Фото: Benoit Tessier, Reuters

Обвинение: читал книгу

«Поначалу это выглядело, как обычный обыск. 11 сентября около шести часов утра на пороге моей квартиры в Анкаре появились полицейские из подразделения по борьбе с террором. Они вошли, просмотрели мои книги, среди которых обнаружилось несколько предосудительных (в основном – турецких левых авторов), после чего я был арестован». Это – первый абзац статьи австрийского журналиста Макса Цирнгаста, опубликованной 31 ноября в «Вашингтон пост» – газете, с которой сотрудничал и Джамаль Хашогги.

«В первый день после ареста ничего интересного не происходило, – продолжает Цирнгаст свой рассказ. – Меня посадили в обычную камеру. Ночью я спал на деревянной доске под тонким одеялом, без подушки. Было очень холодно, а лампа над моей головой горела 24 часа в сутки. Еды давали мало, и она была холодной. Спустя несколько дней у меня начались расстройство желудка и спазмы в животе». Следователи спрашивали Цирнгаста о найденных в его квартире книгах, о его связях с курдами и левыми организациями в Турции. В эти дни австрийский журналист ждет решения прокурора относительно того, предстанет ли он перед судом по обвинению в «поддержке террора» или нет. За «поддержку террора» сидит большинство турецких политзаключенных.

Правительство Австрии пытается вызволить Цирнгаста из-за решетки. На прошлой неделе канцлер Себастьян Курц призвал турецкие власти незамедлительно освободить журналиста. Но реальных инструментов давления на Анкару у Австрии нет. Иное дело – Соединенные Штаты, которые, пригрозив санкциями, смогли добиться освобождения священника Эндрю Бронсона. И все же, у Цирнгаста гораздо больше шансов оказаться на свободе, чем у 239 арестованных турецких журналистов. Иностранцам, по крайней мере, пытаются помочь их правительства. Их турецких коллег бросило за решетку собственное государство. Им трудно рассчитывать на широкую международную поддержку. На все обращения по этому поводу Турция отвечает, что речь идет о ее внутренних делах и борьбе с террором. Все попытки оспорить эти утверждения Анкара резко пресекает: «Тот, кто критикует Турцию за аресты террористов, сам пособничает террору».

Но не только слово «журналист» стало синонимом «террориста». На прошлой неделе турецкий суд приговорил к 26 месяцам лишения свободы одного из лучших невропатологов страны. 79-летний профессор Генджай Гурсуй оказался в тюрьме из-за того, что три года назад подписал петицию с призывом к примирению с курдским меньшинством и возобновлению переговоров с его представителями. Свои подписи под этим обращением поставили 1100 турецких интеллектуалов. Оно было опубликовано после операции турецкой армии в Диярбакыре, в ходе которой была разрушена значительная часть исторического центра города. Гурсуй мог добиться смягчения приговора, если бы выразил раскаяние в содеянном. Но на суде он заявил, что ему не в чем каяться. До самого ареста пожилой профессор продолжал писать статьи, критикующие действия правительства. Они были приобщены к следственным материалам, доказывающим, что подсудимый не достоин снисхождения.

В списке знаменитостей, осужденных за «террористическую деятельность» или «попытку нарушить конституционный строй» – и немецкая певица курдского происхождения Сейда Инадж. Она была арестована в городе Эдирне во время предвыборной кампании в июне прошлого года, за сотрудничество с одной из выступающих в поддержку курдов партий. Ей было предъявлено обвинение в членстве в курдской Рабочей партии (PKK), которая считается в Турции террористической организацией. В минувшем месяце Инадж была приговорена к шести годам лишения свободы.

Аресты знаменитостей приводят к появлению нескольких громких заголовков в западной прессе. Но за ними забываются преследования тысяч турецких журналистов, писателей, судей, учителей и ученых, которые уже отбывают заключение или все еще ожидают суда. Никто не вспоминает о том, что два года назад в Турции были закрыты 29 издательств и уничтожены десятки тысяч книг. Тысячи библиотек были вынуждены снять со своих полок книги, которые власти решили запретить. Полицейские изъяли тысячи книг из книжных магазинов, которые теперь с величайшей осторожностью отбирают новый товар – он не должен подводить покупателя под статью о поддержке террора.

В рейтинге свободы слова, составленном организацией «Журналисты без границ», Турция заняла 157-е место из 180-ти. Даже Беларусь и Россия заняли более высокие места. Ниже Турции в таблице расположились только Саудовская Аравия, Иран, Египет, Ирак и еще несколько государств, не стремящихся к вступлению в Евросоюз. Но в их отношении мир уже отчаялся – никто не надеется на скорые перемены в этих странах. С Турцией все обстоит по-другому – Эрдогана по-прежнему пытаются уговорить взять более либеральный курс. Евросоюз предостерегает, что политические преследования противников режима сокращают шансы Турции на вступление в ЕС, но никто не угрожает Анкаре санкциями, подобными тем, которые некоторые государства ввели против Саудовской Аравии. Как известно, недавно американский конгресс принял решение о прекращении поставок оружия этой стране.

Цви Барэль, «ХаАрец», Б.Е. К.В.

Фото: Benoit Tessier, Reuters


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend