Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Hassan Ammar
    AP Photo/Hassan Ammar

    Еще одна проблема в Ливане: утечка мозгов

    Ливан переживает, возможно, самый страшный кризис за всю историю независимости страны. Здесь не хватает топлива и регулярные перебои с электричеством; в магазинах – дефицит продуктов; национальная валюта обесценилась, и более 50 процентов населения живут за чертой бедности. В этих условиях Ливан встал перед еще одной проблемой: утечкой мозгов, пишет Foreign Policy. 


    Первыми в таких ситуациях переезжают специалисты, предоставляющие основные услуги, такие как врачи, медсестры и инженеры, а также ученые и предприниматели. Экономисты говорят, что, несмотря на скудность данных, тенденции вызывают беспокойство. В оценке, проведенной в декабре 2020 года, Всемирный банк предупредил, что утечка мозгов в Ливане становится «все более отчаянным вариантом». 

    «Резкое ухудшение базовых услуг будет иметь долгосрочные последствия, включая массовую миграцию, – заявил Всемирный банк в июне. – Постоянный ущерб, нанесенный человеческому капиталу, будет очень трудно восстановить. Возможно, этот аспект ливанского кризиса делает его уникальным по сравнению с другими глобальными кризисами».

    За последние два года ливанцы стали свидетелями непрерывного падения своей экономики, а взрыв в порту Бейрута год назад еще больше подчеркнул некомпетентность и преступную халатность правящей элиты. Они не надеются ни на справедливость, ни на какие-либо изменения при любом правительстве с тем же политическим классом во главе. Те, кто может найти работу за рубежом или переехать к друзьям или родственникам за границу, уезжают. Отток человеческого капитала усугубит крах экономики и помешает ее восстановлению.


    Но уровень отчаяния настолько высок, что, согласно одному из опросов, 77 процентов ливанской молодежи мечтают уехать. Фактически, в арабском мире молодые ливанцы занимают первое место в списке тех, кто хотел бы покинуть свою страну, опережая 54 процента своих сверстников в охваченной войной Сирии и 58 процентов молодых палестинцев.

    По некоторым оценкам, уехали или планируют уехать 20 процентов ливанских врачей, в то время фармацевты сидят без работы после того, как закрылись сотни аптек. Продолжается и постоянный отток медсестер, многие из которых могут найти работу в странах Персидского залива. 

    По некоторым данным, полдюжины инженеров ежедневно запрашивают рекомендательные письма у своих начальников, чтобы устроиться на работу за пределами страны, а более 1500 преподавателей и сотрудников Американского университета Бейрута, в состав которого входит медицинский центр университета, покинули его за последние два года. Одна из преподавательниц университета утверждает, что 40 процентов ее коллег уже уволились, и что в этом году их число возрастет.

    Плата за обучение в школах и университетах резко возросла, в то время как экономика сократилась на огромные 20 процентов в 2020 году и, по оценкам Всемирного банка, сократится на 9,5 процента в этом году. Безработица растет, и большинство молодых людей просто не видят смысла жить в стране, где, возможно,  они никогда не смогут найти работу. 

    В банковском секторе ожидается, что число сотрудников сократится вдвое по сравнению с периодом до октября 2019 года, когда разгорелся кризис. Банковские служащие уходят не только из финансовых соображений, но и потому, что их профессия считается самой презираемой в стране после того, как банки заблокировали ливанцам возможность снять свои сбережения и переложили непосильное бремя на мелких вкладчиков. 

    Это не первая волна эмиграции из Ливана. Поколения ливанцев эмигрировали и обосновались в Африке, Америке и Европе. Самый большой исход произошел во время 15-летней гражданской войны. Когда в 1990 году война закончилась, многие ливанцы обрели надежду и вернулись, но затем снова бежали во время войны с Израилем в 2006 году. В результате сегодня диаспора почти в три раза превышает 5-миллионное население Ливана.


    В отличие от предыдущих поколений, а также сирийских соседей, сейчас ливанцы не бегут от бомб, но они говорят, что экономическое давление на них непреодолимо. Даже во время гражданской войны в стране всегда было топливо, а сегодня даже после многочасового стояния в очереди нет никакой гарантии его получить. 

    Уезжать или не уезжать – вот вопрос, который задают себе ливанские профессионалы, поскольку большинству из них трудно прожить на свою уменьшающуюся зарплату. Тем временем, наибольшее беспокойство для остального мира должно вызывать то, что наиболее уязвимые слои ливанского общества в конечном итоге прибегнут к услугам контрабандистов для переправы в Грецию. В прошлом году лодка с десятками ливанцев и сирийцев пыталась добраться до Кипра, но контрабандисты бросили ее на произвол судьбы. 

    Более половины населения Ливана сегодня живет за чертой бедности. Международное сообщество остро осознает, какие последствия эта ситуация может иметь для Европы. Недавно президент Франции Эммануэль Макрон помог собрать на международной конференции гуманитарную помощь в размере 370 миллионов долларов, чтобы помочь наиболее нуждающимся в Ливане, отчасти для того, чтобы избежать социальных беспорядков в стране, но также для того, чтобы ливанцы не стали беженцами, создав новый вызов для Европейского Союза.


    Александра Аппельберг, по материалам СМИ. AP Photo/Hassan Ammar

    Читайте также: 

    Экономика абсурда: в Ливане никто не знает, сколько стоит их валюта

    Ливан в огне: крах национальной валюты вывел тысячи людей на улицы

    “Верните мандат!”: как Ливан не справился со свободой

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend