Эрдоган озабочен, Иран ищет выгоду: как Ближний Восток реагирует на кризис вокруг Украины

Президент Турции Реджеп Эрдоган не выразил никаких признаков беспокойства после того, как на прошлой неделе шесть российских военных кораблей проследовали из Средиземного моря в Черное через Дарданеллы. Несмотря на эту демонстрацию силы, Эрдоган по-прежнему убежден в том, что Россия не вторгнется в Украину – по крайней мере, так он заявляет публично. Но непохоже, что турецкий президент обладает какой-то секретной информацией или что ему удалось заручиться каким-то обещанием Владимира Путина, с которым он встречался в нынешнем месяце.


В ходе этой встречи Эрдоган предложил свои услуги в качестве посредника между Россией с одной стороны, и Украиной и США – с другой. Так он мог бы претендовать на роль лидера, которому удалось предотвратить Третью мировую войну. Но он не тот человек, с которым Путин и Байден могли бы связать свои надежды. Оба президента предпочитают прямой диалог между собой. Сейчас оба они пытаются понять, как далеко может зайти противостояние между ними.

Вашингтон направляет войска и военную технику в соседние с Украиной страны. Россия стянула к восточной границе Украины более 100 000 солдат, и перебросила в Черное море несколько кораблей – в рамках анонсированных ранее военно-морских учений. Угрозы США и их европейских партнеров ввести жесткие антироссийские санкции, в том числе против газопровода, по которому в Европу поступает 40 процентов природного газа, не заставили Москву отвести свои войска от украинской границы или предложить какой-то компромисс. Американцы предполагают, что Путин планирует вторгнуться в Украину, свергнуть правительство Владимира Зеленского и установить марионеточный режим во главе с пророссийским президентом. После этого вся Украина, а не только ее восточная часть, стала бы частью возглавляемого Россией содружества.

Можно предположить, что Ближний Восток не будет втянут в эту российско-американскую-европейскую конфронтацию.  Но когда Байден обращается к Катару с просьбой помочь в случае прекращения поставок российского газа в Европу, Египет и Израиль выражают обеспокоенность прекращением поставок украинской пшеницы, Иран пытается использовать кризисную ситуацию в собственных интересах, а Турция готовится отвести угрозу своей экономике и региональному статусу, становится ясно, что и Ближний Восток легко не отделается. Наблюдать за разворачивающимся в Европе конфликтом через театральный бинокль не получится.

Больше всего Эрдоган опасается введения жестких американских санкций против России. Тогда ему придется выбирать сторону. Вернувшись из Киева с пустыми руками, Эрдоган в очередной раз ощутил себя загнанным в ловушку, где каждый неосторожный шаг  может стоить ему жизни.

Турецкая экономика тесно связана с Россией. В ней работают сотни турецких компаний, миллионы российских туристов проводят свой отпуск в Турции, Москва и Анкара координируют, с большим или меньшим успехом, свои действия в Сирии, и Турция закупила российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Кульминацией российско-турецкого сотрудничества стало строительство газопровода.

После того, как в 2015 году турецкие ВВС сбили российский истребитель, Турция подверглась бойкоту со стороны России, который едва не обрушил ее туристическую индустрию.  Путин также закрыл все действовавшие в России турецкие фирмы и почти полностью прекратил сообщение между двумя странами. Спустя восемь месяцев бойкота, летом 2016 года Эрдоган был вынужден подписать соглашение о сотрудничестве с Россией на предъявленных ему условиях.

Босфор вновь начинает играть значительную роль

Вопрос сейчас заключается в задействовании газопровода «Турецкий поток-2», который проходит по дну Черного моря в обход Украины. По нему природный газ из России должен поступать в Турцию, и далее – в Румынию и Венгрию. Турция рассчитывает на значительные дивиденды за этот транзит.

Против реализации этого проекта выступали и Европейский союз, и США. Очевидно, что «Турецкий поток-2» увеличивает зависимость Европы от поставок российского газа. Байден, пытаясь предотвратить российское вторжение в Украину, пригрозил санкциями против газопровода «Северный поток-2», который проходит по дну Балтийского моря – также в обход украинской территории. Говоря об этом, американский президент упомянул и «Турецкий поток». Конгресс уже одобрил введение санкций, но Байден заморозил это решение в надежде на дипломатическое урегулирование конфликта с Россией.

Но угроза нависла не только над «Турецким потоком» . Речь идет и о Стамбульском канале, который должен связать Черное и Мраморное моря в параллель Босфору. Анкара уже заявила, что на этот канал не будет распространяться действие международной конвенции о судоходстве по Босфору и Дарданеллам. В соответствии с ними Турция получает контроль над этими каналами и гарантирует свободное прохождение по ним гражданских судов в мирное время. Однако в случае начала войны конвенция предоставляет Турции право воспрепятствовать судоходству кораблей стран, являющихся ее противниками.

Москва опасается, что Стамбульский канал будет использован НАТО, а Вашингтон подозревает, что Турция позволит воспользоваться им России. Анкара обещала не превращать новый канал в военную трассу. После его ввода в строй Турция рассчитывает на ежегодную прибыль в размере 8 миллиардов долларов. Американские санкции могут ударить не только по турецким, но и по иностранным компаниям, участвующим в реализации этого проекта.

Катар поможет Байдену

В отличие от Турции, Иран рассматривает кризис вокруг Украины как возможность для улучшения собственных позиций. Со временем Иран надеется стать альтернативным поставщиком газа Европу. Обширные газовые залежи, обнаруженные в Каспийском море, могут сделать Иран крупнейшим импортером газа – но это будет возможно только в случае отмены международных санкций. Заключенная в 2015 году ядерная сделка позволяла этому варианту стать реальностью, но выход из сделки США в 2018 году сорвал иранские планы.

В минувшем месяце Тегеран заявил, что может обеспечить 20 процентов потребностей Европы в природном газе. Но пока действуют санкции, эта возможность является исключительно теоретической. Кроме того, на разработку месторождений и строительство газопровода Ирану потребуется немало времени. Российское вторжение в Украину может значительно ускорить этот процесс. Прекращение поставок российского газа в Европу может также привести к пересмотру введенных против Ирана санкций.

Единственной страной, уже извлекшей выгоду из кризиса, является Катар – обладатель крупнейших запасов природного газа. Правитель Катара обещал Байдену помочь Европе в случае, если она окажется без российского газа. Однако Доха связана долгосрочными газовыми контрактами со странами Восточной Азии, и непонятно, какое количество голубого топлива она сможет оперативно перенаправить в Европу.

Тем не менее, Катар одержал важную дипломатическую победу. В январе Байден назвал Катар важнейшим союзником США из числа не входящих в НАТО стран. Этим статусом обладают только 18 стран, в том числе еще два княжества Персидского залива: Кувейт и Бахрейн. Статус «важнейшего союзника» открывает Катару доступ к американским технологиям и сокращает ограничения на поставки американского оружия. Тесные экономические и дипломатические связи, которые Доха поддерживает с Тегераном, Вашингтону не мешают. На территории Катара расположена крупнейшая американская военная база на Ближнем Востоке.

Нефтяной кризис 70-х годов уже ушел в далекое прошлое, но он многому научил мир. Угроза газового бойкота со стороны России укрепляет статус ближневосточных стран как партнеров мощнейших держав. Кризис вокруг Украины наглядно продемонстрировал, насколько нежелательно впадать в зависимость от главного поставщика энергоносителей. Менее масштабный, но не менее угрожающий пример в этом контексте связан с Китаем.

Китай заключил 15-летний контракт на поставку природного газа из Катара, а также соглашения о закупке газа из Азербайджана и Туркмении. В соответствии с ними Китай должен получать 3,5 миллиона тонн голубого топлива ежегодно. Это предвещает острую конференцию на газовом рынке в ближайшие годы. Тесная связь с основными поставщиками газа является жизненно необходимой для крупнейших стран.

Цви Барэль, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Vladimir Smirnov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ