Фото: Umit Bektas, Reuters

Семантика на службе террора и война парадоксов

Когда политические соображения сталкиваются с реальностью, сухие определения отодвигаются в сторону. США включили в черный список «Хизбаллу», но передают ракеты Ливану. Евросоюз сделал козырем признание «Корпуса стражей исламской революции» (КСИР) террористической организацией на переговорах с Ираном, а Израиль передает ХАМАСу финансовую помощь Катара.

На столе президента США Дональда Трампа оказалась просьба президента Египта Абдель-Фатаха ас-Сиси объявить «Братьев-мусульман» террористической организацией. С подобной просьбой два года назад обратился президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган: он хотел, чтобы США признали движение «Хизмет» Фетхуллы Гюлена террористической организацией. Турция сразу получила отрицательный ответ: нет достаточных доказательств, что организация Гюлена, который получил статус беженца в Америке, является террористической. А вот к просьбе египетского президента Трамп решил отнестись серьезно и передал ее на рассмотрение советнику по национальной безопасности Джону Болтону, чтобы тот начал процесс, необходимый для утверждения запроса.

Насколько решения о включении тех или иных организаций в «черный список» США основаны на убедительных доказательствах и результатах объективных соображений? Интересно изучить позиции Трампа по этим двум просьбам, а также различия между «черными списками» США и Евросоюза.

Американский список включает в себя 68 организаций и движений. Последним туда вошел в прошлом месяце КСИР. С другой стороны, европейский список включает только 21 организацию (либо только военное крылья отдельных организаций). Например, «Хизбалла» целиком включена в американский список. В то время как ЕС (за исключением Великобритании) признал террористической организацией только военное крыло «Хизбаллы», а политическое, в которое входят три министра ливанского правительства, Европа считает «законной организацией».

Разделение организаций на политическое и военное крыло может иметь критическое значение, например, в Ливане, когда эта страна запрашивает кредиты у европейских финансовых учреждений или подписывает соглашения о сотрудничестве со странами ЕС.

Хотя участие «Хизбаллы» в правительстве не является помехой для нормальных отношений Ливана с европейскими странами, США могут создать серьезные препятствия и даже заморозить военную помощь правительству Ливана. Но в апреле США передали Ливану шесть беспилотников стоимостью около 11 млн. долларов. А в феврале американцы поставили ливанской армии ракеты с лазерным наведением на сумму около 18 млн. долларов. Это объясняется желанием США помочь Ливану бороться с терроризмом и иранским влиянием. Это тот же Ливан, чьи министры являются представителями «Хизбаллы».

Турецкий парадокс

Турецкий парадокс еще сложнее. Турция определяет «Рабочую партию Курдистана» (РПК), как террористическую организацию, таковой же ее считают Евросоюз и США. Но Турция расширила определение, включив в него курдские оборонительные подразделения («пешмерга»), действующие в Сирии. Анкара требует, чтобы ЕС и США включили «пешмергу» в «черный список», поскольку, по мнению Анкары, они служат марионетками РПК и выполняют все ее указания. Тем не менее, курдские подразделения были самой серьезной военной силой в войне против ИГ в Сирии, и на их долю приходится значительная часть победы над ИГ. Соединенные Штаты, предоставлявшие этим подразделениям воздушную поддержку, обучение, оружие, боеприпасы и финансирование, считают их союзниками, находящимися под американской защитой.

Один из самых серьезных камней преткновения между Анкарой и Вашингтоном заключается в различии турецкого и американского определений. Этот спор, естественно, имеет прямое влияние на отношение Вашингтона к просьбе Турции о признании движения Гюлена террористической организацией и его экстрадиции. Если Соединенные Штаты решат включить «Хизмет» в «черный список», они будут вынуждены выдать Гюлена и других активистов, заблокировать их источники дохода и заморозить все их активы, но шансы на это невелики. Они стали еще меньше из-за решения Турции о покупке российских зенитно- ракетных комплексов С-400, вопреки принципиальной позиции США.

Нет уверенности в том, что президент Трамп удовлетворил бы просьбу Эрдогана, если бы тот не покупал российское оружие. Но нет никаких сомнений, что напряженность в отношениях между странами не прибавляет Трампу желания помочь Эрдогану сражаться с Гюленом. Это также позиция Евросоюза, который отклонил просьбу Турции о включении «Хизмета» в свой список террористических организаций. ЕС рассматривает борьбу Эрдогана с Гюленом, как преследование политического противника, где «терроризм» служит предлогом для подавления свободы мнений, массовых арестов граждан по подозрению в принадлежности к движению и нарушений прав человека.

Турция проводит кампанию клеветы против европейских стран и называет их лидеров «сторонниками терроризма» за отказ признать «Хизмет» террористической организацией в соответствии с турецким определением. При этом Турция категорически противится требованиям Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ объявить террористической организацией «Братьев-мусульман». Активисты этого движения пользуются полной свободой действий в Турции, которая считает себя их спонсором наряду с Катаром и другими странами. Поддержка Турцией «Братьев-мусульман» является, пожалуй, главной причиной глубокого раскола в ее отношениях с Египтом и в личных отношениях Эрдогана и ас-Сиси.

Между Брюсселем и Тегераном

Дилемма состоит в том, что если американская администрация и конгресс объявят о включении «Братьев-мусульман» в «черный список» террористических организаций, это создаст дополнительный источник напряженности в отношениях между США и Турцией. Трампу придется решить, что для него важнее: умиротворить Египет, Саудовскую Аравию и ОАЭ, которые считают это движение террористической организацией, или пойти навстречу Турции и отклонить просьбу ас-Сиси. Решение Трампа, конечно, будет основано на политических соображениях, а не на объективных данных и профессиональном мнении разведслужб.

Политическими соображениями продиктована и позиция ЕС в отношении КСИР. На первый взгляд, ЕС мог бы использовать аргументацию американцев, чтобы включить его в «черный список». Нет недостатка в доказательстве причастности КСИР к терактам, в том числе на европейской территории. Определение «терроризм» в соответствии с регламентом Евросоюза является достаточно широким, чтобы включить в него не только активистов, но и высокопоставленных командиров КСИР. Словом, всю организацию. Но большинство стран ЕС имеют серьезные политические возражения против выхода США из иранской ядерной сделки, и они поддерживают продолжение этого соглашения, рассматривая его, как кульминацию дипломатического успеха и доказательство того, что переговоры с Ираном могут привести к результатам в долгосрочной перспективе. США рассматривают соглашение, как провал и отказ западных держав от давления на Иран, который представляет серьезную угрозу миру и стабильности, и особенно — Израилю.

В результате некоторые европейские страны продолжают – без особого успеха – внедрять альтернативный механизм, созданный для обхода американских санкций, чтобы побудить Иран вести переговоры по другим вопросам, таким как замораживание программы баллистических ракет и поддержка «Хизбаллы». Эта стратегия не позволяет Евросоюзу включать КСИР в список террористических организаций, потому что он является иранским официальным правительственным органом. До сих пор не было прецедента, чтобы правительственное подразделение считалось террористической организацией. Предполагается, что американское решение коснется примерно 11 млн. иранских граждан, из которых более 300 тыс. служат в КСИР и в ополчении «Басидж». Сотни тысяч людей работают на промышленных предприятиях и в коммерческих компаниях, принадлежащих КСИР.

Однако, помимо формального аспекта, включение КСИР в «черный список» ЕС уничтожит последние шансы сохранить ядерную сделку. Американское решение включить КСИР в список террористических организаций имело немало противников в госдепартаменте и Пентагоне, а также среди американцев, которые служат в Персидском заливе и в Ираке. Некоторые из них связывают это решение с серией шагов Трампа, направленных на укрепление Биньямина Нетаниягу — таких, как признание Голанских высот израильской территорией и признание Иерусалима столицей Израиля. Либо это — желание бросить кость Саудовской Аравии, которая подверглась резкой критике со стороны конгресса за убийство журналиста Джамаля Хашогджи и бесконечную войну в Йемене. В любом случае, источники в американской администрации затрудняются объяснить, почему Трамп принял это решение именно сейчас, ведь Иран десятилетиями находится под прицелом войны с терроризмом.

«Объявление той или иной структуры террористической организацией – это прежде всего политическое заявление, чье практическое значение ограничено, — сказал европейский дипломат. – Большинство организаций, включенных в эти списки, не держат счета в европейских или американских банках. Закон США гласит, что террористическая организация может быть только неамериканской организацией, в то время как американские организации и движения, которые подстрекают к терроризму на расовой или религиозной почве, пользуются защитой закона и в некоторых случаях даже президент смотрит на их деятельность сквозь пальцы».

Доказательством тезиса, высказанного этим европейским дипломатом, могут служить отношения Израиля с ХАМАСом. Его определение, как террористической организации, не помешало Израилю одобрить передачу ему финансовой помощи от Катара, чтобы добиться спокойствие и прекращения маршей вдоль забора. Это – тот самый Катар, который поддерживает «Братьев-мусульман» и не признает законность президента ас-Сиси. Тот самый Катар, который является врагом Саудовской Аравии и ОАЭ, а также союзником Турции и Ирана.

Сможет ли президент Трамп сказать, что Катар – спонсор террора из-за его поддержки ХАМАСа или «Братьев-мусульман» (если они все-таки будут включены в список террористических организаций)? В Катаре у американцев самая большая военная база на Ближнем Востоке, и война Трампа с терроризмом должна будет как-то решить эти дилеммы.

Цви Барэль, «ХаАрец», Ц.З. К.В. 

Фото: Umit Bektas, Reuters


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend