Sunday 23.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Turkish Presidency via AP, Pool
    Turkish Presidency via AP, Pool

    Эрдоган не так прост: падение лиры им тщательно продумано

    Заманчиво изобразить турецкого лидера Реджепа Эрдогана шекспировским злодеем, причиняющим страдания стране своей безумной экономической политикой.


    Но это не похоже на того Эрдогана, которого мы знаем. Более реалистично предположить, что он уверен, что все закончится хорошо - или, по крайней мере, он не может ошибаться.

    Безусловно, именно так турецкий лидер представляет это публично. Падение лиры, двузначная инфляция и безработица? Это небольшая цена за блестящее будущее. «Турция может впервые в своей истории проводить экономическую политику в соответствии со своими потребностями».

    Его действия, которые, как сообщается, тщательно продуманы,  отправили лиру в свободное падение. Это привело к тому, что инфляция превысила 21 процент, а иностранные инвестиции, в которых так остро нуждается Турция, иссякли. Но турецкий лидер убежден, что падение лиры скоро принесет экономические и политические выгоды. Как такое возможно?


    Экономическая политика Эрдогана - это своеобразное рагу, в состав которого входят национализм, популистская политика и некоторые неортодоксальные теории о том, что высокие процентные ставки вызывают инфляцию. Но Эрдоган также добавляет в эту странную смесь и черты традиционной экономической теории: девальвация валюты удешевляет экспорт в долларовом выражении, стимулируя производство и создавая рабочие места.

    Наряду с неудачами, Эрдоган добился некоторых успехов, которые обычно остаются незамеченными.

    Во-первых, экономика Турции растет не по дням, а по часам. В третьем квартале валовой внутренний продукт увеличился на 7,4 процента в годовом исчислении - это самый быстрый рост среди экономик G20. Эрдоган считает, что за год рост составит 10 процентов. Плоды этого роста не доходят до обычных турок, но Эрдоган, вероятно, предполагает, что в конечном итоге это произойдет, поскольку слабая лира постепенно сотворит чудеса.

    В какой-то степени это уже произошло: уровень безработицы в Турции фактически снижается, хотя по состоянию на октябрь она остается на очень высоком уровне - 11,2 процента.

    Второй элемент - это хронический профицит (положительное сальдо) счета текущих операций Турции, который долгое время был тяжелым бременем для экономики - в том числе потому, что он делает страну зависимой от иностранного капитала.

    Цель Эрдогана - использовать «слабую» лиру, чтобы увеличить турецкий экспорт и это не голубая мечта: экспорт вырос более чем на треть в ноябре по сравнению с годом ранее.


    Но стратегия «слабой» лиры Эрдогана основана на стоящих за ней политических расчетах. Он надеется, что, устранив торговый дефицит, он сможет освободить Турцию от требований международных финансовых институтов о том, что страна будет придерживаться определенных правил.

    Ни один уважающий себя авторитарный деятель не любит, когда ему говорят, что делать, особенно иностранцы. Но в случае с Эрдоганом сопротивление выходит далеко за рамки обычных претензий политиков и националистов к западным странам, указывающим им, как управлять своими государствами.

    Эрдоган рассматривает вмешательство Запада как глобальный заговор с целью задушить экономическое развитие Турции и помешать ее неизбежному подъему до статуса великой державы. По его собственным словам: « Мы видим их игру на обменном курсе и процентных ставках... С помощью Аллаха и поддержки нашего народа мы выйдем из этой экономической войны за независимость с победой».


    В своей экономической политике Эрдоган руководствуется внутриполитическими соображениями, которые полностью расходятся с правильной экономической стратегией. Если бы он придерживался традиционных экономических мер и повысил процентные ставки, чтобы остановить падение лиры и снизить инфляцию, экономика почти наверняка погрузилась бы в рецессию. Это было бы для него весьма неудобно в преддверии выборов в июне 2023 года.

    Мечта Эрдогана закрыть дефицит текущего счета и попрощаться с западными банкирами, превратить Турцию в экспортную сверхдержаву ​​и одержать громкую победу на выборах в 2023 году почти наверняка не сбудется. И это потому, что стоящая за этим экономическая идея ошибочна.

    Стратегия увеличения экспорта за счет «слабой» лиры имеет экономический смысл, но она не будет эффективна в той степени, в которой Эрдоган хочет добиться успеха. Это связано с тем, что рост мировых цен на сырье, особенно на нефть, также увеличил расходы Турции на импорт. Турецкие производители слишком зависимы от импортируемой энергии и других ресурсов, чтобы в полной мере воспользоваться «слабой» лирой; большая часть преимуществ благоприятного обменного курса съедается более высокими издержками. Индекс цен производителей в Турции в ноябре вырос почти на 55 процентов по сравнению с годом ранее.

    Эрдоган должен понимать, что шансы на реализацию его мечты очень малы, но идеологически он слишком увлечен проводимой им политикой, чтобы легко от нее отказаться, а в политическом плане у него нет иного выбора, кроме как играть в азартные игры. Небольшие успехи, на которые он может сослаться, могут еще больше затуманивать его разум. Похоже, что облегчение для населения, страдающего от издержек его экономической политики, придет только в 2023 году, если он проиграет на выборах.

    Дэвид Розенберг, «ХаАрец», В.П. Turkish Presidency via AP, Pool

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend