Фото: Jorge Adorno, Reuters

Турция: знакомый призыв «поравалить»

После попытки государственного переворота против президента Реджепа Тайипа Эрдогана, по меньшей мере, четверть миллиона турок покинули страну, опасаясь преследований властей и экономического кризиса. Согласно журналистскому расследованию The New York Times, многие из эмигрантов – студенты и ученые, а также состоятельные предприниматели и финансисты, которые продают всю собственность и уезжают со своими семьями и деньгами.

«Утечка мозгов реальна», – предупредил Ибрагим Сиркачи, директор департамента исследований переходного периода в лондонском университете. Он и другие эксперты считают, что эта тенденция выглядит, как фундаментальное изменение общества, угрожающее вернуть Турцию на несколько десятилетий назад. Утечка человеческого и экономического капитала свидетельствует о растущем сопротивлении вИдению Эрдогана за 17 лет его правления и отчаянии его соперников и противников.

По данным Национального статистического института Турции, около 201 000 граждан покинули страну в 2018 году, что стало резким увеличением по сравнению с 2017 годом, когда эмигрировали 69 000 человек. За прошедшие годы сотни тысяч людей, в том числе многие ученые и преподаватели, были арестованы и уволены с государственной службы и из сил безопасности, параллельно с падением стоимости лиры и огромными доходами семьи Эрдогана и его окружения. Они оттеснили светскую элиту впервые после создания республики почти сто лет назад.

«Мы продаем все», – сказала Марва Биндир, успешный дизайнер из престижного стамбульского района. Она решила уехать в Лондон, закрыв то, что осталось от ее семейного бизнеса в Стамбуле, и продать свой четырехэтажный дом.

38-летняя Биндир была одной из тысяч людей, вышедших на улицы в 2013 году в знак протеста против плана Эрдогана по реконструкции площади Таксим в Стамбуле, но она была травмирована насилием. Ее город больше не безопасен для нее. «Вы не можете справиться со всей этой яростью и насилием, – сказала Биндир. – Если у вас было что-то хорошее, и вы видите, что оно рушится, это безнадежный путь».

Эрдоган называет демонстрантов «террористами», и многие из них покинули Турцию из-за подавления оппозиционного движения. С тех пор Эрдоган взял курс на авторитарный режим, разгромив своих противников.

Тысячи граждан Турции подали документы на рабочую визу в Великобританию, Грецию, Португалию или Испанию, которые предоставляют иммигрантам вид на жительство, если они приобретают определенные активы. За последние три года число заявлений о предоставлении политического убежища турецким гражданам в Европе удвоилось.

Технически, просьба Турции о вступлении в Евросоюз все еще существует, но расстояние между ценностями ЕС и Анкары никогда не было таким большим. Остановка потока иммигрантов в Европу по-прежнему является одним из козырей, которые Эрдоган держит в рукаве.

Две наиболее заметные группы, с которыми борется режим Эрдогана – это сторонники проповедника Фетхуллы Гюлена и те, кто связан с курдским сепаратизмом. Десятки тысяч учителей и ученых, которых сочли сочувствующими проповеднику, живущему в США после разрыва между ним и его бывшим партнером Эрдоганом, были отстранены от работы после переворота. Движение Гюлена назвали «террористической организацией», хотя на Западе его участие в попытке переворота, к ужасу Эрдогана, ставится под сомнение.

Одна из главных целей Эрдогана – добраться до Гюлена, и правительство Турции оказывает значительное давление на администрацию США, чтобы способствовать этому. По разным данным, президент США Дональд Трамп всерьез обдумывает выдачу Гюлена, хотя есть множество юридических трудностей. Будущее проповедника, живущего уже десять лет в своем доме в Пенсильвании, является одной из причин давнего кризиса между Соединенными Штатами и Турцией, который остается неразрешенным после задержки вывода американских войск из Сирии. Сотни учителей подписали петицию, призывающую положить конец войне против курдского подполья на юго-востоке страны. Хрупкое перемирие между армией и Рабочей партией Курдистана (РПК) прекратилось в конце 2015 года, и многие подозревают, что президент хотел сорвать мирный процесс, чтобы оправдать жесткий подход к оппонентам.

На месте старых слоев населения Эрдоган пытается создать в Турции более консервативное и религиозное общество в рамках своих региональных амбиций и ностальгии по временам Османской империи. Районы на севере Сирии, в которые турецкая армия вторглась в ходе двух операций против курдов, в последние годы были де-факто оккупированы Турцией, там изучается турецкий язык и насаждается турецкая культура. Эрдоган развернул вооруженные силы на базах в Катаре и Сомали, и ведет лобовую борьбу против Саудовской Аравии, которая конкурирует с ним за лидерство над суннитским и мусульманским миром в целом.

Один из беженцев – математик Икер Бирбиль, обвиненный в совершении преступлений, связанных с безопасностью, после того как он подписал петицию о мире с курдами. Он переехал в Голландию, и предупреждает о долгосрочных последствиях массового исхода.

«Люди, которые уезжают, не возвращаются, – сказал он. – Это беспокоит Турцию. Я получил так много писем от студентов и друзей, пытающихся покинуть страну».

Свою постоянно меняющуюся родину покидают не только ученые и интеллектуалы, но и богатые предприниматели. Годовой отчет Банка «Апрасия» показал, что в 2016 и 2017 годах 12 000 миллионеров (12 процентов богатых жителей страны) перевели свой бизнес за границу. Они боятся, что станут следующей жертвой, потерявшей все, что строили на протяжении поколений.

Большинство уехавших миллионеров переселились в Европу или Объединенные Арабские Эмираты, которые наряду с Саудовской Аравией не скупятся на критику политики Эрдогана. Стамбул, коммерческое сердце Турции, является одним из семи ведущих городов мира по числу эмигрирующих оттуда состоятельных людей. Это очень тревожный знак для президента, которому нужны деньги инвесторов для финансирования его грандиозных проектов, отдающих мегаломанией.

«Если мы посмотрим на крах крупных государств на протяжении всей истории, обычно он начинается с массовой эмиграции владельцев капиталов», – говорится в одном из исследований о том, что ожидает Турцию в обозримом будущем.

В августе прошлого года лира пережила девальвацию и упала до исторического минимума после санкций, введенных администрацией Трампа в ответ на арест американского проповедника Эндрю Брансона. Эго президента Турции не позволило ему открыто признать поражение, поэтому он ждал подходящего момента и решения «независимой системы правосудия», чтобы освободить Брансона. С тех пор санкции были сняты, и валюта восстановилась, но действия Эрдогана не добавили ему престижа.

В последние годы в различных частях света агенты турецкой разведки похищают диссидентов, обвиняемых в поддержке Гюлена, а также следят за ними через дипломатические миссии Турции. Равный султану президент не пропускает и спортсменов.

Один из них, баскетболист Анас Кантар, играющий в «Нью-Йорк Никс», не скрывает своей неприязни к турецкому президенту, которого он называет «Гитлером нашего времени». Его открытое и переданное по телевидению противостояние с Эрдоганом стоило ему вынужденной ссылки в Америку, которую Кантар отказывается покинуть. Летом 2017 года он чуть не попал в засаду турецких агентов, которые следовали за ним из Индонезии до Румынии. Его семья платит высокую цену, но он отказывается хранить молчание. В этом месяце Кантар снова попал в заголовки газет после отказа присоединиться к лондонскому туру своей команды. Причина: страх, что люди Эрдогана его убьют. Даже предполагая, что страх Кантара чрезмерен – хотя невозможно исключить вероятность того, что Эрдоган знает, как ликвидировать диссидентов в изгнании, – именно этот страх много говорит о новом обществе, созданном президентом Турции по своему образу и подобию.

Гай Альстер, Walla, Л.К. К.В.

Фото: Jorge Adorno, Reuters


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend