виноделен Голанских высот», «Кармель» и «Дальтон», но основное внимание уделяется работе малых и средних виноделен. Многие из этих виноделен, в том числе «Кастель», «Цора», «Флам» и «Виткин», в последние годы стали кошерными. И есть винодельни, которые заявляют, что никогда не станут кошерными («Маргалит», «Кло де гат», «Шато Голан» и другие).

    «Если у вас нет печати кашрута, вы не можете продавать свое вино в супермаркетах - все маркетинговые сети, кроме «Тив Таам», кошерные, а также в отелях, ​​банкетных залах и рабочим комитетам», - говорит Ишай. «Крупные компании, в которых есть хотя бы один религиозный сотрудник, не станут во время праздников покупать у вас вино в подарок работникам, а это составляет значительную долю рынка продажи вина. Экспорт за границу мог бы решить проблему, но у Израиля еще нет репутации производителя качественного вина. В большинстве винных магазинов израильские вина представлены в категории «кошерные», а то, что на протяжении многих лет Израиль производил дешевые вина для благословения, создало стране сомнительную репутацию. «Таким образом, необходимость производить кошерные вина, чтобы выжить, действует как на внутреннем, так и на международном рынках».

    Ронит Веред, «ХаАрец», М.Р. Фото: Эмиль Сальман

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend