Суббота 23.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Kayhan Ozer/Presidential Press Service, Pool via AP
    Kayhan Ozer/Presidential Press Service, Pool via AP

    Эрдоган и Байден: сценарии американо-турецких отношений

    Президент Дональд Трамп придерживался крайне персонализированного подхода к внешней политике, поэтому при нем отношения между США и Турцией свелись, по сути, к отношениям между самим Трампом и Реджепом Эрдоганом. При новой американской администрации этому придет конец, а отношения между странами вернутся к более традиционной основе, пишет Al-Monitor.

    Судя по интервью и заявлениям Байдена за последний год, его видение представляет собой программу реформ как внутри страны, так и на международном уровне, которая будет держаться на трех столпах либерального международного порядка: свободной торговле, политической демократии и коллективной безопасности.

    Турция является предметом горячих дискуссий во внешнеполитической команде Байдена, при этом выделяются два разных подхода.

    Первый способствует сотрудничеству и примирению. Сторонники этого подхода видят в Турции важного союзника и ключевую страну на южном фланге НАТО, которую Соединенные Штаты не могут позволить себе потерять или дать ей уйти от западного оборонительного блока в сторону России. По их мнению, давление со стороны Америки и пагубные экономические санкции против Турции могут усилить авторитарный наклон правительства Эрдогана и укрепить его власть. Таким образом, Вашингтону следует любой ценой закрепить Турцию в западном оборонном блоке, используя экономические, дипломатические стимулы и стимулы безопасности, одновременно подталкивая страну к мягкому демократическому «капитальному ремонту» посредством умных действий, усиливающих оппозицию.

    Этот подход поддерживают и сторонники Эрдогана, хотя еще совсем недавно они открыто желали победы Трампу. В статье в проправительственной газете Sabah Бурханеттин Дюран, директор известного проправительственного аналитического центра, связывает недавние обещания Эрдогана провести экономические, судебные и демократические реформы в своей стране с наступлением «новой эры в международной политике» после победы Байдена.

    По мнению турецких сторонников примирения, Анкара может помочь администрации Байдена в усилиях по восстановлению трансатлантических связей и сдерживанию России в Ливии, Сирии и регионах Восточного Средиземноморья, Черного моря и Кавказа.

    Сторонники политики примирения, похоже, берут верх во внешнеполитической команде Байдена. Кажется справедливым ожидать, что администрация Байдена будет придерживаться примирительного подхода в течение первых нескольких месяцев своего пребывания у власти, чтобы проверить реакцию Анкары и соответствующим образом сформировать свою политику. Однако существует и второй подход – путь конфронтации и принуждения.

    Сторонники этого подхода, которые составляют почти треть внешнеполитической команды Байдена, верят в «стратегию палки» против Турции, которая начнется с немедленного принятия всеобъемлющего пакета санкций и будет опираться на дипломатию принуждения, включая экономические и политические меры.

    Кризисных областей в турецко-американских отношениях так много и они настолько серьезны, что Байдену и Эрдогану действительно будет трудно найти золотую середину. Можно перечислить, как минимум, девять горячих точек, которые угрожают испортить двусторонние отношения.

    Первое – не теряет остроты курдский вопрос и перспектива новой военной операции Турции против сирийских курдских групп. Байден выступает за диалог с курдами и поддерживает Партию сирийского курдского демократического союза (PYD) и ее вооруженное крыло, Народные отряды защиты (YPG), которые Анкара рассматривает как продолжение сепаратистской Рабочей партии Курдистана, которая ведет борьбу с Анкарой уже почти четыре десятилетия.

    Второе – существует расследование США против банка Halkbank, турецкого государственного кредитора, обвиняемого в помощи Ирану в уклонении от санкций США. По некоторым данным, в это были вовлечены и некоторые члены семьи Эрдогана.

    Третье – это предполагаемая активация Турцией российских систем ПВО С-400. Четыре батареи С-400 в настоящее время находятся в Анкаре и готовы к развертыванию. Вашингтон пригрозил санкциями в случае полной активации систем. Под полной активацией понимают развертывание батарей к месту их дежурства и активацию их радаров для начала отслеживания самолетов. Анкара вряд ли пойдет на этот шаг до того, как Байден займет свой пост в январе. Более того, любое решение Турции об отмене планов активизации может быть использовано в качестве разменной монеты в жизненно важных ситуациях, таких как угроза санкций против Эрдогана и его семьи или напряженность в связи с турецкой военной кампанией на севере Сирии. 

    Четвертое – обострение энергетического соперничества в Восточном Средиземноморье и Эгейском море станет еще одним вызовом для двусторонних связей. США начали расширять военное сотрудничество с Грецией и греческими киприотами на фоне сближения Анкары с Москвой. Анкара опасается, что Байден может продолжить эти усилия. Он уже обвинил Анкару в «провокационных действиях» в регионе.

    Пятое – энергетическое сотрудничество Турции с Россией, включая атомную электростанцию ​​Аккую, которую русские строят на юге Турции, вероятно, перерастет в очередной кризис с США.

    Шестое – внутренние проблемы Турции могут также усилить напряженность в отношениях с Вашингтоном на фоне ухудшающегося состояния демократии, основных прав и свобод, верховенства закона, свободы СМИ и секуляризма в стране. 

    Седьмое –  администрация Байдена вернется к институциональному диалогу с Анкарой через министерство иностранных дел, но Эрдоган может воспротивиться такой корректировке, поскольку все принятие решений теперь сосредоточено в президентском дворце.

    Восьмое – возобновившийся конфликт между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха может также вызвать трения между Вашингтоном и Анкарой, которая последовательно поддерживает Азербайджан. Более того, Байден поддержал шаги, чтобы признать геноцид армян в Османской империи. 

    Наконец, девятое – популистское использование правительством Турции антиамериканской риторики вряд ли встретит со стороны Байдена такую же терпимость, как это было во времена Трампа. 

    В общем, администрация Байдена унаследует массу серьезных разногласий с Турцией. И даже если он попытается смягчить отношения, у Эрдогана, похоже, больше нет команды, способной вывести двусторонние отношения на приемлемый уровень. 

    Более того, Москва, вероятно, усилит давление на Анкару в Сирии, Ливии, на Черном море, в карабахском конфликте и энергетических вопросах в ответ на попытки Турции сблизиться с Вашингтоном.

    В общем, похоже, в следующие четыре года Эрдогану придется балансировать между Москвой и Вашингтоном.

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: Kayhan Ozer/Presidential Press Service, Pool via AP

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend